Вся история человечества - это борьба государств веры с государствами сомнения - во имя победы веры.
Юрий Липа, общественный деятель, писатель, поэт, публицист, автор украинской геополитической концепции, идеолог украинского национализма

Недостижимый собственный дом

На седьмой год войны только 10% переселенцев получили личное жилье при поддержке государства
27 ноября, 2020 - 11:36

Вопрос собственного дома для переселенцев всегда стоит на первом месте среди проблем, которые приходится им решать. Кто-то уехал из восточных регионов сразу после начала боевых действий, кто-то некоторое время жил у родственников, надеясь на скорейшее возвращение, но со временем все равно вынужден был покинуть родные края.  Сейчас таких людей — почти полтора миллиона.  Их не принято жалеть, но поддержать — стоит, тем более на государственном уровне, чтобы люди имели уверенность, что, несмотря на войну, они не остались со своими проблемами один на один.

На самом деле ситуация с обеспечением жильем внутренне перемещенных лиц сейчас такая же, как в начале конфликта.  Ни долгосрочных стратегий, каким образом это жилье строить и предоставлять, ни должного финансирования, ни действенных программ компенсации за разрушенное и поврежденное жилье до сих пор нет. Об этом заявляют не только общественные организации, которые все это время занимаются проблемами ВПЛ, но и Офис омбудсмена ВРУ по правам человека.

«НА МЕСТАХ ОТСУТСТВУЮТ ЦЕЛЕВЫЕ ПРОГРАММЫ ДЛЯ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ»

На днях в Офисе Уполномоченного ВРУ был представлен доклад «Внутреннее перемещение: разработка длительных решений», который подготовили на основе исследования проекта Совета Европы в Украине по проблеме обеспечения доступа внутренне перемещенных лиц к жилью и реализации ими права на жилье. Отчет еще раз продемонстрировал, что жилищные вопросы решаются государством очень вяло.

«Этот доклад должен стимулировать нашу власть решать проблему быстрее.  За все время внутреннего перемещения ни на общегосударственном, ни на местном уровне не появилось средне- и долгосрочных решений для решения проблем ВПО, — отмечала Омбудсмен Людмила Денисова. — Для ВПЛ основные условия успешной интеграции — это жилье, постоянный доход и занятость. 60% ВПЛ живут в арендованном жилье, из них 27% отмечают о рисках выселения из этого текущего жилья из-за невозможности платить арендную плату.  На государственном уровне до сих пор нет официальных данных о потребностях ВПЛ в жилье, отсутствует информация о количестве переселенцев, которым жилье было предоставлено при поддержке государства или органов местного самоуправления.

По меньшей мере 2% лиц проживают в местах компактного проживания которые были сформированы в 2014—2015 годах. Срок использования этих домов — не более трех лет. Таких мест у нас пока 170, там проживает семь тысяч человек. Часть этих помещений — это частная собственность, и из-за отсутствия механизма государственной компенсации за использование таких помещений между собственниками и ВПЛ не прекращаются конфликты. До сих пор не решен вопрос содержания и реконструкции транзитных городков, построенных в 2015 году. Что происходит на местах — работают 123 жилищные программы, но отсутствуют целевые программы, целью которых является обеспечение жильем именно ВПЛ. Это все нарушает резолюцию Совета Европы по решению имущественных вопросов беженцев и ВПЛ, согласно которой государство должно гарантировать своевременное и эффективное восстановление права доступа к жилью, земле и имуществу».

В ГОД НУЖЕН МИЛЛИАРД

Напомним, сейчас действуют две программы, которые дают возможность получить новое жилье или построить дом при поддержке государства. Первая — «Доступное жилье», когда государство платит 50% стоимости строительства (приобретения) жилья и / или льготного ипотечного жилищного кредита с возможностью получения дополнительного кредита в банке. Вторая программа — льготное кредитование участников АТО и ВПО, которые могут получить государственный кредит для приобретения квартиры в многоквартирном жилом доме или одноквартирного жилого дома с процентной ставкой в размере 3% годовых (для военнослужащих, резервистов и военнообязанных — беспроцентно, но лишь на время прохождения службы).

Обе программы имеют спрос, но опять же — реализация пока вызывает вопросы. Среди комментариев к докладу были замечания, мол, об ипотеке переселенцы мечтают уже шесть лет, а приобщиться к имеющимся государственным программам льготных кредитов или жилья нереально, потому что заработки семей ВПЛ такие, что это далеко не всем доступно.

Во время онлайн-презентации доклада омбудсмена Дмитрий ЛУБИНЕЦЬ, председатель Комитета Верховной Рады Украины по правам человека, деоккупации и реинтеграции временно оккупированных территорий в Донецкой, Луганской областях и Автономной Республики Крым, города Севастополя, национальных меньшинств и межнациональных отношений, комментировал, что программа льготных кредитов вызвала большой интерес от ВПЛ, на данный момент в ней зарегистрировалось 16000 семей. Но получить помощь от государства смог только 901 человек, потому что из госбюджета не поступают средства в нужном объеме.

«Если говорить о приблизительных расчетах, то ежегодно нужно выделять не менее 1 млрд грн, чтобы через некоторое время обеспечить потребности по крайней мере этих зарегистрированных семей, — добавил парламентарий. — Вообще сейчас более 60% ВПЛ снимают жилье, 16% проживают с родственниками, 5% — в общежитиях, 3% — в центрах компактного проживания, и только 10% за это время стали собственниками своего жилья на новой территории после переезда».

«ОТСУТСТВИЕ ЖИЛЬЯ ВЛИЯЕТ НА ИНТЕГРАЦИЮ»

Кроме сухих цифр, в тексте доклада омбудсмена приведены конкретные примеры из регионов, которые свидетельствуют об имеющихся жилищных проблемах. На свободной территории Донетчины проживает полмиллиона переселенцев. В Донецкой ОГА отмечают, что на начало военных действий местная инфраструктура не была готова принять большое количество перемещенных лиц.  Сейчас определенные сдвиги есть, но на самом деле это капля в море.  За все эти годы на уровне области смогли приобрести 224 квартиры — и только для временного проживания. То есть рано или поздно семьям придется отсюда уезжать, а как же тогда работа, которую они, вероятно, нашли около этого временного дома, школы / садики / кружки, новые знакомые... О какой интеграции в обществе может идти речь, если у людей нет ощущения, что  все это стабильно и навсегда?

Если одни органы местного самоуправления, а именно в Мариуполе, нарабатывают собственные программы для обеспечения жильем переселенцев, то другие не финансируют это направление вообще. Да, в модульном городке в Никополе нужно делать ремонт. Срок эксплуатации истек еще два года назад.  Поскольку до сих пор здесь проживает 161 человек, среди которых 41 ребенок, городские власти готовы капитально отремонтировать здания. Стоимость работ оценили в 40 млн грн, но в местном бюджете средств на текущий год не предусмотрено. Или еще один пример — в этом году Павлоградский городской совет не предоставил дотации для компенсации коммунальных платежей семьям переселенцев, проживающих в местном модульном городке.

На государственном уровне тоже не все гладко. На программу «Доступное жилье» в 2017 году было выделено 30 млн грн, 2018 — 100 млн, 2019 г. — 400 млн грн, в этом — выплаты были предусмотрены, но все отменено из-за пандемии. В проект бюджета на следующий 2021 год финансирование программ по доступному жилью и льготных кредитов вообще не предусмотрено. Из-за этого ряд общественных организаций подготовил обращение к чиновникам, чтобы обязательно были предоставлены средства на обе программы, которые дают возможность переселенцам получить собственное жилье.

«Известно, что решение жилищных проблем внутренне перемещенных лиц было одним из самых острых вопросов, возникших после начала вооруженного конфликта 2014 года, и остается таким сейчас, — говорится на сайте БФ «Восток SOS». — Отсутствие жилья непосредственно влияет на полноценную интеграцию переселенцев в принимающие громады и обустройство своей жизни. Кроме того, часто это является основной причиной их возвращения на временно оккупированные территории Украины, что таким образом ставит под угрозу их безопасность и жизнь».

НОВЫЕ РЕКОМЕНДАЦИИ ДЛЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА

Еще один вариант получить средства на жилье — компенсация за разрушенное и непригодное для проживания жилье (во время военных действий). Сколько лет правозащитники рассказывают, как следует разработать механизм компенсации за утраченное или поврежденное жилье, однако соответствующее постановление правительства (№ 767) было утверждено только 2 сентября 2020 года. Оно прописывает порядок использования средств для возмещения компенсации. По разным оценкам, в результате вооруженной агрессии на востоке Украины разрушено 150 000 помещений. Первые выплаты государство начало делать только на прошлой неделе: их получили десять семей из Зайцева и Авдеевки. Впрочем, как отмечала Денисова, установленный правительством механизм предполагает выплату компенсации только за разрушенное жилье, но не решает вопрос возмещения ущерба за поврежденное.

Во время прослушивания представителей парламента и управленцев из регионов, которые присоединились к презентации доклада, сложилось впечатление, что проблемы понимают, но помочь ничему не могут. Хотя почему-то общественному сектору это удается. Так же ищут доноров для своих проектов, готовят длительные программы поддержки, собирают сведения о потребностях переселенцев, кстати, до сих пор единой базы, а сколько же людей нуждается в жилье во время военных действий, — у государства нет. Недавно вся страна следила за тем, как спасатели тушили пожар на Луганщине, неравнодушные собирали средства и гуманитарную помощь пострадавшим. А команде «Восток SOS» даже удалось собрать средства на восстановление 14 разрушенных огнем домов. На это понадобился месяц, а не годы.

В свою очередь, в Офисе омбудсмена подготовили рекомендации для власти, что необходимо делать, чтобы быстрее решать жилищный вопрос ВПЛ (неоднократно подобные советы предоставлялись и от общественного сектора). Да, стоит принять закон о реституции и / или компенсации за причиненный ущерб жилью или имуществу: создать единый реестр учета объектов, которым причинен ущерб в результате вооруженного конфликта; провести инвентаризацию покинутого жилья, чтобы сформировать фонды жилья для временного проживания ВПЛ, на местах — создавать соответствующие программы для ВПЛ и закладывать средства на это.

На самом деле об этом говорили эксперты еще в течение первого года войны, международные организации делились с Украиной опытом, какие шаги необходимо предпринять, чтобы эта проблема не затянулась на десятилетия. К сожалению, до сих пор переезд в собственное жилье (не обязательно же в новостройку и с шикарным ремонтом) для переселенцев — это недостижимая мечта.

Инна ЛИХОВИД, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ