Всякая денационализация сводится к плохому воспитанию, к нравственной болезни ...
Александр Потебня, выдающийся украинский языковед, философ, фольклорист, этнограф

Образование как национальная идея-2

Сергей Квит: «Гуманитарная политика должна помочь понять, что украинское — это наше, а кроме того — качественное, современное и прогрессивное»
2 февраля, 2016 - 12:03
ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

В первой части интервью министр образования и науки Украины Сергей Квит поделился своим взглядом на проблемы, связанные с реформой университетской автономии (см. материал в № 14-15 от 29-30 января с. г.) О новых принципах финансирования научной деятельности, гуманитарной политике на освобожденных территориях, а также о национально-патриотическом воспитании в школе - читайте дальше.

– Господин министр, предыдущая редакция Бюджета на 2016 год, обнародованная Министерством финансов Украины, содержала позиции, которые фактически перечеркивали планы по реформированию научно-образовательной сферы и стали настоящим потрясением для ученых. Там шла речь, например, об объединении всех отраслевых академий с НАНУ уже с 1 января. Откуда, по вашему мнению, такие идеи вообще взялись? Это проблема коммуникации между министерствами?

– Бюджетный процесс является очень сложным в наши дни. Растут расходы только на оборону. И так должно быть, пока мы не укрепимся и не победим. Постоянно продолжаются дискуссии. Ничего страшного в этом нет. Правительство отказалось от таких планов, в этом, в частности, заключалась принципиальная позиция нашего Министерства. Между законом, недавно подписанным Президентом, «О научной и научно-технической деятельности», с одной стороны, и бюджетом, бюджетным кодексом – с другой, также есть некоторые расхождения. Но следует считаться с тем, что каждый закон требует определенного времени для имплементации.

С организационной и инфраструктурной точки зрения, наша научная сфера до сих пор остается обломком советской системы. Это плохо, но в то же время следует понимать, что если бы не такая чрезвычайно консервативная позиция Академии наук, возглавляемой Борисом Патоном, это имущество уже давно, еще в 90-х годах, было бы «разбазарено». Но дальше мы не можем медлить – государство не будет развивать исследования во всех направлениях, как это было во времена СССР. Мы должны делать акцент на те направления, которые необходимы государству, а также на те, где мы имеем соответствующие научные силы, чтобы претендовать на лидерские позиции. Будем сосредоточивать усилия на интеграции науки и высшего образования.

«ВХОЖДЕНИЕ УКРАИНЫ В ГЛОБАЛЬНУЮ ГРАНТОВУЮ СИСТЕМУ БУДЕТ СТИМУЛИРОВАТЬ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ УЧЕНЫХ»

– Насколько я понимаю, особый акцент при финансировании науки в будущем будет делаться на привлечение грантов. Но понимает ли правительство, что гранты могут быть эффективными лишь при сохранении базового государственного финансирования науки?

– Конечно, государственное финансирование также должно быть. В то же время возможность государства относительно финансирования научных исследований зависит от успеха экономических реформ. Напомню, что, согласно закону «О научной и научно-технической деятельности», независимо от того, в пределах какой институции осуществляется исследование, финансирование будут происходить через Национальный фонд исследований. Сейчас мы не можем сказать, что НАНУ или отраслевые академии являются «государством в государстве». Мы будем принимать во внимание все научные исследования, независимо от того, где они проводятся. Государственную политику в сфере научных исследований будет определять Национальный совет Украины по вопросам развития науки и технологий. К слову, до сих пор у нас даже не было понятия государственной политики в научной сфере. Конечно, гранты и прежде всего участие Украины в рамочной программе ЕС по научным исследованиям и инновациям «Горизонт 2020» – это очень важный фактор. Убежден, что вхождение Украины в глобальную грантовую систему будет стимулировать отечественных ученых, в частности подталкивать их к изучению иностранных языков, прежде всего английского, а также углублять сотрудничество с коллегами за рубежом. Уважение же международного научного сообщества можно получить только благодаря достойным результатам.

– Реформа образования предусматривает сокращение количества аудиторных часов в университетах, уменьшение нагрузки для студентов и преподавателей. Это мотивируется необходимостью уделять больше времени научным исследованиям. В то же время не секрет, что значительная часть студентов – достаточно инертные и безынициативные. Как вы планируете мотивировать их к самостоятельной работе?

– Действительно, когда происходит очередная украинская революция, студенты проявляют себя как наиболее прогрессивная часть общества, они всегда впереди. Но объективно и самокритично анализируя нашу ежедневную академическую жизнь, должны признать наличие многих нерешенных проблем. Для значительной части студенчества академическая недобросовестность, склонность решать разнообразные вопросы коррупционным способом, путем взяток, часто считается нормой. Об этом необходимо говорить. Инертность и безынициативность – не преступление. Однако молодой человек должен быть активным!

В учебном процессе важно, что наряду с уменьшением аудиторной нагрузки реформа предусматривает увеличение количества выборочных предметов. Студент должен сам формировать собственную траекторию обучения. Пока этого не удалось достичь на национальном уровне. Ведь для того, чтобы студент осуществил свой выбор, эти предметы ему по меньшей мере следует адекватно представить. Такие презентации в университетах желательно проводить в марте. Это – ответственность кафедр и преподавателей, которые должны осознавать: чем больше студентов будут выбирать их предметы, тем большим будет их присутствие в университете и как результат более высокой – зарплата.

– На протяжении вашей работы в Министерстве активизировалось международное сотрудничество в образовательной сфере, реализуется немало проектов по студенческой мобильности. Однако кроме очевидных преимуществ, это создает дополнительную опасность оттока наиболее талантливой молодежи из Украины. Какие мероприятия проводит государство для того, чтобы студенты и молодые научные работники возвращались на Родину?

– Не думаю, что мы должны как-то специально «бороться» с таким оттоком. На мой взгляд, разнообразных программ обмена, обучения, стажировки за рубежом как для студентов, так и для преподавателей должно быть как можно больше. Студентам необходимо увидеть, как работают их коллеги в тех странах, где наука и образование имеют большие достижения. Ведь мы сможем двигаться вперед только в том случае, если будем сравнивать себя с лучшими. Также вполне очевидно, что невозможно кому-то запретить учиться и работать за рубежом. Такая проблема актуальна не только теперь и не только для Украины. В то же время хороший выпускник, который после обучения продолжил работу в каком-то глобальном исследовательском центре, может также приносить пользу и своему родному университету – с ним следует поддерживать контакт.

Задание государства – обеспечить этим людям условия для самореализации в Украине, чтобы им было куда вернуться. Вот проблема, которую нам всем нужно решать. Многие молодые ученые возвращаются и продолжают работать в наших университетах – жаль, что об этом явлении не часто вспоминают медиа. Мы должны не ограничивать, а увеличивать международное сотрудничество и одновременно проводить реформы. Нужно идти навстречу проблеме, оценивать ее реалистично, а не прятаться от нее. Если у нас успешным будет развитие экономики, соответственно повысится уровень благосостояния и возможностей, при этом в стране будет обеспечена свобода слова, другие гражданские права и свободы, украинские таланты, выехавшие на Запад, будут стараться вернуться домой, или же внести еще какой-то вклад в будущее Родины.

«ПРАВИТЕЛЬСТВО СДЕЛАЕТ УНИВЕРСИТЕТЫ БОЛЕЕ ДРУЖЕСТВЕННЫМИ ДЛЯ КРЫМСКИХ ВЫПУСКНИКОВ»

– В декабре в интернете появилась информация о том, что в Киевском национальном экономическом университете им. Вадима Гетьмана состоялась защита диссертации доцента, и.о. заведующего кафедрой т. н. «Крымского федерального университета им. В. Вернадского». Якобы разрешение на допуск к защите претендент получил в Министерстве образования и науки. Как вы реагируете на такие случаи? Что может предложить наше государство научным работникам (из оккупированных территорий), которые хотели бы защититься в Украине?

– Министерство образования и науки Украины не признает никаких документов оккупационной власти. Как и не дает никаких персональных разрешений на защиту диссертаций, это дело спецсоветов. Случай, о котором вы упомянули, будет рассмотрен на заседании Аттестационной коллегии МОН. Речь идет о выпускнике докторантуры КНЭУ, он родом из Крыма. Это непростая проблема. Например, еще в 2014 году, по просьбе крымских ученых, мы согласились на создание спецсовета, который занимался бы вопросами крымскотатарской литературы (ранее такого не было). Они проводили свои заседания на территории Украины вне Крыма и защищали диссертации. Как выяснилось, почти все они в конечном итоге выехали из оккупированной территории в другие регионы Украины. Мы думаем над тем, в какой форме можно сотрудничать с нашими научными работниками из оккупированных территорий. Не все смогли выехать, кто-то переедет позже. Но официально представлять в Украине какие-то «федеральные университеты» они действительно не могут. В настоящий момент мы работаем над возобновлением работы Таврического национального университета им. В. Вернадского в Киеве. В этом больше всего помогает Киевский национальный университет им. Т. Шевченко.

– В то же время выпускники школ из оккупированных регионов сейчас вынуждены прикрепляться к заведениям на украинской территории, чтобы сдать экзамены экстерном и получить украинский аттестат, а затем написать ВНО. Также для них существует процедура дистанционного обучения. Планируете ли вы создавать для них другие возможности?

– Мы думаем над этим. Следует понимать, что Крым и оккупированная часть Донбасса – это две разных реальности. Относительно крымских выпускников, правительство на недавно одобрило законопроект, который сделает украинские университеты более дружественными для них. МОН теперь будет иметь право фактически признавать их квалификацию (не документы с печатями оккупационной власти), что облегчит путь в украинские университеты. Также правительство будет выделять специальные квоты для крымчан. На Донбассе наибольшей проблемой стало то, что абитуриентам для того, чтобы добраться на украинскую территорию, пришлось ехать через зону активных боевых действий. Теперь специально для учеников из оккупированных районов востока Украины была упрощена процедура пересечения линии столкновения. В этих вопросах мы прислушиваемся к позиции общественности – если поступают какие-то подходящие предложения, мы готовы их реализовывать. Конечно, выпускники школ в любом случае должны иметь украинский аттестат. Министерство определило и разместило на своем сайте перечень школ во всех областях, куда можно прикрепляться для дистанционного обучения и сдачи экзаменов экстерном.

«ШКОЛЫ СЛАВЯНСКА ПРОСЯТ УКРАИНОЯЗЫЧНЫЕ УЧЕБНИКИ. РАНЬШЕ ТАМ НЕ БЫЛО НИ ОДНОЙ УКРАИНСКОЙ ШКОЛЫ»

– В июле прошлого года начали звучать обвинения в адрес Украинского центра оценивания качества образования относительно вмешательства в электронную систему. В настоящий момент продолжается расследование, правоохранители изъяли серверы с информационной базой. Центру пришлось разрабатывать новые тесты. Видите ли вы угрозу для проведения ВНО в этом году?

– Угрозы проведению ВНО нет. Сейчас ведется следствие, и я не хочу ничего комментировать до его завершения. Очевидно, какие-то вмешательства в систему действительно имели место, но они были единичными и потому не могли повлиять на систему в целом. Она уже доказала свою надежность. Бывший директор УЦОКО Игорь Ликарчук подал в отставку. На мой взгляд, это был благородный шаг с его стороны. Теперь Украинский центр оценивания качества образования возглавляет Вадим Карандий – специалист с хорошей репутацией. В конце прошлого года нам удалось привлечь десять миллионов гривен дополнительно, также внести в бюджет на 2016 год надлежащие средства, которые раньше были недоступными. В настоящий момент обновляется оборудование, дополнительно проводится защита информационной системы. УЦОКО работает по графику. Поэтому ничего не воспрепятствует проведению ВНО этим летом.

– Общественные активисты сегодня воплощают в жизнь немало гуманитарных программ с целью реинтеграции освобожденных территорий на востоке. Они собирают книжки для библиотек, проводят разнообразные встречи с писателями, музыкантами, поддерживают местные школы. Реализует ли какие-то аналогичные программы Министерство образования и науки?

– Мы реагируем на все запросы местной власти, в частности, касающиеся потребности в учебниках, в финансировании образовательной деятельности. Все конкретные просьбы сразу стараемся удовлетворять, ведь это направление для нас приоритетное. Подавляющее большинство из 18 университетов эвакуированных и академических институтов остались работать на контролируемой украинской властью территории Донбасса. Кроме того, Министерство сразу выступило с инициативой уволить госслужащих и некоторых педагогов на освобожденных территориях, которые принимали участие в организации сепаратистских «референдумов». В этом вопросе сотрудничаем с СБУ. Мы лишили ученых званий целый ряд «деятелей образования», которые сотрудничают с оккупационной властью. Часто с такой инициативой выступают преподаватели, вынужденные покинуть оккупированные территории.

Дальше мы не можем медлить — государство не будет развивать исследования во всех направлениях, как это было во времена СССР. Мы должны делать акцент на те направления, которые необходимы государству, а также на те, где мы имеем соответствующие научные силы, чтобы претендовать на лидерские позиции. Будем сосредоточивать усилия на интеграции науки и высшего образования

Также поддерживаем проукраинских педагогов, которые, бывает, подвергаются нападкам. Это непростая проблема, требующая системной политики. Я был в Славянске после освобождения и привез оттуда учебник по украинскому языку, изорванный осколками. Сегодня местные школы просят украиноязычные учебники, хотя раньше там не было ни одной украинской школы, лишь отдельные классы. Должна формироваться дружественная государственная политика, прежде всего гуманитарная, которая будет «втягивать» людей, помогать им понять, что украинское – это их. Также украинское – это качественное, современное и прогрессивное. Такой путь более сложный, но по нему нужно идти.

«НАЦИОНАЛЬНО-ПАТРИОТИЧЕСКОЕ ВОСПИТАНИЕ ДОЛЖНО ПРОИСХОДИТЬ НА ВСЕХ УРОКАХ»

– С 1 сентября во всех учебных заведениях Украины внедряется Концепция национально-патриотического воспитания детей и молодежи. В чем заключается ее ключевая идея?

– Кроме самой Концепции, мы разработали и опубликовали на сайте МОН Методические рекомендации и приблизительный Перечень мероприятий на год, проведение которых будет способствовать соответствующему воспитанию школьников. Мы рассматриваем национально-патриотическое воспитание не только как ответственность учителя истории или литературы. Оно должно происходить на всех уроках на протяжении всего школьного периода. Концепция является действительно хорошим документом, который открывает учителю новые перспективы, побуждает его предлагать какие-то собственные проекты и инициативы, актуальные, например, для конкретного региона. Важно, что в ней нет конфликта между национально-патриотическим и гражданским воспитанием.

Понятно, что украинский язык, история, культура были репрессированы и это следует наверстывать силами и средствами украинского государства. В основе Концепции лежит история создания украинского государства. В то же время в Украине живут национальные меньшинства, которые также являются украинскими патриотами, а люди и культуры также были репрессированы советской/российской оккупационной властью. Здесь самый первый в перечне – крымскотатарский народ, столкнувшийся с новым геноцидом в Крыму. Все они также должны иметь свое место в процессе создания украинского государства, чувствовать себя причастными к нему как украинские граждане, оставаясь при этом теми, кем они являются.

В школьном образовании дидактический компонент играет большую роль. Мы должны воспитывать в детях уважение к государственным символам, к украинским героям. Должны бороться за то, чтобы школа воспитывала гражданина, патриота Украины, который будет готов ее защищать. Ведь в университет приходит уже не ребенок, а взрослый человек. Здесь наша задача заключается в том, чтобы не мешать студентам быть активными и работать самостоятельно, реализовывая собственные проекты. Гуманитарный блок в высшем образовании также существует, мы о нем уже вели речь, но он не должен дублировать национально-патриотическое воспитание в школе. Здесь имеют место разные концептуальные задания.

– Недавно приобрел огласку случай дискриминации украиноязычного ученика в киевской школе. Роман Шостя, отец ученика школы №78, расположенной в центре столицы, жаловался в Facebook на нарушение прав его ребенка. По его утверждению, со школьниками учителя общаются преимущественно на русском языке, на этом же языке проводят внеклассные мероприятия. Он обвинил администрацию учебного заведения в «украинофобском уклоне». Об аналогичных ситуациях сообщали и другие пользователи соцсетей. Отечественные школы часто формируют у многих учеников отношение к украинскому языку как к формальности, не очень нужной в жизни. Как можно изменить такое положение дел?

– Это вопрос индивидуальной культуры – когда человек преподает на украинском языке, но на перемене моментально переходит на русский. Так поступать не совсем честно по отношению к ученикам. Также следует помнить, что эти учителя пришли работать в украиноязычную школу. На мой взгляд, здесь следует отталкиваться от конкретных примеров. Я всегда прошу написать конкретно – какая школа, какой именно учитель, в чем заключается конфликт. Тогда вместе с местной властью мы могли бы выяснить, что именно случилось – либо вина учителя, либо же это антигосударственная политика директора школы. После этого Министерство может вмешаться в ситуацию. К сожалению, родители часто отказываются говорить конкретно, поскольку боятся, что это навредит ребенку. Мол, изменения должны произойти, но моя фамилия там не прозвучит. Я такую позицию не воспринимаю. Очень многое зависит от родителей, от того, способны ли они самоорганизоваться. Иногда достаточно бывает обычного общения и выяснения позиций. Мы готовы сотрудничать со всеми, кто действительно хочет изменений. Поскольку в сегодняшнем разговоре у нас с вами, в силу обстоятельств, преимущественно звучит критический дискурс, я также хочу подчеркнуть большую положительную роль наших педагогов и директоров школ, которым должны уделять намного больше внимания, а не только постоянно критиковать.

«ПРЕМЬЕР-МИНИСТР И ПРЕЗИДЕНТ ПОДДЕРЖИВАЮТ ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ РЕФОРМЫ»

– В начале ноября прошлого года премьер-министр Яценюк анонсировал увольнение ряда министров, в частности, прозвучала и ваша фамилия. К слову, именно его появление там вызвало чуть ли не наибольшее возмущение общественности. Сообщал ли вам председатель Кабмина о своих мотивах? Чувствуете ли вы поддержку премьер-министра и Президента относительно направления реформ, которые осуществляете как министр?

– Впоследствии на первом же очередном заседании правительства премьер-министр сказал, что это ошибка, произошедшая при общении с журналистом, и что он не имел в виду меня. Со мной лично никаких разговоров на эту тему не было. Премьер-министр и Президент поддерживают образовательные реформы. У нас хорошо налажено сотрудничество с другими министерствами. Мы, в частности, успешно координируем свою работу с Министерством финансов Украины, как бы трудно порой это не было. На протяжении последнего года уровень сотрудничества очень изменился – с тем, что было раньше, просто не сравнить.

В наш адрес раздается много критики, и это нормально, ведь Украина – демократическая страна. Я думаю, мы идем путем, по которому необходимо пройти. Сотрудничаем с международными экспертами, с коллегами из Польши, Британии, США, Канады, Бельгии, Голландии (например, в вопросах развития профессионального образования). В то же время просто повторить чужой опыт невозможно, ведь речь идет о разных временах, культурных реалиях, разных экономических ситуациях. Нам нужно перенести лучший опыт в украинские реалии и шаг за шагом двигаться от худшего к лучшему. Иногда речь идет об эволюционных изменениях, иногда – о революционных, но профессиональной альтернативы этому я не вижу.

Роман ГРИВИНСКИЙ, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ