Бедный человек не тот, у которого нет ни гроша в кармане, а тот, в которого нет мечты
Сократ, древнегреческий философ, один из основателей Западной философии

Образование в Казацком государстве. И некоторые аналогии

7 апреля, 1996 - 20:32

Украинская история бурных XVII — первой половины XVIII веков является достаточно богатой разнообразными событиями политического, военного, дипломатического характера — поражения и победы украинского оружия, успехи и неудачи украинской дипломатии... Однако далеко не последнюю роль для воссоздания целостной картины того, что происходило на землях Украины во времена Гетманщины, играет важная сфера культуры — образование. Нам кажется, что достаточно интересным для читателя будет экскурс в реалии украинского школьного образования и образования в целом времен Гетманщины. На этом пути можно сделать для себя много неординарных и достаточно неожиданных открытий...

Именно качественное и универсальное образование было одной из главных причин того, что в раннемодерной Европе знали и уважали лидеров украинского казачества, гетманов и старшину — Terra Cossakorum. Весомый вклад в это был сделан центром украинской духовности и образования, о котором пойдет речь далее.

Общеизвестно, что просветительным заведением первой величины в Украине XVII—XVIII веков была Киево-Могилянская академия, истоки которой восходят к 1615 г. — времени основания школы при Богоявленском братстве в Киеве. Преобразованная в 1632 г. в коллегию, а в 1701 г., согласно указу русского царя Петра I, в академию, она фактически до основания Московского университета в 1755 г. была единственным в Восточной Европе учебным заведением высшего типа.

Славу Могилянке создавали, в первую очередь, ее руководители и преподаватели, среди которых было немало выдающихся ученых и писателей, составляющих цвет украинской интеллектуальной элиты того времени. Это, прежде всего, Сильвестр Косов, Йоаникий Галятовский, Варлаам Ясинский, Йоасаф Кроковский, Лазарь Баранович.

Введенные Петром Могилой в преподавание науки читались там и позже. Языком изложения была латынь, оставался и польский язык. К преподаванию добавлялись также немецкий, греческий, старославянский языки, позже — французский и русский.

Академия была двигателем преобразований, изменений в традиционном мировоззрении, переориентации на научное познание мира. Это стало возможным благодаря синтезу научных достижений Запада и Востока Европы. Западные идеи и наработка ученых переосмысливались в соответствии с потребностями собственной культуры, ее традиций, вероисповедания. Было бы хорошо поучиться этому и современным отечественным деятелям образования, которые, к сожалению, в основном некритически воспринимают наработки своих зарубежных коллег, механически перенося их в украинскую почву с соответствующими последствиями.

Интересно отметить, что в плане приема на учебу выходцев из разных сословий академия была достаточно демократичным учреждением — здесь учились представители почти всех сословий украинского общества, светские люди преобладали над выходцами из духовенства. География мест, откуда прибывали на учебу в Академию спудеи, была чрезвычайно широкой — от Перемышля на Западе до берегов Северского Донца на Востоке, хотя русский царь Алексей Михайлович относился к выходцам из Правобережной Украины в коллегиуме резко негативно.

В разные времена в Академии преподавала целая плеяда выдающихся украинских ученых — первый преподаватель философии Иосиф Кононович-Горбацкий, возможный автор «Синопсиса» Иннокентий Гизель, Георгий Щербацкий.

Не будучи университетом в классическом значении этого слова, академия была своеобразной «подготовительной ступенью» для украинской молодежи, которая желала продолжить свое образование за рубежом. Культурно-образовательный обмен — фактически, прообраз Болонского процесса, который позволял свободное получение или продолжение образования в любой стране Европы, был внедрен уже в те времена.

Интересно, что на учебу за границу ездили дети не только зажиточных старшин — землевладельцев, но и мещан, простых казаков — украинцев, в отличие от Московского государства, где зарубежные поездки были фактически запрещены духовной властью, чтобы молодежь не подхватила западной «культурно-религиозной заразы». Зато на учебу в Академию, которая была очагом культуры не только для Украины, съезжались представители стран славянского мира, родственных с Украиной культурно. Эпохой наивысшего расцвета Академии было время гетманства Ивана Мазепы, который лично выделял на содержание учебного заведения большие средства, построил новое помещение для него — корпус, который позже назвали Мазепинским. В конце XVII в. здесь училось около 2000 студентов ежегодно.

Знаковым является тот факт, что почти все выдающиеся украинские деятели XVIII в. вышли из Киевской академии — гетманы, генеральная старшина, канцеляристы Генеральной военной канцелярии. Необходимо здесь вспомнить об авторе монументального произведения украинского историописания первой половины XVIII в. — «Летописи» Самийла Величко, который также учился в Академии. Достаточно показательным является то, что большое количество высшего русского духовенства с 1700 по 1762 года состояло из украинцев, учеников Могилянки. Учился здесь и известный русский ученый, инициатор основания Московского университета, академик М.В. Ломоносов.

После получения статуса Академии, она приобщилась к образованию коллегий в Чернигове (1700), Харькове (1726), Переяславе (1730) и других городах Украины, таким образом, посодействовав образованию сети средних школ в Украине.

Во всех этих учебных заведениях, с незначительными различиями, преподавались все те же предметы, что и в Академии — грамматика, синтаксис, пиитика, риторика, философия.

Высоко ценилось образование в Запорожской Сечи — об этом свидетельствует хотя бы то, что, как пишет наш выдающийся историк, академик Дмитрий Яворницкий, большинство сечевого общества было грамотным и собственноручно подписывалось на всевозможных письмах, ордерах и других документах. В Запорожской Сечи существовали и свои школы, которые разделялись на монастырские, сечевые и церковно-приходские. В сечевой школе преподавалось пение, чтение и письмо. По разным данным, численность учеников в школе достигала 80 человек.

Монастырская школа существовала при Самарско-Николаевском монастыре. В ней преподавали грамоту, молитвы, Закон Божий и письмо. Церковно-приходские школы существовали при всех приходских церквях запорожцев, которые проживали в слободах, зимовках.

Процент грамотности, учитывая уважение общества к образованным людям и поощрение казачества к учебе даже в старшем возрасте, был достаточно высок.

Об этом свидетельствует интересный документ, который вспоминается в «Истории запорожских казаков» Д.И. Яворницкого, — Расписка от 1763 года об обязанности выполнять все порядки внутреннего благоустройства, в которой подписывались «кто по простоте крестами, а кто может — письмом». Согласно этой расписки, на 13 неграмотных сечевиков в одном курене приходились 15 грамотных. Нужно согласиться с авторитетным мнением ученого, что подобного уровня грамотности на то время не наблюдалось даже у высших слоев русского народа.

Не порочила Казацкое государство и начальная, народная школа. Она содержалась на собственные средства украинского населения и по его собственной инициативе. К середине XVIII века на территории семи полков Гетманщины существовало 866 народных школ, что в сопоставлении с плотностью населения равнялось одной школе на 1000 человек. В 1767 году только в одном Черниговском полку существовало 143 школы, по одной на 746 человек.

Понимая, что распространенность и качество образования в Украине — Гетманщине — одна из главных преград на пути к ее окончательному закрепощению, Русская империя постепенно принимает меры по сокращению количества школ в Украине, добиваясь этого разными средствами. Вследствие этого уже в конце существования Гетманщины на одну школу в среднем приходилось по 6750 учеников.

Такая деятельность имперской администрации не могла не отразиться на положении украинцев в государстве. Потеряв возможность учиться в своих учебных заведениях, украинство ослабело культурно, экономически, потеряло остатки воли к противоборству, осознание своей независимости. Уже некому было защищать те остатки автономии, которыми еще пользовалась Гетманщина после правления императрицы Елизаветы.

Без осознания сегодняшними украинскими власть имущими той истины, что без всеобъемлющего, качественного национального образования всех звеньев — начального, среднего и высшего — будущее Украины как независимого и действительно европейского государства всегда будет под вопросом.

Денис ЗАХАРОВ
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments