Оружие вытаскивают грешники, натягивают лука своего, чтобы перестрелять нищих, заколоть правых сердцем. Оружие их войдет в сердце их, и луки их сломаются.
Владимир Мономах, великий князь киевский (1113-1125), государственный и политический деятель

О суде и чести

Волынский адвокат и волонтер Василий НАГОРНЫЙ: «Дело 51-й бригады показывает, как проходила первая мобилизация и каким было командование»
12 июня, 2015 - 10:13
Василий НАГОРНЫЙ
Василий НАГОРНЫЙ

Уже год волынский адвокат и волонтер Василий Нагорный живет проблемами бойцов военного соединения, которое всегда было славой Вооруженных Сил Украины. Но в прошлом году 51-ю бригаду расформировали, изменили номер на 14, а часть бойцов вообще ... судят за дезертирство. Уже вернулись домой после годичного пребывания в зоне АТО мобилизованные в первую волну, названную «дикой», потому что многих волынских ребят и мужчин брали едва ли не с поля... Но клиентов и просителей у Нагорного стало только больше, волонтерствовать продолжает и дальше. С чем же столкнулись в мирной жизни вчерашние воины, почему они до сих пор не могут, образно говоря, выйти из войны, и что побудило Василия на своей странице в Facebook поместить слова «Правду о 51-й ОМБР не скрыть!»? Об этом — наш с ним разговор.

«51-Ю БРИГАДУ БРОСИЛИ ПЕРВОЙ В ВООРУЖЕННЫЙ КОНФЛИКТ»

В конце мая во Владимир-Волынском, где базировалась 51-я, а теперь — 14-я бригада, состоялось судебное заседание по уголовному делу, в котором военная прокуратура обвиняет в дезертирстве с поля боя более 20 бойцов. Собственно, обвиняемых было больше четырех десятков, но часть поддалась и подписала так называемую «мировую», признав свою вину и получив условный срок. Однако более 20 вчерашних бойцов, которых Василий Нагорный называет «кременцами», решили отстаивать свою честь до конца. Как адвокат он занимается двумя из них. А в целом, уже больше года является «первой юридической помощью» для многих бойцов 51-й бригады и других военных соединений, семей мобилизованных, демобилизованных, исчезнувших без вести и погибших. И даже когда у матери погибшего бойца возник конфликт с гражданской женой погибшего сына, за советом женщина приехала в первую очередь к Нагорному...

— Мое волонтерство и погружение в проблемы 51-й бригады начинались в прошлом году весной со звонков бойцов, в основном это были земляки, по банальным вопросам: как написать рапорт на медосмотр, отпуск?.. Я уже не знаю, где они брали мой телефон, — говорит Василий. — Потом пошли вопросы более серьезные: как фактически выжить, вернуться здоровым, получить помощь медицинскую или психологическую... Произошла Волноваха, когда расстреляли наш блокпост, и, между прочим, выжившие не могут получить статус участника боевых действий, потому что по независимым от них причинам у них нет какой-то бумажки. Этот трагический эпизод также сыграл свою роль в том, что о бойцах 51-й начали распространять слухи,  что якобы это какие-то одни пропойцы или наркоманы. Но Волноваха, причины того, почему случилась эта беда на блокпосту 51-й бригады, также еще ждут своего предания огласке. Потом были Саур-Могила, Иловайск, после которых бойцы начали задавать политикам и командованию очень много неудобных вопросов. Думаю, что вопрос по 51-й бригаде хотели закрыть ее ликвидацией. Но правда о ней все равно «просачивается». Потому что в зону так называемой АТО в первые ее месяцы отправили в составе этой бригады мирных волынских ребят и мужчин, мобилизованных едва ли не с поля, хотя были случаи, когда забирали и просто с поля. Говорили, что на учения, а оказалось...

Эту бригаду бросили первой в вооруженный конфликт. Ее бойцы выступили своеобразным «пушечным мясом», пока приходили в себя и политики, и военные, пока формировались Вооруженные Силы Украины. Нужно это помнить, благодарить бойцов, кланяться их матерям и женам, которые отпустили своих сыновей, мужчин фактически на войну. Ведь были мобилизованы и больные, и имевшие право на отсрочку... Но дух, настроение патриотизма заставляли об этом забывать.

«ВЫДЕРЖАТЬ ТО, ЧТО ВЫДЕРЖАЛИ ЭТИ БОЙЦЫ, НЕ КАЖДЫЙ СМОЖЕТ»

— Теперь мы имеем на Волыни не только более сотни погибших, но и исчезнувших без вести. Слава Богу, вернулись многие пленные, но есть еще и те, которые в плену почти год. И имеем судебный процесс, когда бойцов 51-й бригады судят за дезертирство. В конце июля прошлого года 42 бойца в районе Червонопартизанска пересекли границу с Россией. Они, рассказывают, десять дней были под обстрелами, не могли высунуть голову из окопов, не было уже чем обороняться, потому что «Грады» сожгли технику, но и  не дождались никакой подмоги. С трех сторон — окружены, а с четвертой — Россия.  Они спасали свои жизни. По возвращении в Украину бойцов судили в Запорожье, теперь «досуживают» во Владимир-Волынском. Вы общались не с одним десятком бойцов 51-й бригады, которые прошли все «горячие» точки на этой непровозглашенной войне, знаете много неофициальной, так сказать, информации. Принимаете участие как адвокат в этом процессе во Владимире. Как вы оцените эту ситуацию?

— Правду о 51-й бригаде мы должны знать, и будем ее знать. Судебный процесс по поводу так называемого дезертирства, по моему мнению, очень важный момент познания этой правды. Он — как лакмусовая бумажка: и дальше будут судить лишь рядовых, или все же вспомнят и о командирах?.. За два десятилетия независимой Украины не было такого уголовного дела, не будет и в дальнейшем, потому что ситуация в государстве и на фронте все же изменилась. Это дело показывает все: и как проходила первая, «дикая», мобилизация, и каким было командование. Почему-то никто не принимает во внимание, что пошли воевать гражданские люди, обвинения же им выдвигают в соответствии с военным временем, в ситуации, если бы было введено военное положение. В конечном итоге, в Россию таким образом, в таких обстоятельствах переходили не только из 51-й, но и из других соединений, однако дезертирами их не объявили и не судят.

Для меня бойцы 51-й — это невероятные люди. Представляю, если бы меня вытащили вдруг из привычной мирной жизни, и, необстрелянного, мало обученного, без боевой сплоченности, вооружения  бросили в водоворот АТО... Но даже людей, которые служили в армии, непровозглашенная война и все, что она приносит для воина, застали врасплох... Однако первая волна мобилизации на Волыни (вероятно, не только на Волыни) — это преимущественно сельские люди, которые привыкли подчиняться, которые не выставляли особых требований относительно еды, бронежилеты и каски покупали им родственники и волонтеры... И выдержать то, что выдержали эти бойцы, не каждый сможет. Я не одного об этом спрашивал: даже после всех скитаний, унижений, жертв и после фронтовых проблем... Готовы ли снова идти и воевать за украинские границы, за само украинское государство? Большинство говорят: готовы! Но при условии, что солдат перестанут предавать командиры, будет надлежащее вооружение и должная защита, и если по возвращении их снова не будет унижать очередная «тыловая крыса».

И я сейчас не вижу у них ненависти к государству, которое далеко не раз отнеслось к ним так, как отнеслось. Потому что есть командиры, за которых они горой, мне не раз звонили по телефону из «горячей» точки и говорили: нет уже ничего, враг сжег всю технику, нет даже еды. Но и отступать не могут, потому что «тогда накажут нашего командира»...

«БОЕЦ НЕ БОЯЛСЯ ВРАГА, А БОИТСЯ ЧИНОВНИКА»

— Какие моменты и житейские истории от бойцов поразили вас больше всего?

— Делаю вывод, что агрессору в Украине были не так нужны новые территории, как огромные потери с нашей стороны, чтобы посеять массовую панику. И наши воины погибали, но как же они воевали! Враг на это не рассчитывал. А истории... Больше всего поражает то, что боец прошел всю Луганскую и Донецкую область, все «горячие» точки, в которых мог не раз погибнуть, он контужен, ранен, в лет двадцать с небольшим уже списан... Он не боялся врага, а боится чиновника. Меня это, как говорят, «цепляет», поэтому и хочется таких героев защищать. Вот наши «запорожцы», как их называют, бойцы 51-й, которых судят за «дезертирство». Вина их в том, что... не погибли. Тогда бы не было вопросов и проблем.

Есть и будет еще не одна сотня дел по поводу так называемого самовольного оставления части. Это когда бойцы прибывали из зоны АТО и просто сидели в части. Кто-то отпрашивался у командира, говоря «будете ехать снова на Восток, говорите, приеду», кому-то надоедало пить водку, потому что и такое было, и оснований для оставления части, и не по вине солдата, было множество. Формально состав преступления есть, а фактически людей осудят, и они не смогут быть призваны. Хотя не против снова служить Родине... Так кому от этого лучше? Вторая проблема, с которой в настоящее время сталкиваются бойцы, — это получение статуса участника боевых действий. А третья сейчас — это выплаты для изуродованных, раненых, признанных инвалидами. Средства должны выплачивать военные комиссариаты, и мы даже получаем поддержку в этом вопросе от военной прокуратуры. Но если средств у военкоматов — нет?!

— Почему, по вашему мнению, так борются за справедливость бойцы бывшей 51-й бригады, которых сейчас судят на Волыни?

— Потому что они — гражданские и мирные люди, стали солдатами. И они хотят отстоять в первую очередь свою честь. Они же прекрасно осознают, что в тюрьму их не закроют. Их предавали, забывали на позиции, в разведке. Били — не добили «Градами»... Хотите их понять? Поставьте себя в их условия. Один из военных говорит, что после оправдательного приговора принципиально не будет получать статус участника боевых действий. Чтобы не говорили, что они «за льготы» судились. Это наша, волынская, 51-я бригада...

Наталия МАЛИМОН, «День», Луцк
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ