Если свобода вообще что-то значит, то это право говорить другим то, чего они не хотят слышать
Джордж Оруэлл, британский писатель и публицист

о. Георгий КОВАЛЕНКО: «Мы чувствуем боль раскола...

Этим, наверное, и обусловлена наша резкость»
17 мая, 2013 - 10:49
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»
ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Последние события в религиозной жизни страны, в частности те, которые связаны с юбилеем — 1025-летием Крещения Руси-Украины, признанием таинств, которые осуществляются в УПЦ КП и другие, и стали поводом для встречи с главой Синодального информационно-просветительского отдела и пресс-секретарем предстоятеля Украинской православной церкви протоиереем Георгием КОВАЛЕНКО.

— Одно из решений последнего недавно состоявшегося Синода епископов УПЦ, — снятие всех предыдущих обвинений с владыки Александра (ДРАБИНКО). То есть ему опять вернут должности главы отдела внешних церковных связей и главного редактора официального сайта Церкви? Будет ли он «обелен» так же громко, как и был обвинен?

— Еще раньше Блаженнейший издал соответствующий указ относительно того, кто какие должности занимает. Таким образом, владыка Александр — шеф-редактор, а я — главный редактор официального сайта УПЦ. Владыка Митрофан — председатель отдела внешних церковных связей.

По-моему, решение о снятии всех предыдущих обвинений с епископа Александра (Драбинко) свидетельствует о том, что в Церкви действуют определенные механизмы выхода из кризиса.

Мы пережили сложные 90-е, когда конфликты и коллизии приводили к расколам и разделениям. Поэтому сейчас пытаемся решать проблемы в духе христианской любви и единства. Иногда извне это кажется похожим на применение политических механизмов. Однако механизмы, работающие в Церкви, отличаются от политических.

Например, информационная компания вокруг болезни нашего предстоятеля была заполитизирована. Хотя мы сознательно пошли на открытие всей информации о состоянии здоровья Блаженнешего. Но наша искренность не была оценена. Кое-кому было недостаточно официальной правдивой информации и тогда на страницы газет, на экраны телеканалов и, особенно, на просторы интернета повыходили околоцерковные горе-источники и горе-аналитики.

Но нужно понимать, что Церковь живет своей жизнью и решает вопрос не в политико-государственном контексте, а в контексте евангельском.

Я убежден в том, что епископат, помолясь Святому Духу, собирается за одним столом, обсуждает проблему, а затем принимает приемлемое для всех решение, может быть примером для украинского политикума.

— На упомянутом Синоде также был принят текст приглашения Патриарха Кирилла на юбилей Крещения Руси-Украины. Известно, что Патриарх Кирилл отказался принимать участие в мероприятиях, где будет присутствовать Патриарх Филарет. В конце апреля вице-премьер Константин Грищенко встречался с предстоятелем УПЦ КП и обсуждал организационные вопросы торжеств, которые состоятся на государственном уровне. Это значит, что глава РПЦ ограничится акциями, организованными УПЦ?

— На данный момент существует две программы празднований — государственная и церковная. Когда говорится об участии Святейшего Патриарха Кирилла, то имеется в виду программа церковная или церковно-государственная, если в ней будут принимать участие представители государства.

Почему-то все очень быстро забыли, что когда мы праздновали 1020-летие Крещения Руси-Украины, к нам приезжал Святейший Вселенский Патриарх Варфоломей, требования которого были те же, что и у Патриарха Кирилла. Он тоже не сослужил, не встречался с главой УПЦ КП. Зато говорил о необходимости восстановления единства украинского православия. То есть, о том же, о чем уже 20 лет говорит Блаженнейший Митрополит Владимир. Поэтому нет позиции Москвы. Есть позиция Вселенской православной церкви. И ее определенная строгость — очередное напоминание обществу и «раскольникам» о необходимости решить данную проблему. Потому что, когда мы начнем уже просто встречаться, не сослужа, не имея единства церковного, литургического, евхаристического, то тогда УПЦ КП будет уже другой Церковью, неправославной. А до тех пор, пока мы напоминаем, что это — «раскольники», считаем их своими и ожидаем возвращения.

Думаю, представителям Украинской православной церкви Киевского патриархата не эту информационную волну нужно было вздымать, мол, Патриарх Кирилл возмущен участием в торжествах Патриарха Филарета... Может, наоборот нужно сделать украинскому обществу юбилейный подарок — вернуться к единой Церкви. Хотя бы предпринять определенные шаги навстречу.

— Какие это шаги?

— Они должны быть церковными — в канонической плоскости. Если взять катехизис Православной церкви, который должен читать каждый православный, то там написано, что единство Церкви определяется единством веры, таинств и иерархии. На сегодняшний день в УПЦ с УПЦ КП есть только единство веры. (Но и здесь возникает вопрос, ведь мы верим в Единую, Святую, Соборную и Апостольскую церковь). Единства таинств нет из-за отсутствия евхаристически-литургического общения. В конечном итоге, нет единства иерархии, потому что Вселенская православная церковь не признает иерархию УПЦ КП.

Поэтому чем больше церковного будет у всех нас, тем больше шансов к церковному объединению. А то часто раздаются призывы к объединению наподобие государственно-политического.

Церковь призвана говорить о вечном. Она в миру, однако, не от него. Да, мы — граждане Украины. Имеем свою политическую позицию. Но как священник считаю, что ее нужно выражать только в кабинке для тайного голосования. Все-таки люди нас должны видеть не заполитизированными, а заангажированными Евангелием. И чем больше у нас будет евангельского, а не политического, тем быстрее будет восстановлено единство украинского Православия.

— Не так давно вы предъявляли претензии греко-католикам, что они признают таинства, которые осуществляются в УПЦ КП. Но это, фактически, монополизация Святого Духа...

— Я помню ответ главы УГКЦ на это. Он как раз был в духе ответа другой конфессии. Блаженнейший Святослав (Шевчук) ссылается на определенные документы РКЦ, которые определяют отношение к таинствам вне пределов единства с Римо-католической церковью. У нас тоже есть общецерковный документ об отношении к инославию. Однако до сих пор мы еще считаем «раскольников» своими. Иначе говоря, мы же не отговариваем римо- или греко-католиков называться христианами. Они себе живут собственной жизнью, литургической в том числе. Но если «раскольники» себя называют православными, то не могут от нас требовать отношения к ним как к инославным. Мы не относимся к УПЦ КП как к чужим. Мы чувствуем боль раскола. Этим, наверное, и обусловлена наша резкость.

Очевидно, сложно склеить чашку, которая уже разбилась. Однако возможно — не человеческими усилиями, а с Божьей помощью. Но это требует определенной смиренности с обеих сторон. А также искреннего желания единства, которое бы превосходило собственные интересы и все земные проблемы, которые нас разделяют.

— Отче, скажите, а УПЦ молится за Украину?

— Мы всегда молимся за государство и народ. Православная церковь имеет это в своем учении. В частности, в учении о симфонии. Церковь видит идеал в том, чтобы государство сотрудничало с ней. Первое — занимается насущными проблемами людей, вторая — их душами. Государство защищает своих граждан, в том числе — и Церковь, зато Церковь молится за государство и помогает ему. Я очертил идеальный вариант, который никогда не был достигнут. Но и Господь не обещал нам Царства Небесного на земле.

Во время этого Великого поста я много слушал Святое Письмо в машине, стоя в киевских заторах. Особенно меня коснулась Книга пророка Еремии. Читая ее, можно провести немало параллелей с нашей историей. Даже напрямую с Голодомором. Она также учит. Пророк даже говорит о том, чтобы люди смирялись с государственными поражениями и взятием в плен. Потом через это смирение Бог их освободит.

Все-таки существует библейское отношение к жизни. И если оно совмещается с искренним патриотизмом, это — основа для бытия государства, народа, человека и их будущего. Священномученик Владимир, Киевский Митрополит, первый новомученик ХХ века нашей Церкви говорил, что любовь к родному краю не должна быть у нас сильнее любви к Богу. С другой стороны, наш патриотизм должен базироваться на почете к патриотизму другого. Потому что иногда пытаются привить любовь к стране через ненависть к кому-то. Я недавно размышлял над словом «друг». Этимологически это значит — другой (иной), а также — дорогой (любимый). То есть, любимый другой. Нужно любить других, как самих себя. Это, конечно, не классическая, а христианская этимология.

— В Библии также написано, что когда Израиль грешил и чаша терпения у Бога переполнялась, Он отдавал его в рабство. В Украине власть ходит в церковь, по крайней мере, на большие праздники, около 70% украинцев считают себя верующими, а между тем наша страна — первая в Европе по темпам роста СПИДа; одна из первых по темпам роста онкозаболеваний; одно из ключевых мест по распространению героина... Судя по этому всему, а также по политико-экономической ситуации, как вы думаете, мы не приближаемся к этой ловушке?

— Я не пророк, чтобы говорить о будущем. Я только читаю пророков.

К сожалению, мы мало видим веру в действии, которую демонстрировали бы около 70% верующих украинцев. Потому что вера должна изменять жизнь. В Святом Письме говорится о живой и мертвой вере. Бесы тоже веруют и дрожат, как написано в Библии, но при этом не перестают быть служителями сатаны.

Поэтому верующий человек должен познавать свою веру, в основе которой лежит 10 Божьих заповедей. И, чтобы не называться верующими, а быть ими, нужно пытаться их выполнять. Если мы просканируем украинское общество на исполнение заповедей, то увидим, что почти все они не выполняются. Чего тогда мы хотим от Бога? Каких благословений?

С другой стороны, сложившаяся ситуация, — определенный миссионерский вызов для Церкви. Поэтому Церковь начинает не с того, что человек должен делать, а с его обучения. И вообще не должны судить. В то же время — любить людей, делая все, чтобы они шли путем спасения. Мы получили тяжелое постатеистическое наследие, потому нужно помочь человеку быть христианином не только в воскресенье в храме, но и в семье, с друзьями, на работе.

И еще. Как-то больно, когда не верят в искренность друг друга. У меня нет прибора для измерения, искренен ли чиновник или простой человек в своих поисках Бога. Нужно радоваться, что кто-то другой тоже ищет Господа. И в определенное время Господь коснется его сердца. Не следует привносить в отношения между единоверными братьями и сестрами политическую составляющую. Не определяется единство в Христе политическими, экономическими, социальными или расовыми параметрами. Бог хочет всем спасения и этого должны хотеть мы.

Если уже говорить о великих мира сего, то для них, очевидно, наиболее актуальной является заповедь: «Не укради» и «Не лги», а для многих других — «Не завидуй» и «Не суди».

Поверьте, если хотя бы половина из тех почти 70% украинцев, декларирующих, что они верующие, по-настоящему станут ими, общественная ситуация будет изменяться. Другого пути нет. Господь безошибочно определяется с судьбами государств и народов. Но не без нашего участия. Потому что Он насильно ничего не делает.

Надежда ТЫСЯЧНАЯ, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ