А самое большое наказание - это быть под властью худшего человека, чем ты, когда ты сам не согласился руководить.
Платон, древнегреческий философ, епиграматист, поэт, один из родоначальников европейской философии

Российские археологи просят помощи у украинских коллег

Левенцовская крепость, исследуемая Станиславом Братченко, под угрозой уничтожения
29 мая, 2012 - 12:14
Реконструкция сооружений крепости (по рисунку С.Н. Братченко)
ОСТАТКИ КАМЕННОЙ СТЕНЫ ЛЕВЕНЦОВСКОЙ КРЕПОСТИ. СОВРЕМЕННЫЙ ВИД

Об этом «День» узнал от сотрудников Института археологии НАН Украины, позвонив по телефону в учреждение по другому поводу. Какое значение имеет для археологии и, в частности, украинской, упомянутый памятник и почему россияне обращаются за помощью к иностранным коллегам, объяснил, ответив на вопросы «Дня», Яков Петрович ГЕРШКОВИЧ, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института археологии НАН Украины.

— Какое научное и культурное значение имеет Левенцовская крепость? Есть ли в Украине аналоги?

— Левенцовская крепость находится около Ростова-на-Дону, на берегу р. Мертвый Донец, самого длинного из рукавов в дельте Дона. Она входит в Левенцовский археологический комплекс, площадь которого равна почти 8 гектаров. В него также входят поселения и некрополь бронзового века, скифские поселения и могильник.

Все эти памятники довольно интересны, но главной, вне всяких сомнений, является именно крепость. Она была сооружена приблизительно в XX — XVIII вв. до н.э. Строго говоря, здесь есть две крепости: Левенцовская и Каратаевская, но на сегодняшний день наиболее исследована Левенцовская. О них знали давно, однако главная заслуга определения их действительного возраста и характера принадлежат известному украинскому археологу, в прошлом году ушедшему из жизни, Станиславу Никифоровичу Братченко. Он провел здесь раскопки в 60-х годах прошлого века.

Эта крепость относится к очень интересному периоду в истории. В то время была сформирована широкая сеть связей между населением на территориях от Южного Урала и Центральной Азии до Карпат, Дуная, Балкан и Пелопоннеса. У степного населения появляются первые настоящие колесницы, быстро и кардинально совершенствуются предметы металлического оружия и труда.

Можно точно сказать, что эти связи имели торговый характер. В то же время (и вследствие этого) происходила очень сильная «милитаризация» обществ. На востоке о последнем свидетельствуют находки захоронений воинов-колесничих в известном Синташтинском могильнике на Южном Урале и весьма оригинальные поселения типа Аркаима, а на западе, в Трансильвании и Словакии, — клады металлических изделий, включающие предметы вооружения, и городища со рвами, валами, каменными сооружениями.

Кстати, в то время в Малой Азии именно на пересечении торговых путей уже давно существовала Троя, а на территории современной Болгарии — такой известный археологический памятник как Езеро.

Археологи видят общую картину, отправные точки связей на востоке и западе, но нам очень мало известно о промежуточных пунктах и возможных ответвлениях путей. Открытие Левенцовской крепости существенно заполнило пробел в наших знаниях. Выяснилось, что она расположена на пересечении сухопутных и водных путей сообщения, на предкавказско-крымском направлении. Здесь жила зажиточная скотоводческая община, контролировавшая зимние пастбища дельты Дона. По приблизительным подсчетам, в целом в крепости одновременно находилось до 300 человек и около 3000 голов скота.

 

Здесь открыта довольно сложная система каменных сооружений, расположенных по периметру, а вдоль них — рвы с узкими проходами. Рвы шириной 6 м были выбиты в известняке до глубины почти 3 м. В крепость не могла проехать ни одна колесница, а каждый пеший был под пристальным наблюдением охраны, находившейся на крышах каменных сооружений. Внутри этих сооружений охранники жили вместе со своими семьями.

Установлено, что крепость подвергалась нападению, в результате которого была разрушена. В стенах сооружений и на дне рвов найдено большое количество кремневых наконечников от стрел.

В Восточной Европе подобные памятники теоретически могли существовать, особенно в низовьях рек, впадающих в Черное и Азовское моря, но пока они здесь не обнаружены. С. Н. Братченко предполагал, что они были разрушены в результате постоянного повышения уровня моря и, соответственно, воды в дельтах рек.

Крепости не известны, но в большом количестве сохранились обычные поселения, захоронения в курганах. Для большей части Украины они относятся к так называемой бабинской культуре, но особенно близки жители крепости были к населению Керченского полуострова, а также южного и западного побережья Крыма.

 — Насколько Левенцовская крепость исследована? Какую роль во введении памятника в научный оборот играют труды Станислава Братченко? Как обогащают украинскую науку исследования этого комплекса?

— С.Н. Братченко начал планомерно исследовать крепость в 1965 году. Здесь, кстати, работала не только экспедиция Института археологии АН УССР, но и Ростовского краеведческого музея. За пять лет было раскопано более 1800 кв. м — это лишь четверть общего периметра. В Каратаевской крепости раскопки не проводились вообще.

С.Н. Братченко был руководителем раскопок, сам обрабатывал материал, а это очень длительное и сложное дело. Поскольку я много лет работал вместе с ним, могу сказать, что он постоянно пытался вернуться в Левенцовку, чтобы продолжить раскопки. Эта мечта оставалась нереализованной из-за сугубо бюрократических преград, а главное — из-за занятости в новостроечных экспедициях, которые С.Н. Братченко долгое время возглавлял в Донецкой и Луганской областях.

Часть материалов из Левенцовки была им опубликована еще в 1976 г. в книге «Нижнее Подонье в эпоху средней бронзы». В 1997 г. была написана книга «Левенцовская крепость. Памятники культуры эпохи бронзы», но издать ее в то время в Украине было невозможно. Попытка сделать это в Германском археологическом институте в Берлине также неожиданно оказалась бесполезной: взяли рукопись, обещали опубликовать, а затем отказались (по моему мнению, это была большая ошибка немецких коллег). Лишь пять лет назад книга была напечатана в Луганске благодаря С.Н. Санжарову, профессору Восточноукраинского национального университета им. В. Даля. Небольшой тираж разошелся моментально. Из разных городов и государств начали обращаться с вопросом, где и как можно получить эту книгу. И вот сейчас в «Издательском доме «Скиф» выйдет книга во второй раз. Она увидит свет уже через две-три недели. Впрочем, и сейчас на всех желающих ее может не хватить.

Бесспорно, это издание уже стало своеобразным археологическим бестселлером. Последнему способствует как значение самой Левенцовской крепости, так и личность автора книги, о котором тоже можно писать книги. Он избегал любой фальши в жизни и науке. Исторические выводы С.Н. Братченко лишены дешевой надуманной сенсационности и сентиментального восторга, которые так свойственны построениям современных мифотворцев-шарлатанов и их приверженцам, страстно стремящихся быть обманутыми.

Без преувеличения, Левенцовская крепость имеет не меньшее научное значение, чем памятники, которые здесь уже были названы. Я не являюсь сторонником тривиальных сравнений с Троей, Стоунхенджем или египетскими пирамидами, тем более в данном случае Левенцовская крепость как памятник определенной территории и времени ни в чем им не уступает.

— Какова ситуация с сохранением Левенцовского комплекса? Какие меры должны быть приняты? Каким образом могут взаимодействовать украинские и российские коллеги в вопросе защиты этого комплекса и в других аспектах? Похожее ли состояние охраны памятников археологии в России и Украине?

Ситуация складывается просто ужасная. В течение последней недели к нам от ростовских коллег поступила крайне угрожающая информация. Они напоминают, что в 1992 г. Левенцовская крепость в составе «Левенцовского археологического комплекса» была взята на госучет. Остатки крепости были законсервированы и сохранены как объект культурного наследия, которое не подлежит отчуждению из государственной собственности. Впрочем, в настоящий момент, вопреки федеральным законам, земля, на которой расположен комплекс, продана и здесь будут построены коттеджи.

Мы готовим обращение от украинских ученых к губернатору Ростовской области господину В.Ю. Голубеву. К сожалению, как вы понимаете, наши возможности давления на российские властные структуры ограничены. Но сама ситуация нам, к сожалению, очень хорошо известна — в настоящий момент о разрушении памятников в Украине сообщают почти ежедневно. По полям и лесам бегают ловкачи с металлодетекторами: грабители средь бела дня могут разрушать древние поселения и могилы, те же застройщики... Все это — трагедия для современной археологической науки и общества. Бесспорно, должно быть найдено единое решение этой проблемы как для Украины, так и для России.

Мы — разные государства, но археологические памятники у нас одни. Вот и Левенцовская крепость исследована украинским археологом на российской земле, к тому же по археологической терминологии она относится к каменско-левенцовской культурной группе (Каменка — поселение в Восточном Крыму). В дельте Дона жили люди, которые не могли не знать и, бесспорно, общались со своими соседями, в первую очередь с теми, кто жил в Северном Причерноморье и Крыму.

Ольга ХАРЧЕНКО, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments