...Несогласие в собственных рядах есть смертоноснее за враждебные мечи, а внутренние разногласия открывают двери иностранным захватчикам.
Карл Густав Эмиль Маннергейм, государственный и военный деятель Финляндии, президент Финляндии

(Не)делимость украинцев

Недавно в Киеве состоялась дискуссия, которая породила больше вопросов, чем дала ответов
24 января, 2020 - 10:54
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

Накануне Дня Соборности Украины в Киеве состоялась публичная дискуссия «Разделанная ли мы нация?» с участием украинских интеллектуалов: писательницы Оксаны Забужко, публициста Виталия Портникова, историка Валентины Пискун и новоиспеченного председателя Института национальной памяти Антона Дробовича. Начиная с обретения независимости в 1991 году проблема единства (разделенности) украинцев традиционно поднимается по случаю Дня Соборности Украины на разнообразных медийных и интеллектуальных площадках. Впрочем, сегодня вынесенный в титул этой дискуссии вопрос (как и, шире говоря, публичная дискуссия на эту тему) выглядит скорее данью традиции.

Дело в том, что в течение последних нескольких лет — и это подтверждают данные социологических исследований — поляризованность взглядов украинцев значительно смягчилась (очевидно, роль сыграла и потеря части территорий, у жителей которых были в значительной степени пророссийские настроения). Во всяком случае сегодня есть все основания поднимать вопрос о нашей стратегии и дальнейших целях, которых способна достигать консолидированная нация (в противовес значительно более разъединенной образца середины нулевых). Следовательно, постановка вопроса о разделенности украинцев сегодня выглядит скорее как повторение (трансляция) российских месседжей. (В этом контексте целесообразно вспомнить и о том, что весь пафос новогоднего обращения президента Зеленского, в котором он размышлял о принципах единства украинцев, по сути, исходил из его представления о нашей разделенности. В целом, это дает основания поднимать вопрос об адекватности понимания Зеленским этапа нациетворения, на котором находится украинская нация).

Собственно говоря, и участники описываемой дискуссии обратили внимание на ее противоречивое название. В частности, Оксана Забужко отметила то, что термин «разделенность» имеет несколько иной формат, и в контексте этого обсуждения она бы предпочла им не пользоваться. «На мой взгляд, — отметила писательница, — это все-таки сообщение не нашего происхождения».

В конце концов, вряд ли организаторы мероприятия не осознавали противоречивость названия, потому, вероятно, что его целью было привлечь внимание общества. И если так, то это сработало. Еще за полчаса до начала дискуссии (которая проходила в помещение Музея революции Достоинства в Доме профсоюзов) в зале был полный аншлаг.

С легкой руки модератора дискуссии, историка и телеведущего Александра Зинченко заявленная тема была рассмотрена с нескольких углов зрения. В частности, что касается разделения по линии национально-культурной идентификации и по линии общественно-политических ценностей. Присмотримся поближе.

УКРАИНСКАЯ НАРОДНАЯ РЕСПУБЛИКА — УПУЩЕННЫЙ ШАНС ИЛИ ИСПОЛЬЗОВАННАЯ ВОЗМОЖНОСТЬ?

«102 года назад была провозглашена Украинская Народная Республика. Но этот шанс мы тогда упустили. Не повторяем ли мы вдруг те же ошибки? Разделенная ли мы нация?» — таким вопросом пригласил модератор к разговору участников дискуссии.

Оксана Забужко стала первым оратором, решительно не согласным с озвученным тезисом. По словам писательницы, она любит отчитывать сюжеты на более длинную дистанцию.

«Я не считаю, что 102 года назад мы упустили шанс. Я верю тем украинским интеллектуалам, которых мы до сих пор за 28 лет не прочли, не вытянули из запасников, и, соответственно, нам легче жить чужими аналогиями, чем теми программами, которые наши предшественники в формате нациетворческих элит уже были прописали. И это далеко не самые глупые люди по стандартам тогдашней Европы. Но если этого не знать, то ты, соответственно, неоднократно будешь хвататься за какой-то поиск более прописанных аналогий, и эти аналогии будут оказываться чужими», — заметила Забужко.

Говоря об интеллектуальной предусмотрительности предшественников, которые умели мыслить на длинные дистанции, писательница привела пример Михаила Драгоманова с его идеей «фатально национальных краевых задач», которые еще с XVII века Украина должна была для себя решить. Мнение мыслителя заключалось в том, что некоторые из экзистенциональных задач украинцам удавалось выполнять даже под чужой властью и чужими руками. К таким задачам он относил устранение турецкой угрозы и выход к морю (это было сделано руками России) и освобождение украинских этнических земель от поляков (это на время, когда он писал, еще сделано не было). И, по мнению М.Драгоманова, заметила Оксана Забужко, устранение россиян из Украины было третьей по важности задачей, к которой невозможно было в полной мере перейти, не решив двух предыдущих. По словам писательницы, современным украинцам не нужно недооценивать ум предшественников, а, наоборот, «считывать» его.

«Еще 120 лет тому назад Украины — ни как культурного, ни как политического фона — не существовало — только в сознании этих интеллектуалов. Поэтому я не считаю, что мы профукали свой шанс, — резюмировала Забужко.

Другой участник дискуссии Виталий Портников также отметил то, что период УНР не был упущенным временем. По его словам, если бы не было Украинской Народной Республики, украинских политических партий и украинской борьбы, у большевиков, которые пришли к власти в России и оккупировали Украину, была бы совсем другая социальная база. А так у них этой социальной базы практически не было. Именно поэтому они вынуждены были пойти на коалицию с украинской коммунистической партией боротьбистов и согласиться на образование УССР.

«ДВЕ УКРАИНЫ»

Модератор Александр Зинченко привел пример Польши 1920-1922 годов, когда произошло убийство первого польского президента  Габриэля Нарутовича, имевшего литовское происхождение. Для многих поляков в тот момент он был «неправильным» президентом, что вызвало разделение польского общества. Поэтому, говоря об уроках истории, модератор поинтересовался, насколько этот пример может служить аналогией к нынешнему положению политической «разделенности» граждан в Украине.

Историк Валентина Пискун, отвечая на вопрос о схожести настроений тогдашних поляков и современных украинцев, выразила мнение, что они по своей сути очень похожи — и в выборе нации, который может характеризоваться отсутствием здравого смысла, и в отношении к геополитике.

Со своей стороны Виталий Портников заявил, что не видит аналогии между историей тогдашней Польши и современной Украины, и отметил, что эта история не имеет к Украине никакого отношения, поскольку, по его словам, такая разделенность не является уникальным явлением и присуща многим странам.

В этом контексте публицист вспомнил польского политического деятеля маршала Юзефа Пилсудского, который в свое время говорил о «двоих Польшах» в Польше, которые, по убеждениям Портникова, остались и до сих пор. Он ему противопоставил Романа Дмовского — политического оппонента Пилсудского с другими политические взглядами. Однако их объединяло то, что оба были поляками и боролись за Польшу. В Израиле, отметил Портников, была такая же история, когда правые и левые сионисты уничтожали с автоматами в руках друг друга и придумывали друг против друга ужасные мифы, которыми пользовалась потом вся антисемитская и антиизраильская пропаганда в мире. Поэтому это, по словам публициста, типичная ситуация не только для Украины.

Портников заметил, что даже в украинском политическом ядре современные украинцы, у которых, казалось бы, общая идея, как и 100 лет назад, в каком-то смысле разделены между собой. В этом контексте публицист привел пример исторических личностей: «Винниченко, который считал Петлюру фашистом; и Петлюры, который считал Винниченко безумцем».

Однако, несмотря на некоторые расхождения во взглядах, Портников считает укараинскую политическую нацию единой, и в то же время противопоставляет ей сторонников идеи «русского мира» в Украине, которые, по его словам, тоже едины и преставляют угрозу для нашей нации.

«Наша проблема в том, что и сторонники одной идеи, и сторонники другой могли бы бороться, и какой-то из двух проектов (украинский или русский) должен был бы выиграть. Но они разъединены большим количеством людей, для которых эта страна — не Украина и не Россия, а просто территория потребления. Ни один социолог не ответит на вопрос, сколько этих людей, но в принципе президентские и парламентские выборы 2019 года ответили. Они оставили в дураках и сторонников будущего Украины, и сторонников идеи, чтобы здесь была Россия».

Публицист убежден, что тот проект Украины (украинский или российский), который выиграет, «отберет детей» у той группы, которым сегодня все безразлично.

Какой истории герои нам нужны — украинской или советской?

Не обошлось во время дискуссии и без жаркой дискуссии.

Новоизбранный председатель Института национальной памяти Антон Дробович высказался за концепцию инклюзивной памяти народа, то есть памяти об «общей истории» украинцев и других народов на территории Украины. Правда, участникам дискуссии так и не удалось точно узнать, что же такое в понимании главы института эта «общая история» и о каких именно исторических персонажах идет речь.

«Когда я говорю об инклюзивной истории, то имею в виду подход, который включает забытые, затертые истории. Который показывает, что у человека из Донецка, Одессы, Бахмута, Киева есть много общих вещей. Он включен в культурный контекст. Есть разные люди и исторические факты, которые специально забывались и табуировались. Люди смотрели на историю Галичины как на чисто эксклюзивный проект. Поэтому мы должны «включить» его в нашу общую историю», — заявил Дробович.

Конечно, на эту беседу бурно отреагировал и зал, и спикеры.

«Для меня всегда было дикостью, когда украинцы говорили, что у нас могут быть героями как те, кто боролся за Украину, так и те, кто боролся против Украины. Человек, который боролся против украинского государства, — предатель. Конечно, можно считать Ивана Кожедуба, летчика, героем Второй мировой войны. Но он герой не украинского народа, а советской истории», — сказал Виталий Портников.

Поэтому, по словам публициста, Институт национальной памяти должен быть об украинском, а не о том, как украинцы развивали чужие империи.

«Я призываю всех творить украинский мир. Это должно быть нашим ответом на те вызовы, которые существуют. Украинский мир сегодня — это не аналог «русского мира», потому что «русский мир» утверждается танками, диверсантами, пропагандой. А украинский мир — это мир нашей с вами цивилизации. Это то, о чем мы говорим, это то, на каком языке мы общаемся, это то, о чем мы помним в украинской культуре», — сказал публицист.

***

Подводя итоги обсуждения, Валентина Пискун также прибавила, что Украине нужно модернизироваться во всех областях жизни.

«И модернизация эта должна пройти первую стадию — это модернизация самосознания. Если мы этого не сделаем, то никакая инструментальная модернизация нас не спасет, потому что инструментальная модернизация лежит внутри наших голов», — отметила она.

Собственно, это то, о чем уже много лет говорит главный редактор газеты «День»: идентичность и модернизация — как концепт, требующий практического воплощения.

Мария СТУКАНОВА, «День»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ