Воли украинского народа к самостоятельной жизни не погубят ни враждебные тюрьмы, ни ссылки, потому что Украина является недостижимым бастионом героев и борцов
Евгений Коновалец, украинский военно-политический деятель, организатор ОУН

Об ответственности журналистов

Прошло ровно четыре месяца с того дня, как всю Украину, а очень быстро и другие страны мира, облетела история трагедии николаевской девушки... Уроки трагедии Оксаны Макар
20 июля, 2012 - 11:54
ФОТО БОРИСА КОРПУСЕНКО

Информационная волна по поводу преступления над Оксаной Макар стихла. Между тем рассмотрение дела в Центральном районном суде Николаева продолжается.

На очередное заседание в Центральном районном суде Николаева по делу Присяжнюка, Погосяна и Краснощека, обвиняющихся в изнасиловании и убийстве Оксаны Макар, свидетели, вызванные по делу, не явились. Дело рассматривает судейская коллегия из трех человек, во главе с судьей Еленой Селивановой, которая вынуждена была изменить порядок рассмотрения. Суд принял решение, что на очередном заседании, учитывая отсутствие свидетелей, начнут зачитывать письменные материалы дела. «В настоящий момент продолжается следствие. Допрошены почти все свидетели. По мере необходимости вносятся ходатайства. Трудно прогнозировать, когда будет вынесено окончательное решение, ведь еще не рассмотрены письменные заявления и нам предстоят судебные дебаты», — отметила Наталья Абрамова, пресс-секретарь прокурора Николаевской области. Татьяна Суровицкая, мама погибшей, в последнее время не присутствует на заседаниях. По словам адвокатов, пострадавшая отдыхает в санатории после пережитого стресса. На заседаниях интересы стороны пострадавшей Суровицкой представляют два адвоката — Александр Скоробогатов и Виктор Василюк, третий представитель, Николай Катеринчук, тоже отсутствует. От комментариев отноcительно хода судебного процесса адвокаты пострадавшей отказались, передает Ольга ГЛУЩЕНКО, корпункт «Дня» в Николаеве.

«День» продолжает следить за развитием событий по делу Оксаны Макар. Теперь предлагаем точку зрения секретаря Национального союза журналистов Украины, директора николаевского колледжа прессы и телевидения Глеба Головченко, который анализирует не само дело Оксаны Макар, а его четырехмесячную историю.

 

 

За эти четыре месяца не только появились сотни публикаций в печатных и интернет-изданиях, сюжеты на телевидении и радио разных стран, но даже в «Википедии» можно найти раздел под названием «Убийство Оксаны Макар». А количество результатов на запрос «Оксана Макар» в Google насчитывает 1 700 000 ссылок. Для сравнения, это значительно больше, чем количество результатов на запрос «Дженнифер Лопес» (1 150 000), «Вторая мировая война» (1 080 000), «Чикатило» (684 000), «Тарас Шевченко» (1 280 000) или «Убийство семьи Романовых» (340 000).

Большая часть материалов про трагедию Оксаны Макар появилась в течение первого месяца после случившегося. Именно в этот период все медиа «смаковали» подробности трагедии. На вопрос, почему дело Оксаны Макар получило такой резонанс по всему миру, ведь ежегодно в Украине случаются и более ужасные убийства и случаи изнасилования, и почему сегодня тема Оксаны Макар уже не столь «жива», Илья Стариков, профессор, психолог, доктор педагогических наук дает следующий ответ: «О том, что «Хлеба и зрелищ!» — вот извечная тяга непросвещенного и полуголодного народа, — поняли еще древние. У нас в последнее время того и другого становится все меньше. Раздутое журналистами «дело Макар» в какой-то мере заполнило этот пробел. Журналистам следовало бы акцентировать интерес не на самом факте случившегося, а на его причинах. Серьезных материалов на эту тему, к сожалению, в наших СМИ так и не появилось. И очень жаль. Потому что большей частью в обсуждении принимали участие обыватели и журналисты, привыкшие гоняться за «жаренным». А необходим серьезный разговор».

Николаевские медиа вовсю трубили про «подробности изнасилования», но при этом забывали говорить о том, почему это могло произойти. Наш Телевизионный академический канал «ТАК-TV» в дни трагедии вышел с телемарафоном «Уроки трагедии Оксаны Макар». Молодые репортеры на прямые эфиры приглашали педагогов, юристов, психологов, милиционеров. Члены правления Николаевской областной общественной организации «Николаевский пресс-клуб» выступили с инициативой посвятить еженедельный прямой эфир «Телевизионного пресс-клуба» истории Оксаны Макар с участием представителей разных сторон — общественности, юристов, специалистов по безопасности, социальных педагогов, медиков, представителей правоохранительных органов. И во время эфира говорили не просто о том, кто прав, кто виноват, а о том, что стало причиной, почему такое возможно в нашем обществе и какие выводы мы все должны сделать. Именно наши молодые репортеры нашли историю и Саши Поповой. Мы и газета «День» первыми в Украине рассказали о беде, в которой реально необходима была помощь. Ведь тогда все были «увлечены» историей Оксаны Макар, и не обращали внимания на то, что в БСМП умирала девушка из благополучной семьи, которая в силу своей доверчивости была зверски избита. Не обращали внимания просто потому, что мама девочки не хотела делать из этого сенсацию и пыталась самостоятельно, при помощи друзей и родственников, собрать необходимую сумму на лечение. И наша подшефная выжила, но история обросла таким количеством «пиявок», что реально впору говорить, что для многих человеческие трагедии — это выгодный бизнес.

Возвращаясь к делу Оксаны Макар: никто из медиа не обратил внимание на то, откуда родом девушка. В каких условиях она выросла. И опять-таки, только молодые журналисты телеканала «ТАК-TV» и газета «День» подняли эту тему. А поселок Луч, рожденный советскими средствами агитации и пропаганды, — это специальное антенное поле для вещания в Латинскую Америку. Но независимой Украине эти технологии не пригодились, и жители просто спивались, разворовывали уникальную технику и превращали ее в негодную. Как-то очень по-советски. И в середине 1990-х у поселка был шанс выйти из кризиса. Руководителю базового предприятия необходимо было принять решение, разработанное ученными Колледжа прессы и телевидения. Но тогда ему показалось, что оно чересчур фантастическое. И кто знает, может, этот вариант нового научно-технологического парка изменил бы не только судьбу предприятия, поселка, но и Оксаны Макар. Сегодня в кризисе сотни украинских городов. Сотни тысяч украинских неблагополучных девчонок зарабатывают так же, как и Оксана Макар. И находятся в зоне риска! Кто возьмет ответственность за это?

Как общественный деятель и педагог, хочу сказать, что жирная двойка должна быть поставлена нашей системе образования и прежде всего воспитания. Все участники этой истории — люди с образованием. Но набор знаний не влияет на мораль и поведение в обществе. Родители? Но зачем тогда школа и высшие учебные заведения в нашем государстве? Какова их миссия? Какие задачи? Дискуссии на эту тему у нас не было. Наш Телевизионный пресс-клуб по горячим следам тут же нашел опыт поляков при подобных историях — повышение уровня информирования об опасности и тренинги по безопасному поведению. Местная дирекция Ассоциации телохранителей готова была откликнуться и провести тренинги по личной безопасности, но школы эту инициативу не подхватили. Решили обойтись традиционными беседами на эту тему. Но как?..

Наступило время активных общественных дискуссий на эту тему — не только об ответственности власти, врачей, учителей, правоохранительных органов, но и журналистов.

Подрастающее поколение, с которым мне приходится общаться, как секретарю Национального союза журналистов Украины, отвечающего за работу с молодежью, очень часто задает вопрос: «А почему так можно поступать?»

Почему у нас в обществе вырастает поколение, которое думает, что журналистика может быть лживой, безответственной, хамской.

Настоящая качественная журналистика — ОТВЕТСТВЕННАЯ, ФАКТИЧЕСКАЯ и НЕПРЕДВЗЯТАЯ.

ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ О РАЗДЕЛЕ КОМСОМОЛЬСКО-ПАРТИЙНОГО ИМУЩЕСТВА

Сегодня в руках журналистов самое современное оружие — ИНТЕРНЕТ. В этом кибер-пространстве они царят всецело.

Многие службы еще 10 лет назад приняли решение мониторить деятельность своих региональных подразделений через публикации в сети. Традиционные медиа в силу традиционных подходов и чрезмерного консерватизма медлили с захватом Интернета. А в это время лжежурналисты смекнули, что если есть контроль за контентом, то можно оптом и в розницу торговать историями с душком. В каждом ведомстве есть или возможна потенциальная жертва. Если она платежеспособна, то ей предлагают комплексную программу материалов о том, какая она хорошая. Но если она жадина, то тогда находится претендент, который оплачивает кампанию по дискредитации! Как правило, в основу кладется компромат, который похож на правду, или просто некий набор документов, что легитимизирует любую историю. Или создаст правдоподобность истории, рассказанной в Интернете. Почему в Интернете? В печатных СМИ общество и герои таких публикаций научились отстаивать свои права в судах.

Ровно 20 лет назад я, будучи молодым репортером, сам стал жертвой подобного КОМПРОМАТА. Тогда шел раздел комсомольско-партийного имущества и борьба за места в новой уже украинской исполнительной власти. Каждый секретарь обкома комсомола и партии искал себе применение в новой жизни. Им хотелось оставаться при власти, но в то же время не хотелось упускать возможность по дешевке схватить что-нибудь из комсомольской собственности. Самое модное и лакомое — в БАНКИ, созданные комсомолом, передавать имущество горкомов и райкомов. Так оснастился современным оборудованием ни один украинский банк, который потом заработал самые настоящие уже не виртуальные деньги. А кто-то просто продавал имущество КОМИТЕТОВ КОМСОМОЛА сам себе за очень скромные деньги. Так автомобиль «Волга», который фигурировал в тех документах, что мне принесли, при рыночной цене советского авторынка 10 000 рублей — был продан за 1 000 рублей. Это знаменитая черная «Волга», которая служила статусом той власти. А еще финские обои и плитка, французская сантехника и ванны.

И вот тогда, в начале 1992 года, ко мне в редакцию пришли два секретаря райкома, которые не смогли поучаствовать в разделе имущества обкома и чувствовали себя обделенными. И принесли толстую папочку со всеми копиями купленного, проданного или попросту списанного, но пригодного к эксплуатации. И все это сводилось к фамилии первого секретаря обкома комсомола, который занимал этот пост последним. Для меня удивительной была вся эта грязь, потому что еще несколько лет назад этот милый человек меня принимал на работу в редакцию газеты. Во время собеседования он много рассказывал о важности перестройки и особенно гласности. Он был первым секретарем, которого избрали, как тогда было принято говорить, на подлинно демократических выборах и «на основах плюрализма мнения».

И вот теперь передо мной папка с «Волгами» различных моделей, джакузи (слово тогда еще практически не известное) — все это было куплено обкомом комсомола, когда он работал, а вот теперь за ненадобностью реализовано. Интересно, зачем обкому финская сантехника и чешские люстры? Это вопрос риторический. Но тогда, в стране тотального дефицита и нехватки даже элементарного стирального порошка, мыла и сигарет, распроданное имущество обкома впечатляло.

С одной стороны, я обрадовался, что 1992 год я встретил уже во вновь созданной газете «Вечерний Николаев», газете городского совета. Это большинство депутатов было, как принято тогда называть — «демократами». Поэтому я с легкостью согласился подготовить к публикации все это. Я добился, чтобы каждая копия каждого документа была передана мне.

И в мае 1992 года вышла публикация «Любовь! Комсомол! И Казна!». На первой полосе фотография первого секретаря обкома комсомола, который повязывает красный галстук пионерам.

Этот материал разделил мою жизнь на «до» и «после» публикации. «До» я был любимцем власти и читателей. «После» этой публикации остались только читатели. Причем уже через несколько лет при обсуждении большого телевизионного проекта один из олигархов того времени сказал моему партнеру (старшему брату): «Ничего не имею против тебя, но вот этот обидел моего друга!». И так продолжалось практически все эти 20 лет. А вот секретари, которые принесли этот компромат, по-прежнему его друзья. И уже по нескольку раз становились депутатами Верховной Рады. Вместе со своим первым секретарем празднуют День комсомола. Ведь они просто добивались своего, а я боролся в интересах общества.

В чьих интересах сегодня борются журналисты украинских медиа, сложно сказать, особенно если речь пойдет об интернет-изданиях. Какие уроки вынесла Украина из трагедии Оксаны Макар? Как секретарь Национального союза журналистов Украины я хочу сделать акцент на нашей отрасли — на журналистике. Именно наш брат-журналист несет ответственность не меньше, чем медики и милиция. Что же получил зритель/читатель/слушатель от журналистов по делу Оксаны Макар? Пример, как можно нарушать закон и называть «насильниками и убийцами» тех, по ком суд не вынес приговор. Пример того, как можно разрушать жизни родственников и близких обвиняемых одним росчерком пера — размещением в Интернете их фамилий и адресов. Пример вмешательства в личную жизнь и много других примеров, которые говорят не в пользу журналистов.

КАКОЙ ВЫХОД ИЗ СЛОЖИВШЕЙСЯ СИТУАЦИИ?

Воспитание нового поколения профессионалов, которые четко умеют сказать НЕТ, когда речь идет о нарушении этических принципов! И это относится к каждой профессии. Когда врач берет деньги не за помощь, а за успешное лечение придуманного диагноза — это должно быть осуждаемо, прежде всего, профессиональными сообществами. Потому что это разрушает медицинский бизнес, в основе которого лежит доверие! Но ведь это БИЗНЕС, а у нас бесплатная медицина, и тот, кто берет деньги, находится не в договорных отношениях «пациент — врач» или «покупатель-продавец», что автоматически защищается законами о защите прав потребителей, а наоборот — в полностью бесправном отношении. Даже в истории с Оксаной Макар никто не стеснялся говорить о деньгах и собирать их на лечение этой девушки. Это значит, что даже под прицелом прессы никто из врачей НЕ СТЕСНЯЕТСЯ брать деньги. И это не осуждается обществом, а становится частью современных отношений.

В современных общественных отношениях развитых стран всегда есть система предупредительных средств. Да, страховая медицина позволяет не только оплачивать счета, а, прежде всего, КОНТРОЛИРОВАТЬ СЧЕТА ВРАЧЕЙ и ПРАВИЛЬНОСТЬ ДИАГНОЗА. В Украине должен появиться класс людей, что будет стоять на страже здоровья ГРАЖДАНИНА, который застраховался и хочет получать только качественные услуги.

По задумке советских врачей, за это должно нести ответственность государство, потому что не было товарно-денежных отношений. А потом на зоне или в штрафбате, или психушке к здоровью советских граждан относились очень формально. А зачем? Умер — отмучился! Лишний голодный рот можно завтра не кормить. Очень удобно. НЕТ ЧЕЛОВЕКА — НЕТ ПРОБЛЕМ! Так же произошло и с Оксаной Макар!

Но парадигма в мире изменилась, а мы отношение своих систем к людям только извратили до безобразия.

Вся страна смеется над жизненными историями учительницы начальной школы, которая изощренно обманывает своих учеников, выкачивая все новые и новые деньги. Доброе имя, репутация, авторитет перестали быть мерилом ценностей!

Вот и в журналистике — доброе имя, репутация, авторитет — могут и должны быть основой профессии, а в результате — уважение и доверие к журналистам. К средствам массовой информации. Вот тогда нам удастся добиться повышения уровня тиражей, зрителей телевидения, слушателей радио.

Что касается дела Оксаны Макар — то только спустя годы мы сможем увидеть, вынесло ли наше общество уроки из этой трагедии, общество во всех его ипостасях — обычные граждане, родители, бабушки и дедушки, врачи, милиционеры... Журналисты... Ведь в каждой цивилизованной стране именно журналисты — это последняя баррикада, которая не сдается и продолжает защищать интересы ОБЩЕСТВА.

КОММЕНТАРИЙ

Максим КОВАЛЬ, директор фирмы «ОперЮрПом», адвокат:

— Вопрос резонансности дела Оксаны Макар возник потому, что изначально дело подозреваемых в особо тяжком преступлении было передано молодому следователю, который выпустил подозреваемых под подписку про невыезд. Таким образом, были нарушены процессуальные нормы. Следующее, что повлияло на «раскручивание» дела, — когда Оксана Макар была еще жива, первые несколько дней у нее не брали показания как у потерпевшей, ссылаясь на медицинские показатели здоровья девушки. В то же время когда мать девушки зашла к ней в палату с камерой и начала снимать, из видео было понятно, что Оксана была в состоянии давать показания. Третий момент, который привел к накалу страстей, — ситуация с вопросом открытости/закрытости судебного процесса. Как правило, подобные заседания имеют закрытый характер по причине ходатайства потерпевшей стороны. В данном случае потерпевшая, то есть мать девушки, требовала, чтобы следствие было открытым, но суд принял решение делать его частично открытым. Даже сегодня это дело имеет резонанс, поскольку оно связано с тем, что изначально, когда подозреваемых выпустили под подписку, возникло подозрение, что это дело связано с коррупцией в правоохранительных органах. Поэтому дело Оксаны Макар еще долго будет под пристальным вниманием общественности.

Глеб ГОЛОВЧЕНКО, корпункт «Дня» в Николаеве
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ