Мир, прогресс, права человека - эти три цели неразрывно связаны. Невозможно достичь какой-то из них, пренебрегая другими.
Андрей Сахаров, физик, правозащитник, диссидент, общественный и политический деятель, лауреат Нобелевской премии мира

Пушкин в Мадриде

Как две столицы обменялись памятниками
26 февраля, 1999 - 00:00

В годы моего пребывания на посту посла Советского Союза в Испании меня связывала большая дружба с одним из выдающихся политических деятелей и видных философов этой страны Энрике Тьерно Гальваном. Жители Мадрида дважды избирали его алькальдом, так по традиции называют в Испании мэра испанской столицы. При нем между Москвой и Мадридом завязались дружественные отношения, и вместе с алькальдом мы искали возможности проведения интересных, оставляющих след мероприятий в общении двух столиц.

Так, нам пришла идея организовать между Москвой и Мадридом обмен памятниками выдающихся деятелей литературы двух стран. Я предложил, чтобы в испанской столице был воздвигнут памятник Александру Пушкину, Э.Тьерно Гальван в ответ решил послать в дар Москве памятник Сервантесу. В.Промыслов, тогдашний председатель Моссовета, охотно откликнулся на эту идею. Скульптуру для Мадрида — оригинальную — сделал наш мастер Олег Комов. Место ей Тьерно Гальван отвел в одном из красивейших уголков испанской столицы — парке «Фуэнте дель Берро». Особенностью этого парка было то, что он уже был украшен скульптурами нескольких выдающихся испанских и иностранных поэтов, и появление там памятника нашему поэту стало бы продолжением красивой традиции.

Предлагая именно Пушкина для Мадрида, я хотел, помимо всего прочего, воздать дань тому, что не может не льстить всему дипломатическому племени нашей страны: ведь Александр Сергеевич, что ни говори, отчасти наш коллега. 8 июня 1817 года он окончил Царскосельский лицей, а уже 13 июня был определен в Коллегию иностранных дел. Запало мне в память и где-то читанное, что вроде бы он даже собирался на работу в российскую миссию в Мадриде, правда, документальных подтверждений этому обнаружить не удалось. Но для задуманной операции это была всего лишь деталь. Всем хорошо известно: строки, обращенные к испанской тематике в творчестве поэта, — свидетельство того, что эту страну он глубоко чувствовал и любил. Она была в его глазах овеяна ореолом очарования и романтики, что вообще свойственно нашим людям в отношении Испании. Главное же заключалось в том, что речь шла о великом поэте.

К концу января 1981 года — на это время было намечено проведение первой недели Москвы в Мадриде — сооружение памятника было завершено, и 27 числа того же месяца состоялось его торжественное открытие. Присутствовал, конечно, Олег Комов. Прилетел и специальный представитель Москвы. В полном составе была делегация СССР на мадридской встрече во главе с заместителем министра Ильичевым, работники посольства с семьями. Но самое примечательное — множество испанцев.

Скульптура открыта. Пушкин — во весь рост. Облокотившись на колонну, он смотрел на необычное собрание на другом конце Европы. Еще одно свидетельство (на этот раз монументальное) того, что слух о нем прошел не только «по всей Руси великой», но и далеко за ее пределами.

Мы с Тьерно Гальваном начали торжество краткими речами. В них тревоги и надежды того времени, но основное — культура, духовные связи, прочно объединяющие народы наших стран.

Я позволю себе привести полностью выступление Э.Тьерно Гальвана, поскольку это были слова одного из самых популярных политических и общественных деятелей тогдашней Испании, а главное — это слова испанского друга, произнесенные по случаю открытия первого памятника Пушкину в Западной Европе.

«Уважаемый господин посол!

Дорогие друзья! Дамы и господа!

Как правильно отметил господин посол, пути к миру проходят через муниципалитеты. Работа муниципалитетов — это мирная деятельность. Жители города — это понятие мирное. Наши повседневные заботы — это заботы о том, как работают муниципальные службы: газ, электричество, дорожное движение, защита окружающей среды, все эти мирные заботы заставляют нас думать не о войне как о факторе деструктивном, а о мире — факторе созидательном. Пути к миру проходят через муниципалитеты. Логично, что, если мы хотим укрепить мир, нужно крепить связи между городами всего мира, и в первую очередь между городами Европы. Но не Европы политической, которая для нас, руководителей городов, не представляет особого интереса, а Европы культурной. Европы с самых северных границ до южных границ, унаследовавшей черты римской, греческой, византийской культур. Европы, сохраняющей живые свидетельства культуры христианства — религии мира и любви между народами. Европейская культура, основанная на этих принципах, нашла свое воплощение в городах, ее жителях. И сегодня мы присутствуем на церемонии открытия монументов, олицетворяющих великие символы — символа Москвы в Мадриде и символа Мадрида в Москве. Речь идет и о двух великих представителях культуры, которые всем своим творчеством призывали к миру и взаимопониманию между народами. Мы говорим о Пушкине и о Сервантесе.

Пушкину принадлежат замечательные, проникновенные, прекрасные, идущие из глубины сердца слова о нашем великом писателе. Сервантес всегда проповедовал идеи мира. Все его творчество проникнуто ими. Идеи войны в минуты соприкосновения с действительностью всегда оказывались несостоятельными. Таким образом, идеи войны и разрушения никогда не являлись доминирующими в его творчестве. Наоборот, принципы гуманизма и взаимопонимания всегда превалировали в его произведениях. И Пушкин, и Сервантес имели между собой нечто общее: описывая природу человека и глубинные человеческие качества, они несли в своем творчестве идеи добра, мира и справедливости. Сервантес с его литературными персонажами — странствующим рыцарем Дон Кихотом, Санчо Пансой, Россинантом — всегда будет вместе с нами.

И сейчас образ великого писателя нашел свое воплощение в столице СССР, так как там любят, ценят, читают это замечательное произведение, потому что, как сказал великий Пушкин, произведения Сервантеса — это лучший символ того, что хорошего в жизни должен совершить каждый человек. И если мы хотим следовать заветам великого Сервантеса, мы должны помнить о той степени духовности, которой пронизано все его творчество. Пушкин, с его огромным талантом, талантом драматическим, лирическим, созидательным, воплощающим лучшие черты русского народа, должен быть сегодня среди нас, так как его любят, он читаем. Пушкин, с его сказочными лесами, говорящими птицами, детскими сказками, с его юмором и искренностью, которыми наполнена его поэзия и проза, проповедовал принципы добра и справедливости.

Наследие Пушкина — это достояние всего человечества. Установление таких контактов означает сближение наших стран. Самое главное у человека — это его Родина, потому что без Родины нет ничего. Родина — это и место, где родился человек, это его язык, это начало всех начал. Но если речь идет о великой стране, то культурное наследие этой страны становится достоянием всего человечества. Не бывает патриотизма без любви к человечеству. И сейчас, воздавая должное Испании, мы отдаем должное всему человечеству, принципам мира и взаимопонимания между народами.

Открытие памятника Пушкину — это свидетельство любви и уважения испанцев к России, это дань уважения к общечеловеческим ценностям. Такого рода обмены — это олицетворение нашего общего стремления к миру и взаимопониманию, ради чего мы и работаем, против идей насилия. И пусть никто не призывает в своих произведениях к насилию, так как у всех свежи в памяти разрушенные города, гибель людей, детей, страдающих от голода, и, помня об этом, мы постоянно обращаемся к творчеству Пушкина и Сервантеса, несущих свет любви и справедливости. И пусть творчество этих великих людей всегда будет с нами. И пусть такие контакты между городами послужат идеям мира, ради которых мы и работаем».

Не все, что Тьерно Гальван приписывал Пушкину в отношении Сервантеса, находит подтверждение. Но так ли это, в конце концов, важно в данном случае? Разве не важнее то, что алькальду Мадрида, мадридцам хотелось, чтобы эти два колосса мировой литературы, а с ними и все мы были как можно ближе друг к другу.

Мы с Гальваном раздвинули небольшой, устроенный у пьедестала памятника занавес. Взорам присутствующих открылась бронзовая дощечка с надписью на испанском языке: «Великому русскому поэту Александру Пушкину: 1799—1837».

Муниципальный оркестр Мадрида, гордость алькальда, исполнил гимны. Потом зазвучали пушкинские стихи. Их читали испанские дети — ученики пушкинских курсов русского языка в Мадриде и нашей школы в испанской столице. А затем опять вступил в дело оркестр, исполняя Героическую симфонию Чайковского.

Статую Сервантеса — точную копию скульптуры, украшающей центр Мадрида, установили в Парке дружбы народов в Химках в том же году в ноябре по случаю первой недели Мадрида в Москве. Всякий раз, когда я отправляюсь в Шереметьево, она мелькает между деревьями искрометным напоминанием об Испании и оставленных там друзьях.

Испанские газеты откликнулись на события благожелательными репортажами и фотоматериалами. Недовольна была только неофранкистская «Алькасер», которой Пушкин показался недостаточно известным. Ну что же, и эта газета, и ее читатели узнали о Пушкине гораздо больше, чем раньше.

Юрий Владимирович Дубинин — посол СССР в Испании (1978—1986 гг.). В настоящее время посол Российской Федерации в Украине.
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments