Оружие вытаскивают грешники, натягивают лука своего, чтобы перестрелять нищих, заколоть правых сердцем. Оружие их войдет в сердце их, и луки их сломаются.
Владимир Мономах, великий князь киевский (1113-1125), государственный и политический деятель

«Никто не говорил миру столько хорошего об Украине, как Папа-славянин»

Архиепископ Мечислав Мокшицкий — о понтификате Иоанна Павла ІІ и об украинских вопросах
4 августа, 2011 - 20:21
ФОТО С САЙТА CATHOLICNEWS.ORG.UA
ПАПА ИОАНН ПАВЕЛ II ЦЕЛУЕТ ПЕРСТЕНЬ КАРДИНАЛА ИОСИФА СЛЕПОГО, ГЛАВЕ КАТАКОМБНОЙ УКРАИНСКОЙ ГРЕКО-КАТОЛИЧЕСКОЙ ЦЕРКВИ, СЕНТЯБРЬ 1984 ГОДА, РИМ / ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО ИНСТИТУТОМ ИСТОРИИ ЦЕРКВИ УКУ

Недавно бестселлер «Вторники любил больше всего» издан на украинском языке! Это — рассказы архиепископа Мечислава Мокшицкого (в настоящее время — архиепископа-митрополита Львовского римо-католической церкви) о ежедневной жизни Иоанна Павла ІІ — Его Преосвященство девять лет был вторым секретарем понтифика. Точнее о том, как Папа остался человеком. Так, из книжки становится известно, что, например, Святейший Отец любил афористически повторять: «Справедливости мало, нужна любовь». Или же искренне смеялся над шуткой о самом себе: «Чем отличается Папа от Святого Духа? Святой Дух есть всюду, а Папа уже там был». Всем сердцем верил в силу молитвы. В сложные моменты всегда повторял: «Молитесь!». Каждый вечер перед сном подходил к окну своей спальни и благословлял мир.

«День» непосредственно у архиепископа Мечислава МОКШИЦКОГО интересовался воспоминаниями об Иоанне Павле ІІ, а также говорил с ним в целом о религиозной ситуации в Украине.

— В этом году мы отмечали десятилетие душпастырского визита Иоанна Павла ІІ в Украину. «Я приехал как ваш друг», — первое, что Папа сказал, ступив на нашу землю. Эти слова понтифик всегда подкреплял делами. Ваше Преосвященство, чем было предопределено такое расположение к украинцам?

— Украина близка каждому поляку, поскольку еще в начале ХХ века ее часть входила в состав Польши. Немало писателей описали те времена в своих произведениях. Немало и исторических исследований написано о данном периоде. А Папа очень любил и хорошо знал историю. Особенно историю церкви: римо-католической, греко-католической и православной. К тому же, когда-то в Станиславе (теперь — Ивано-Франковске) и Львове работал один из его духовных наставников — архиепископ Адам Стефан Сапега. В 1944-ом нацисты вербовали польских мужчин на работу в Германию, поэтому Кароль Войтыла скрывался в его доме. (Там остался до завершения Второй мировой войны). А в 1946-ом тот рукоположил молодого Войтылу в священники. То есть, Святейший Отец был исторически, духовно и эмоционально связан с Украиной. К примеру, когда Иосиф Слепой вернулся из Сибири и поселился в Риме, понтифик с ним очень подружился. Они часто виделись, разговаривали. А когда предстоятель греко-католиков умер, Иоанн Павел ІІ пришел попрощаться: долго молился, а потом поцеловал руку. Папа был благодарен украинцам за то, что, вопреки семидесятилетнему господству коммунистического режима, сохранили веру. Никто не рассказывал миру столько хорошего об Украине, как папа-славянин.

— Семьдесят лет длится процесс беатификации Андрея Шептицкого. Дважды он останавливался из-за вмешательства польских иерархов римо-католической церкви. Известно, что Папа Иоанн Павел ІІ хотел, чтобы эта процедура как можно быстрее успешно закончилась. Вы знаете, на каком этапе она сейчас?

— Когда Святейший Отец приехал в Украину, большинство его проповедей так или иначе касались фигуры Андрея Шептицкого. Тогда даже распространялись слухи, дескать, понтифик уже его беатифицировал... Это — правда, что Папа с большим уважением относился к митрополиту. Однако некоторые польские епископы вменяют в вину Шептицкому, что не пытался остановить братоубийственную борьбу между украинцами и поляками во время Второй мировой войны. Если экспертам, которые занимаются процессом, удастся выяснить некоторые детали, в дальнейшем дело будет продвигаться быстрее. Я не могу рассказать, на каком этапе процесс, потому что теперь не очень осведомлен с его ходом, но, думаю, на девяносто процентов все готово.

— Говорят, что при Иоанне Павле ІІ были подготовлены документы о предоставлении УГКЦ патриархата, но дело не было доведено до конца. Ваше Преосвященство, вам что-то известно об этом?

— Действительно, во времена Иоанна Павла ІІ шла речь о предоставлении патриархата для украинских греко-католиков. Святейший Отец встречался с синодом епископов УГКЦ, Комиссией единства всех христиан и другими церковными структурами и говорил, что самая большая восточная католическая церковь в мире имеет на это право. Однако Консилиум кардиналов (совещательный орган Папы в подобных вопросах) пришел к выводу, что еще не время принимать такое решение, дескать, это может вызвать сопротивление со стороны Русской православной церкви. Кстати, понтифик очень хотел встретиться с тогдашним патриархом РПЦ Алексием ІІ. Даже соглашался с условиями той стороны, мол, встреча возможна только на нейтральной территории, однако не по нашей вине договоренности постоянно срывались.

— На своей интронизации глава УГКЦ Блаженнейший Святослав (Шевчук) говорил о вас как о своем наставнике, тепло вспоминал и о подаренном вами розарии (четки. — Ред.) Иоанна Павла ІІ. Ваше Преосвященство, как оцениваете первые месяцы его руководства Церковью?

— Приятно, что Блаженнеший Святослав (Шевчук) не побоялся публично сказать о наших приязненных отношениях. Хотя мы учились в одном университете — Папском Святого Фомы Аквинского в Риме, и познакомились, когда он был ректором Львовской духовной семинарии. Тогда имели возможность видеться по случаю разнообразных торжеств, например, открытия нового учебного года и частным образом. Потом я принимал участие в его высвячивании на епископа.

У нас уже состоялась официальная встреча, на которой обсудили проблемы Церкви в Украине, налаживание последующего сотрудничества между УГКЦ и РКЦ (действительно, существует еще немало нерешенных вопросов между нами). Я думаю, он — молодой, энергичный и открытый, с искренними намерениями — будет хорошим предстоятелем греко-католиков. Очевидно, все будет даваться не сразу и нелегко.

— Скажите, пожалуйста, с какими проблемами чаще всего сталкивается Церковь в посттоталитарном обществе?

— С моей точки зрения, после стольких десятилетий засилия коммунизма Церковь должна говорить прежде всего о нравственности и ценностях. Когда-то в Польше Иоанн Павел ІІ много проповедей посвятил именно толкованию 10 Божьих заповедей.

К сожалению, Украину поглотила коррупция. Как результат, люди не верят в справедливость. Следствие этого всего — цинизм. А с такими настроениями, понятно, гражданского общества не построишь. Как-то Святейший Отец сказал, что homo sovieticus (сейчас добавляем post ко второму слову) особенно нуждается в надежде и свободе. Поэтому нужно выходить навстречу каждому человеку. Сегодня Римо-католическая Церковь ведет душпастырскую деятельность в больницах. Однако нужно заниматься ею везде: с учителями, железнодорожниками, милицией... Стоит подумать о католических садиках и школах при приходах. И вообще акцентировать внимание на молодежи. Кстати, среди молодых значительный процент алко- и наркозависимых, для таких следует создать специальные реабилитационные центры. Также большой проблемой остаются аборты.

Если Церкви на Западе есть на что опереться, то есть на внутрицерковные движения, то в украинских Церквях они, фактически, отсутствуют. Одним словом, есть над чем работать.

— Недавно ватиканский прелат Марио Тосо заявил о необходимости создания католической партии в Италии. Ее членами могут стать ревностные католики, которые отстаивали бы христианские ценности в секуляризованном (отошедшем от Церкви, религии) итальянском обществе. Ваши размышления по этому поводу. Как вы думаете, Украине, которая сегодня считается христианской страной, секуляризация угрожает?

— Я думаю, это — прекрасная инициатива. К слову, когда-то в Италии была сильная христианская партия, но потом она развалилась. Видите ли, у нас есть обязанность быть не только хорошими христианами, но и хорошими гражданами. От нас зависит сегодня, каким будет наше общество завтра.

Угрожает ли Украине секуляризация? Украина не является каким-то заповедником. А если принять во внимание еще семидесятилетнее господство атеистического режима, ответ очевиден. Поэтому нужно и Церкви, и самой стране быть готовыми к этому вызову.

— В Украине католическое духовенство представляют по большей части поляки. Вы намереваетесь «заменить» их украинцами, предоставив тем тоже хорошее западное образование (многие, даже немало православных, хвалят так называемую римскую духовную школу)?

— Конечно. Как мы знаем, в советские времена негде было воспитывать новых священников. В итоге в первые годы независимости было только двадцать римо-католических священников на всю Украину. Теперь имеем несколько духовных семинарий: в Ворзеле под Киевом, Каменце-Подольском и Львове, где, кстати, учатся студенты отсюда. Сегодня, например, Львовская диецезия насчитывает восемьдесят или даже восемьдесят три душпастыря, которые являются украинскими гражданами, и шестьдесят, которые являются польскими гражданами. То есть, уже большую часть составляют украинцы. Но, наверное, Римо-католическую Церковь в Украине в дальнейшем будут ассоциировать с польской. Подобно тому, как Евангелистскую Церковь в Польше с немецкой. Это неправильно. Кроме немцев, туда ходит и много поляков. Так и в Римо-католическую Церковь в Киеве, Львове, Каменце-Подольском или еще где-то приходит немало украинцев.

— Известно, что Папа молился за единство Церкви. Речь шла не только о Католической Церкви как институции, а Вселенском единстве с Христом. Какой видите перспективу единства православия в Украине? Такой вот взгляд со стороны.

— Сам Иисус Христос молился о том, чтобы Церковь была одна. Сегодня это большая проблема. Должны молиться за единство. И искать понимания. В первую очередь, между верующими. Последующие шаги будут за первоиерархами.

— Ваше Преосвященство, вы проработали с Иоанном Павлом ІІ 9 лет. Как сами вспоминали, «жилы в тени святости», а святость обращалась к вам: Мецю... Что из общения с понтификом вспоминается чаще всего?

— Запомнил обед Святейшего Отца с Матерью Терезой из Калькутты. Тогда господствовала необычная атмосфера. Встреч с ней было много — подобных меньше, а больше официальных — но этот обед был, кажется, в 1997 году, незадолго до смерти Матери Терезы. И показался мне исключительным. Столько добра чувствовалось в тех разговорах, столько любви к другому человеку. Святость встретилась со Святостью.

Разговаривали Надежда ТЫСЯЧНАЯ, «День», София КОЧМАР, Летняя школа журналистики «Дня»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ