Теперь каждый украинец должен, ложась, в головы класть мешок мыслей об Украине, должен покрываться мыслями об Украине и вставать вместе с солнцем с хлопотами об Украине.
Николай Кулиш, украинский драматург, режиссер, педагог, представитель Расстрелянного Возрождения

ОЛЕГ КРЫСА: КИЕВСКАЯ ПРЕЛЮДИЯ НАКАНУНЕ ГАСТРОЛЕЙ В АНГЛИИ

22 декабря, 2000 - 00:00

Олег Васильевич в прекрасной творческой форме. Почерк Крысы отличается от других скрипачей прежде всего тем, что он — музыкант, который имеет своеобразный звук, рожденный как техническим мастерством, виртуозным владением скрипкой, так и настроем души, эмоций артиста, и тем зачаровывает слушателей. Кстати, в зале филармонии сидела Татьяна Павловна Чекина — жена Крысы, пианистка по специальности, которая не просто переживала за мужа, но является его первым суровым критиком.

— В Киеве мы не только провели генеральную репетицию, но и сделали записи концертов Брамса и Мендельсона. Считаю, что хорошо поработали с Национальным симфоническим оркестром Украины перед совместными гастролями в Англию, — подчеркнул Олег Васильевич. Он не скрывал, что рад теплому приему киевской публики. — Заканчивается год, у меня было много разных музыкальных событий, интересных путешествий. Так, впервые в своей жизни гастролировал в Китае. Кстати, выступал в новом составе квартета им. Леонтовича, где работал вместе со старшим сыном Петром. Выступал с концертами в Австралии, Японии и странах Западной Европы. После Киева отправляюсь на гастроли в Россию и Литву. Записал несколько новых дисков вместе с женой Татьяной. Это так называемая серия «Путешествия со скрипкой». Закончил диск английских, французских и испанских произведений. С сыном Петром записал симфонию — концертанту Моцарта для скрипки и альта. Я там выступал как альтист. Мы работали в Литве с прекрасным Вильнюсским оркестром под управлением Саулюса Сондецкиса. Мне очень приятно, что удалось издать свои архивные записи 60—70-х годов. Они выходят под названием «Искусство Олега Крысы». Там будут представлены произведения и украинских композиторов: Скорика, Штогаренко и Губаренко. Среди новинок этого года — компакт-диск произведений Лятошинского («Скрипичная соната» и два фортепьянных трио). Скоро должен выйти диск с моей первой записью — Концертом Венявского, который я играл еще в двадцатилетнем возрасте, и так случилось, что больше ни разу его не исполнял. Надеюсь, что все эти записи будут в Украине, а не только на западном рынке.

— Олег Васильевич, на этот раз плотный график не дал вам возможности поработать в мастер-классах. Планируете ли поездку во Львов с концертом?

— Во Львов сумел вырваться лишь на два дня в перерыве между студийными записями. Был там не как музыкант, а как частное лицо — увиделся с мамой и братом, пообщался с друзьями. С этим городом у меня связаны наилучшие мгновения — это особая страница в моей жизни и сердце. Остались приятные воспоминания о школе, учителях, товарищах. Каждый раз, когда приезжаю во Львов, волнуюсь. У нас была очень хорошая атмосфера в классе, и до сих пор мы стараемся не потеряться и общаемся между собой. Мы учились вместе с Которовичем, Мазуркевичем, в параллельном классе — Слободяник, Ересько, немного младше нас Башмет. Мне очень приятно, что на родине меня помнят. Приятно, что на днях стал почетным профессором Львовской консерватории. Планирую, что через год обязательно приеду на гастроли и выступлю не только в столице, но и других городах Украины.

— Заканчивается 2000 год. На ваш взгляд, какие музыкальные достижения он принес?

— Мне кажется, что эпохальных музыкальных событий и произведений, которые появились именно в 2000 году, нет. Экономические отношения давят на культуру. Хотя я с оптимизмом смотрю в следующее тысячелетие, потому что без духовности незачем жить. К сожалению, во всем мире культура не приносит прибыли и ее поддерживают только энтузиасты. В следующем столетии музыка будет разная, а не только электронная, как считают некоторые пессимисты, разнообразная и разностилевая. Для меня не так существенно, когда написана музыка, главное, чтобы она была хорошей музыкой. Когда меня спрашивают, кто мой любимый композитор, то я отвечаю, что тот, кого я исполняю именно сейчас. Ибо музыкант должен влюбиться в произведение. Только тогда возникает мгновение радости, что ты отдаешь частичку своего сердца через музыку слушателям.

— Вы продолжаете заниматься педагогической деятельностью в Америке?

— Уже семь лет работаю в Eastman School of Music, которая находится в городе Рочестере (север штата Нью-Йорк). Это международное учебное заведение, где учатся студенты из разных стран мира. Получаю колоссальное наслаждение от общения с молодежью. Стараюсь принимать участие в конкурсах как член жюри, чтобы знать, какая смена идет за нами. Разговоры о том, что конкурс для музыканта не очень важен в дальнейшей карьере, сегодня небезосновательны. Это раньше, в годы советской власти, без победы на конкурсе у нас музыкант вообще не имел права выступать на профессиональной сцене. Теперь каждый скрипач должен сам принять решение, нужно ли ему конкурсное соревнование. Есть артисты, у которых в послужном списке немало побед, а их никто не знает. И наоборот — не участвовали в конкурсах, а виртуозно владеют инструментом, много гастролируют. Занятие музыкой — трудное дело, и начинать надо с раннего детства. Помню, как сам больше хотел играть в футбол, а не сидеть за гаммами. Здесь важен «домашний террор», как родители сумеют привить любовь к инструменту. Только тогда постепенно музыка входит в твою кровь и без нее не можешь обойтись ни одного дня. Сейчас мне кажется, что заберите у меня скрипку, и я не смогу дышать. В детстве с удовольствием сидел в оркестровой яме рядом с дирижером и дрожал от счастья. А первое выступление на сцене? Разве что-то может быть лучше? Я горд, что мои сыновья стали музыкантами, и надеюсь, что внуки также продолжат нашу династию.

— Почему ваша жена Татьяна не вышла на сцену?

— Потому что я выступал с музыкантами Национального симфонического оркестра, и поэтому в киевском концерте она только зритель, а на гастролях в Санкт-Петербурге и Вильнюсе будет мне аккомпанировать в сольных программах.

— В декабре прошлого года вы приезжали в Киев всей семьей. За дирижерским пультом стоял ваш младший сын Тарас. Чем он сейчас занимается?

— Он живет в Сент- Луисе. Играет в местном симфоническом оркестре как скрипач и занимается дирижированием. Контракт на три года через пару месяцев закончится. Поэтому сейчас Тарас потихоньку подыскивает новую работу. Был приглашен на фестиваль камерной музыки во Львов как дирижер. Я рад, что он нашел себя в искусстве и его уважают как музыканта даже без моего вмешательства.

Надо отметить, что успех концерта в Киеве вместе с Олегом Крысой разделили музыканты Национального симфонического оркестра Украины под управлением Теодора Кучара (США). Публика оценила слаженность игры скрипача и оркестрантов. Хорошо знакома меломанам и экспрессивная фигура дирижера. Господин Теодор в начале 90-х годов возглавлял этот коллектив.

О том времени осталось двойственное ощущение. С одной стороны, оркестр много гастролировал за границей, делал аудиозаписи, а с другой, вышел из-под контроля филармонии, перестал согласовывать совместные планы. Именно поэтому пришлось создавать новый коллектив — Симфонический оркестр Национальной филармонии Украины. Началась путаница с названиями, а со временем возник спор за репетиционное помещение между двумя организациями. Распри музыкантов по творческим, стратегическим и экономическим вопросам привели к тому, что часть музыкантов начала искать лучшей доли, а с Кучаром не продлили контракт. Отголоски бури перманентно возникают и до сих пор. Оркестранты даже прибегали к крайним мерам — бастовали. После последнего ноябрьского пикетирования Николая Берегового сняли, а худруком и главным дирижером, соединившим две должности, стал Владимир Сиренко.

Впрочем, экс-руководитель Национального симфонического оркестра Украины Теодор Кучар о тех неприятностях забыл. Живет в Денвере, преподает в местном университете, много гастролирует как дирижер, является директором Австралийского фестиваля классической музыки. С Олегом Крысой сотрудничает уже одиннадцать лет (то есть с того времени, когда скрипач переехал в Америку). Киевский концерт стал 50-м в их творческом дуэте.

— Скрипичные концерты Брамса и Мендельсона для музыканта — это как «Библия» для христианина, — считает маэстро Кучар. — Национальный симфонический оркестр — один из лучших коллективов не только Украины, и в мире не так много подобных профессионалов высочайшего класса. Для меня музыка — не работа, а наслаждение. Я закончил Нью-Йоркскую школу музыки и консерваторию. Очень люблю играть на альте, но сейчас это мое хобби. Работал с разными коллективами и, как мне кажется, «ключик» нашел к украинским музыкантам. Это произошло еще семь лет назад, когда руководил Национальным симфоническим оркестром. Рад, что мы снова нашли общий язык, несмотря на двухлетнюю паузу в работе. Оркестр владеет широким репертуаром и выступать с ним большое наслаждение.

Выступление в Киеве — лишь прелюдия перед гастролями Национального симфонического оркестра Украины в Англии, которые начнутся в феврале 2001 года. Вместе с украинскими американцами они дадут 17 концертов в разных городах туманного Альбиона. После Киева Олег Крыса поехал на гастроли в Санкт-Петербург, а Кучар в начале января будет дирижировать Лондонским симфоническим оркестром.

Татьяна ПОЛИЩУК, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments