Публика проявляет ненасытное любопытство ко всему, за исключением того, что действительно стоит знать.
Оскар Уайльд, выдающийся ирландский англоязычный поэт, драматург, прозаик, эссеист

Полуправда, ложь или провокация?

Послесловие к выставке «Волынская резня»
22 апреля, 1996 - 20:03

8 апреля в Украинском доме открылась выставка под названием «Волынская резня: польские и еврейские жертвы ОУН-УПА»

Поводом к ней выбраны трагические события на Волыни 1943—1944 годов, в результате которых с обеих сторон погибли тысячи невинных людей, включая детей, женщин, пожилых людей. Это является действительно драматическим и грустным эпизодом польско-украинских отношений, который долго будет оставаться неизлечимой раной на теле обоих народов. Именно поэтому выяснение причин возникновения этих событий и их ужасных последствий является исключительно важным сегодня.

Украинско-польские отношения на протяжении своей длинной истории переживали разные времена — лучшие и худшие, переходили от попыток сотрудничества к жесткой конфронтации и наоборот.

Очень подходящим, считаем, является мнение известного польского общественного деятеля Яцека Куроня, высказанное в годовщину Волынской трагедии о невозможности выхватывания любого исторического события из его исторического контекста, поскольку таким образом искажается и подделывается вся картина польско-украинских взаимоотношений!

Поэтому, коротко бросив взгляд на предыдущий период взаимоотношений двух народов, попробуем очертить несколько главных причин случившейся трагедии. Конечно, одной из них может быть названа проблема восточных границ Польши, а, следовательно, и судьба Восточной Галичины и Волыни. Каждый народ, со своей стороны, считал, что имеет полное право на эти территории — поляки настаивали на восстановлении довоенных границ Польши, украинцы же отмечали обстоятельства, которые привели к аннексии этих земель, а также на праве каждого народа на самоопределение, соборность и государственную независимость. Понимая всю важность взаимопонимания, стороны все-таки не нашли весомых аргументов для понимания друг друга, что в конце концов привело к ужасной братоубийственной войне.

Не последней причиной, которая спровоцировала конфликт, была политика «разделяй и властвуй», воплощаемая Сталиным и Гитлером относительно украинского и польского национально — освободительных движений и Украины и Польши в целом. На сегодня документально доказанным является то, что часть конфликтов была спровоцирована немцами и советскими партизанами.

Еще одним важным фактором, который способствовал заострению противостояния, были негативные стереотипы относительно украинцев и поляков, крепко утвердившиеся в массовом сознании обоих народов.

Можно сделать вывод, что украинцы и поляки стали заложниками междунациональных отношений, формировавшихся в течение многих веков, и были унаследованы поколениями XX века.

Болезненным вопросом на сегодня остается и то, кто начал конфликт. По авторитетному мнению украинского историка Ярослава Грицака, выяснить это почти невозможно, поскольку ни одна из версий не может быть подтверждена документально. То же касается и количества жертв с обеих сторон, расхождения в числе жертв, которые озвучиваются поляками и украинцами, слишком большие.

Вина за конфликт лежит как на украинцах, так и на поляках. Волынская трагедия стала очередным отголоском вражды, ненависти друг к другу, что было обусловлено исторически. Важную роль сыграли и конкретные обстоятельства, которые сложились на Волыни под воздействием разных сил во Второй мировой войне.

Мы попросили дать комментарий относительно выставки и трагических событий на Волыни 1943—1944 годов известного ученого, руководителя рабочей группы историков при Правительственной комиссии по изучению деятельности ОУН и УПА, доктора исторических наук, профессора Станислава Кульчицкого.

— Вопрос украинско-польского конфликта на Волыни 1943—1944 годов не является новым, он исследовался и обсуждался в кругу других вопросов на многих конференциях, симпозиумах с польскими коллегами-историками, в частности, было организовано несколько общих мероприятий с известным польским историком Владиславом Филяром.

Переходя к рассказу о трагедии на Волыни, стоит отметить несколько моментов, связанных с ней.

Прежде всего, нужно отметить, что волынские события 1943 года, были организованными и целеустремленными, тут нельзя говорить о спонтанности или случайности. Антипольская акция происходила в виде вооруженных столкновений между польскими и украинскими отрядами самообороны, в том числе и теми, которые относились к единицам УПА. Однако страдало и мирное польское население, которое, к сожалению, значительно в большей мере пострадало от этих акций. Нужно учитывать тот факт, что поляков на Волыни было приблизительно 10—15%, украинцев же было намного больше. Если взять Холмщину, там население было приблизительно 50% на 50%, — Грубешовский уезд, например — там вырезались именно украинские села. Ненависть была колоссальная, она усиливалась немцами и советскими партизанами, имевшими соответствующие инструкции, и, во всяком случае, они делали вс- себе на пользу, чтобы истощить противоборствующие стороны. Много было местной инициативы, но принимал в этом участие и тогдашний командарм УПА Д. Клячкивский, — нет конкретных письменных следов, но такой логический вывод нужно сделать. Он достаточно быстро был отстранен от своей должности, его заменил Роман Шухевич.

Во время конфликта шло взаимное уничтожение поляками украинцев, украинцами поляков, но на Волыни, в больших масштабах, убийства были именно поляков. Можно привести характерный пример отношения местного населения к описываемым событиям. Существовала небольшая, маловлиятельная организация — «Комитет украинских крестьян», которая в своем воззвании обращала внимание на то, что начали дело политики, а ощущать на себе все последствия придется именно местному населению — простым украинским крестьянам.

— Относительно самой выставки, которая открылась в Украинском доме, — то для того, чтобы сделать какой-то вывод, экспозицию нужно внимательно посмотреть. Я лишен этой возможности, не могу дать окончательный ответ. Вполне ясно, что эта тема уже не является белым пятном, которым она была когда-то. Мы работали с 1998 по 2005 год в составе рабочей группы при Правительственной комиссии по проблеме ОУН-УПА. Было опубликовано много трудов, в частности, одна из книг имеет непосредственное отношение к теме. Это книга профессора Игоря Ильюшина «Волинська трагедія 1943—1944 років», изданная на полиграфическом участке Института истории Украины НАНУ в 2003 году, имеет 314 страниц. Большой объем позволил автору подойти к проблеме достаточно широко, с учетом всех действующих сторон (а их было много) — Армия Краевая, УПА, советские партизаны, немецкая администрация. Было много разных организаций, наблюдавших то, что происходит.

Я не могу скрыть разочарования тем, что вот мы написали книгу об УПА и ОУН, а она оказалась никому не нужной, даже несмотря на то, что мы выполняли поручение правительства и Правительственной комиссии, а работа эта финансировалась Верховной Радой. Она закончена, «Наукова думка» издала книгу тиражом 500 экземпляров, вокруг нее не ведутся никакие дискуссии, никому не интересно, что там происходило в действительности, кто чем руководствовался, почему возникли обстоятельства, когда люди погибали десятками тысяч. В течение последних пяти лет я всячески пытался посодействовать введению книги в широкое обращение, но никто в этом не заинтересован. Кстати, она есть на портале Института, там каждый желающий может с ней ознакомиться. В настоящий момент поменялось правительство, оно тоже не заинтересовано, как и предыдущие правительства Президента Ющенко в том, чтобы выслушать собственно самих историков. Вместо этого, они обращаются к полякам за материалом, который компрометирует ОУН-УПА. Хорошо известно, что в Польше есть много политических течений, есть и абсолютно шовинистические, например, содействовавшие подготовке этой выставки.

Мы никогда не пытались доказать, что УПА — «белые и пушистые» люди. Было всякое, это армия через которую прошло 400 тысяч за все время ее существования. Люди бывают разные, также как и во всех армиях. Я думаю, что один из этих людей, командарм Дмитрий Клячкивский, несет ответственность за то, что случилось на Волыни. Об этом не вспоминает никто из «национал-патриотов», которые пишут пафосные статьи в газеты.

По-моему, трагедия поляков и украинцев является каким-то футбольным мячом, которым политики обеих сторон играют друг с другом. И если официальные должностные лица украинского правительства обращаются за компроматом на тех людей, которые хорошо или плохо, но находятся в границах современной Украины, и являются частью украинской истории, то это просто несолидно. Тем более что у нас есть историки, которые эти проблемы изучали, которые могут сказать, объективно или нет, дать факты, которые можно проверить, с которыми можно дискутировать, но все-таки факты.

Подытоживая все, что происходит в этом направлении, должен заявить, что горько разочарован результатами той встречи — Кучмы-Квасьневского, когда был подписан Меморандум о взаимном понимании, и было признано, что между двумя государствами существуют трудные вопросы и они должны решаться историками, а не политиками. И им нужно предоставить все возможности изучить эти вопросы, а политикам налаживать «мосты» между современными государствами.

— Не считаете ли вы это очередной попыткой русских организаций в Украине, во взаимодействии с польскими шовинистами, поссорить Польшу и Украину?

— Не считаю врагом современную Россию. Она многолика, это часть нас самих в результате пребывания в империи. И в Украине есть разные политические течения, не удивительно, что есть такие, что ищут сообщников, в том числе и в Польше

Несколько дней назад я принимал участие в передаче «Точка зрения» на УТ-1. Там были две студии — в одной дрались нардепы, а в другой был я и глава одной из русских организаций Украины, по фамилии Шуров. Мне, как историку, дали слово только на пять минут в конце. Когда начал говорить Шуров, то аж уши вяли — он доказывал, что бандеровцы — негодяи, ссылаясь на Отто Скорцени! (штандартенфюрер СС, участник спецопераций).

По-видимому, мы еще не созрели для того, чтобы наши интересы не были разорванными, чтобы мы не работали на другие страны, нельзя забывать и о пятой колонне внутри страны. Нам нужно государство, которое беспокоится о нации (не этнической!) Обязательно должна быть и дружба с Россией.

Нужно держать себя в курсе дел относительно исторического прошлого, но помнить, что это прошлое, могут быть разные истории, дискуссии относительно этого, но прошлое мы не изменим, оно такое, какое есть.

— Благодарю за беседу

***

Делая выводы из ужасной трагедии на Волыни, мы должны признать вину друг друга, найти силы для извинения и не допустить, чтобы это когда-либо повторилось.

По-настоящему толерантным, взвешенным и справедливым для обеих сторон является мнение, высказанное в беседе на «Радио «Свобода» атташе по вопросам науки и культуры посольства Польши в Украине пани Ольгой Гнатюк: «Мы должны понимать, что есть польская боль, но мы должны также понимать и украинскую боль»

Денис ЗАХАРОВ
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ