Настоящий способ отомстить врагу — не быть похожим на него.
Марк Аврелий, римский правитель, принадлежал к династии Антонинов, философ-стоик.

Родословная Городовенко: версии и факты

5 июля, 2007 - 19:38
НЕСТОР ГОРОДОВЕНКО

Нестор Теофанович Городовенко (1885— 1964) вошел в историю национальной музыкальной культуры не только как выдающийся хормейстер, педагог, общественный деятель, основатель и многолетний руководитель прославленной капеллы «Думка» (1919— 1937), но и как художник необычной творческой судьбы, о котором еще при жизни ходили легенды.

Его неисчерпаемая творческая энергия, настойчивость, одержимость в достижении поставленной цели, небывалая работоспособность и умение раскрывать перед певцами хоров, которыми он руководил в Украине, в Германии и Канаде, неповторимую красоту родной песни, всегда вызывали удивление и восторг современников. Нестор Городовенко также отличался острым умом и сложным, «взрывным» характером. Был достаточно требовательным в отношении выполнения своих дирижерских требований, соблюдения дисциплины певцами. Он знал наизусть сотни песен, партитур хоровых произведений. Все эти качества творческого темперамента Н. Городовенко, в конце концов, и вывели его в хормейстеры мирового уровня. Заметим, что нелегкая эмигрантская жизнь, связанная с частыми поездками (в период Второй мировой войны и после нее) по Германии, переезд в далекую Канаду, где он нашел свой вечный покой, стойкость в преодолении трудностей, — все это было под силу только физически и духовно закаленному человеку, каким был Городовенко.

О молодых годах Нестора, его происхождении в тогдашней художественной среде ходили различные версии. Только ближайшим друзьям он рассказывал о своем детстве, доверял им то, что творилось в глубине его души. Но как все было в действительности?

Собирая в начале 90-х годов по крохам архивные и литературные источники о жизни и творчестве Н. Городовенко на его родной Полтавщине, в Украине, США, Канаде, Германии, удалось полнее воспроизвести детские и юношеские годы художника и ту среду, в которой он рос. Впервые представил в журнал «Екран» (1975, Детройт, США) сведения об обстоятельствах, при которых появился на свет будущий легендарный хормейстер, бывший профессор Киевского педагогического института, литературовед В. Завитневич (1899—1978). У него был свой хор, с которым выступал в лагерях для перемещенных лиц в Баварии. Здесь встречался с Городовенко. В своей публикации пишет о том, что мать Нестора Василина Мартыновна якобы была соблазнена молодым врачом Яковом Андрияшевым и родила от него сына. Эту версию подтвердил в своих воспоминаниях и бывший певец хора Н. Городовенко «Україна» в Германии и в Канаде, черниговец Ф. Федоренко (США), который был близок к Нестору и поддерживал с ним дружеские связи, а поэтому мог больше знать о нем, чем кто-то другой из певцов. Так, в одном из писем он писал, что Н. Городовенко в узком кругу друзей называл себя «выродком» и рассказывал, что он появился на свет из лона очень юной матери...

Начались поиски документальных источников о враче Я. Андрияшеве, о котором писал в своей статье В. Завитневич. По моей просьбе интересные биографические сведения о нем представил в сентябре 2000 года главный хранитель Прилуцкого краеведческого музея Г. Гайдай. Из них узнаем, что Яков Николаевич Андрияшев (1859—1949) родился в селе Лука Лохвицкого уезда Полтавской губернии. Закончив Нежинскую гимназию, поступил на медицинский факультет Киевского университета св. Владимира. После обучения в университете Андрияшев в 1884—1985 г.г. работал в имении профессора Московского университета М. Стороженко на хуторе Мармызовка Лохвицкого уезда. Именно в это время (Якову тогда было 25 лет) и могла произойти романтическая связь молодого врача с будущей матерью Нестора. Не исключено, что он мог влюбиться в красивую, доброго нрава девушку, которой была Василина, но его отец, дворянин по происхождению, не мог позволить сыну, чтобы тот вступил в брак с батрачкой-сиротой. И указав ей на порог, вскоре выгнал из усадьбы. С Василиной Андрияшев мог видеться и в доме своих родителей, куда он часто наведывался. По-видимому, Василина батрачила именно здесь или иногда ездила в Мармызовку помогать молодому врачу в его хозяйственных делах.

Далее Я. Андрияшев работал врачом в родном селе Лука, в городе Острог на Волыни. В конце 1895 года Прилуцкое уездное земство приглашает его занять должность заведующего местной больницей. После некоторого перерыва он в 1911 г. опять возвращается в Прилуки, где долгое время — вплоть до 80 летнего возраста занимался лечением людей.

Нестор очень любил свою мать и всегда с щемящими словами вспоминал ее. Как- то уносясь в воспоминаниях в детство, он сказал: «... Она была красавицей, а у меня только глаза такие — синие...» Возвращалась тогда Василина в свое родное село Венславы (здесь 9 ноября 1885 года родился ее сын) на осуждение людей и насмешку, проливая в отчаянии горькие слезы. Удар судьбы Василина перенесла мужественно. Она была доброй женщиной. У нее был красивый голос, она хорошо пела. Знала много песен и особенно тех, в которых воспевались нелегкая женская судьба, мытарства среди недобрых людей исстрадавшейся девушки-сироты, соблазненной и брошенной.

С незабываемым образом матери связана и песня «Та червоная калинонька», записанная Нестором от нее в его студенческие годы. К мелодии он добавил только подголосные партии. Она едва ли не убедительнее всего передавала всю драму чувств обиженной девушки, родившей внебрачного ребенка.

Есть сведения и о том, что отец Василины Мартын Харченко был человеком сочувствующим и мягким по характеру. Он морально поддержал ее в сложный период жизни. К тому же дед Нестора был грамотным, знал наизусть много произведений Т. Шевченко. Так будущий выдающийся хормейстер еще с раннего детства приобщился к красоте родного слова, к вольнолюбивой поэзии Кобзаря.

О своем деде Нестор Городовенко рассказывал историку Марку Антоновичу (1916—2005), с которым поддерживал дружеские отношения в Монреале. В хоре Нестора пела жена ученого. В марте 1998 года, во время своей творческой поездки в Канаду, я имел случай увидеться и с М. Антоновичем. Он вспоминал незабываемые встречи с Городовенко, который восторженно рассказывал ему о своем родном селе, о детстве, которое прошло на певучей Лохвитчине.

Но впоследствии судьба смилостивилась к Василине, и ей посчастливилось встретить такого же доброго, как и она, человека. Когда Нестору исполнилось пять лет, его мать вышла замуж за Теофана Городовенко. Он также происходил из бедняцкой семьи, батрачил и, по-видимому, служил в армии. Так было отмечено в аттестате об окончании Нестором Лохвицкого городского двухклассного училища, в котором записано, что он «сын солдата». Т. Городовенко и столярничал, что давало какой-то заработок для содержания семьи.

В упомянутой статье В. Завитневич изложил версию о том, что Нестору якобы дали фамилию Городовенко потому, что его, мол, «из города принесли». Она долгое время блуждала по различным изданиям.

В архиве собора св. Софии, в Монреале (отсюда хоронили 25 августа 1964 года Н. Городовенко) во время творческой поездки в марте- апреле 1998 года в Канаду мне удалось разыскать регистрационные документы о его смерти. В них отмечено имя и фамилия отца Нестора (отчима) — Теофан Городовенко. Родился он в Лохвице. Из этого же документа узнали, какая была фамилия матери Нестора, потому что до 1998 года она была неизвестной.

Существуют также версии о том, что Я. Андрияшев (по- видимому, искупая свой грех) помогал материально Нестору, когда тот получал образование в Полтавской учительской семинарии, а потом — в Глуховском высшем учительском институте (1903—1907). Бывший певец «Думки» (1936—1939) О. Кизим, с которым я переписывался, подтвердил эту версию и сообщил, что от старожилов Прилук он слышал, что Городовенко иногда приезжал к Андрияшеву погостить. О том, как далее складывались отношения Нестора Городовенко с родителями, неизвестно. В родные края писем из эмиграции он не писал, чтобы, по его словам, не подвергать своих родственников и друзей опасности, которая могла исходить от вездесущего КГБ. Система считала, что она навсегда разделила «железным занавесом» прославленного хормейстера с Украиной. Что-нибудь упоминать в советской прессе о «буржуазном националисте» Н. Городовенко цензурой строго запрещалось. И так продолжалось до тех пор, пока Украина не обрела независимость и не стали возвращать на Родину из многолетнего забвения имена ее выдающихся сынов и дочерей. Теперь Нестор Городовенко занял должное место в истории национальной музыкальной культуры ХХ века. Его многогранное творчество изучается и популяризируется.

Георгий ШИБАНОВ, специально для «Дня»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ