Ни богатство, ни власть, ни могущество и сила не окупит глупости и не заменит мудрости; без мудрости сила или значение будет в лучшем случае производить впечатление какого-то физического редкого явления, а лишь мудрость будет импонирующим качеством
Андрей Шептицький, предстоятель Украинской Греко-Католической Церкви, Митрополит Галицкий и Архиепископ Львовский

Семейные войны... без победителей

Несмотря на принятый закон о домашнем насилии, количество совершенных убийств растет
23 июля, 2019 - 11:28
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»

В середине июня журналистка Наталия Софиенко сообщила на своей странице в Facebook о трагическом случае, который случился в Кременчуге, — «по предварительным данным, человек забил до смерти жену, она несколько дней пролежала в коме, но так и не пришла в себя. Марина — молодая, амбициозная, красивая — воевала на Донбассе. Вернулась с войны, но смерть ее ждала дома... Муж теперь не отдает ее родственникам матери, сестре — тело для захоронения Марины. Родственники в отчаянии, просят помощи, чтобы ее законный муж не вышел сухим из воды и хотя бы допустил их к ней. Когда женщину привезли в больницу, то полиция возбудила уголовное производство за нанесение телесных повреждений, а когда она умерла, то дело было переквалифицировано». Комментируя местным журналистам ситуацию, начальник полиции Кременчуга Сергей Терела отметил, что «криминала в смерти участницы АТО в Кременчуге нет. Ее не убивали». Что (или кто) стал причиной смерти женщины, которую так уважали на фронте, — точку в этой трагедии должно поставить следствие. Но сама история не укладывается в голове и вынуждает признать, что жестокость до сих пор толерируется в украинских семьях, создавая почву для домашнего насилия, от чего страдают и мужчины, и женщины. Правда, последние в пять раз чаще.

ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО НА БУМАГЕ И В ДЕЙСТВИИ

По данным Фонда ООН в отрасли народонаселения, в Украине более одного миллиона женщин ежегодно испытывают физическое и сексуальное насилие. Это, приблизительно, каждая пятая женщина. Последние исследования Фонда свидетельствуют: 18% мужчин считают, что мужчина имеет право ударить или побить жену, если, например, узнает о ее измене. Фактически каждый третий украинский мужчина имеет знакомых, которые совершали физическое насилие относительно собственных жен и партнерш. 10% мужчин в Украине считают, что женщина должна терпеть насилие ради сохранения семьи. Ввиду масштабов страны и имеющихся проблем с толерированием домашнего насилия, следует констатировать: шелтеров еще очень мало, и власти на местах нужно это менять, чтобы защитить пострадавших от домашнего насилия.

«Если ориентироваться на статистику, то в Украине более 1 миллиона женщин ежегодно становятся жертвами физического или сексуального насилия в семье. В прошлом году в декабре государство приняло более суровые наказания для обидчиков. Если раньше домашним насилием считались инциденты в супружеских парах, то теперь круг лиц расширяется. К нему относят бывшего мужа или жену, гражданские браки. Расширился и круг лиц, которых признают обидчиками: приемные родители, лица, которые совместно проживают или проживали в одной семье, родные братья, сестры, опекуны и другие родственники — дядя, тетя, племянницы, двоюродные братья, сестры, двоюродные дедушки и бабушки. За каждый из видов насилия предусмотрена разная ответственность. Но если обобщить, то это наказание в виде общественных работ на срок от 150 до 240 часов, а максимальный арест на 15 суток. Откровенно, по моему субъективному мнению, наказание должно быть суровее, чтобы обидчик имел время отдать себе отчет в том, что он сделал. Две недели мало для наказания, — объясняет ведущий юрисконсульт Центра для семьи, детей и молодежи Винницкого городского совета Максим ЮРЧЕНКО. — В связи с развертыванием информационной кампании участились обращения от жертв. То есть люди не боятся, они звонят, просят помочь. Также бывает, что обращаются дети. Закон предусматривает реакцию на обращения от детей, которые стали жертвой домашнего насилия, ведь они также получили психологическую травму и нуждаются в психологической помощи, чтобы в будущем не скопировать роль своих родителей».

Максим добавляет, что с 1 июля в Виннице заработала специальная служба для предоставления социально-психологической помощи людям, которые пострадали от домашнего насилия. Ее создали по требованию принятых законодательных актов и статистики, ведь за прошлый год в городе правоохранительные органы зарегистрировали 569 случаев домашнего насилия. За три последних месяца уже обнаружили свыше 200 случаев, то есть тенденция — к увеличению. В составе бригады, которая выезжает на вызовы, работают психолог, специалист по социальной работе и водитель. При необходимости приобщаются представители службы по делам детей и образования, здравоохранения.

«Бригада реагирует на сообщения о насилии, которые поступают как на номер 102, так и на городскую горячую линию «Круглосуточной стражи». Прибыв на место вызова, представители бригады будут разъяснять пострадавшим их права, определенные законом, возможности получения помощи. В случае необходимости будут изымать женщин и детей с последующим оформлением их в приют, которое действует в области», — сообщает ведущий юрисконсульт Центра для семьи, детей и молодежи Винницкого городского совета. Его открыли по инициативе Министерства социальной политики Украины и благодаря соглашению о сотрудничестве между Винницкой ОДА и Фондом народонаселения ООН, который позволил привлечь в область дополнительные средства на воплощение проекта «За жизнь без насилия. Винницкая область». Координатор программы Алла СТУДИЛКО говорит, что на реализацию проекта были привлечены 2 миллиона гривен, еще 380 тысяч гривен выделено из областного бюджета. До конца прошлого года приют для женщин, пострадавших от насилия, содержался на средства Фонда народонаселения ООН, а с начала 2019-го — за счет областного бюджета.

«Попасть в заведение могут жители Винницкой области, которые обратятся за помощью к правоохранительным органам или социальным службам, — комментирует Алла Студилко. — Клиентов доставляют мобильные бригады, бывает, что женщины приходят сами, вместе с детьми. Каждая из них в основном в эмоционально тяжелом состоянии. Задача заведения — создать для них комфортные условия пребывания и обеспечить необходимой психологической, социальной, правовой поддержкой для возобновления собственных внутренних ресурсов и принятия решений относительно последующей жизни. Помещение под охраной, оборудовано тревожной кнопкой, а его адрес засекречен. Рассчитано заведение на 20 мест. Теперь в нем находится пять женщин с детьми. Но в будущем рассматривается возможность пребывания в приюте и мужчин, ведь среди заявителей 8% мужчины, которые также страдают от разного рода насилия, прежде всего психологического».

«СИНДРОМ УМАЛЧИВАНИЯ ПРАВДЫ ПРИВОДИТ К ТОМУ, ЧТО ДОМАШНЕЕ НАСИЛИЕ СТАНОВИТСЯ НОРМОЙ»

За последние полгода в Главное управление Национальной полиции в Винницкой области поступили 6063 обращения о совершении домашнего насилия, из них — 5102 от женщин и 71 от лиц в возрасте до 18 лет. Составлены 3034 административных материала за совершение правонарушений, предусмотренных статьей 173-2 («Совершение домашнего насилия, насилия по признаку пола, невыполнения срочного запретительного предписания или несообщения о месте своего временного пребывания») Кодекса Украины об административных правонарушениях. Работниками полиции вынесено 90 срочных запретительных предписаний, из них 89 — относительно мужчин и 1 — относительно женщины. Теперь на учете находится 3932 лица. Начато досудебное расследование в 72 уголовных производства.

Значительным преимуществом нового законодательства правозащитницы называют возможность отделить обидчика от жертвы. И первый прецедент был зафиксирован на днях на Львовщине, о нем сообщил центр «Женские перспективы». Их адвокат добилась того, что суд принял предписание, в соответствии с которым обидчик не может три месяца приближаться к своему дому, где проживают его жена и ребенок. Пока это одиночный случай, потому что теперь даже правоохранительные органы не всегда хотят/готовы собрать доказательства, чтобы подтвердить факт домашнего насилия. Иначе как объяснить тот факт, что половина обращений, которые поступают к правоохранительным органам, остаются незадокументированными по разным причинам. Даже сегодня есть случаи неправильной квалификации преступлений, совершенных во время домашнего насилия. Например, несчастный случай или нанесение телесных повреждений.

«Когда-то в селе моей мамы погибли две женщины — одна от удара головой о батарею, другая — о колесо от трактора Т-150. Оба случая признали несчастными случаями, хотя очевидным был факт, что женщин убили на бытовой почве. Просто родственники не хотели выносить «мусор из семьи», потому что как это «дети останутся сиротами при отце, который в тюрьме за смерть матери», — рассказывали местные жители. Собственно, этот синдром умалчивания правды, боязнь осуждения — «а что люди скажут?» — приводит к тому, что домашнее насилие становится нормой для украинской семьи, — отмечает старший инспектор по особым поручениям управления обеспечения прав человека Национальной полиции Украины Зарина МАЕВСКАЯ. — Более того, достаточно часто женщина забирает написанное заявление об избиении мужчиной уже на следующий день, прощая ему грубость или жестокость. У женщин развивается синдром приобретенной беспомощности, они не понимают, что является жертвой, думают, что так должен быть. Часто женщины начинают обращать внимание на условия своей жизни лишь тогда, когда их дети взрослеют и говорят им: «Или ты что-то сделаешь, или я его убью». И откровенно немало детей-подростков, которые находятся за решеткой, отбывают наказание само за то, что защищали мать от обидчика. Более того среди женщин, которые отбывают наказание за убийство, 95% тех, кто убили именно своего обидчика. И это также сигнал для общества и для государства, которое должно внедрять более мощные информационные кампании, чтобы разрушить комплексы и ярлыки. Домашнее насилие — как снежная лавина, за гневным словом пойдет обида, за обидой — толчок, за толчком — удар. Сначала женщина думает, что это случайность, минет, потому что после каждого случая насилия происходит так называемый медовый месяц. Но нужно понимать, что каждый раз это колесо насилия вертится быстрее, срок «медового месяца» сокращается и наступит время, когда останется только тирания».

«СТЕРЕОТИПНОСТЬ И СОВЕТСКИЙ ПОСТСИНДРОМ ЖЕРТВЫ ДЕЛАЮТ НАС СЛАБЫМИ»

В Украине на протяжении последних двух лет активно внедряются программы борьбы с разными видами насилия. В прошлом году была начата тренировка мобильных групп полиции из противодействия насилию «Поленья», которые уже заработали в нескольких областях. На потребности защиты населения, в первую очередь женщин и детей, от домашнего насилия неоднократно отмечают представительницы правозащитных организаций, ведь масштабы случаев совершения насилия намного больше, чем официальные данные. Есть факторы, которые создают преграды для обращения реальных или потенциальных пострадавших. Это, в частности, недостаточный уровень осведомленности граждан о видах насилия и соответствующей защите и помощи, определенное недоверие к правовой системе, нежелание открывать свою тайну обществу (особенно это касается мужчин) и другие, говорит эксперт Коалиции из противодействия дискриминации в Украине, голова Винницкой ГО Информационно «просветительский центр «ОСЬ», правозащитница Светлана ДУБИНА.

«Чтобы тебя услышали — нужно заговорить, не бояться и не стесняться рассказать о своем случае. Но в повседневной работе я часто сталкиваюсь с тем, что женщины даже не знают, что у нас существует национальная «горячая» линия для пострадавших от домашнего насилия (телефоны: 0800-500-335 (или 116-123). Почему так происходят? Потому что они отождествляют насилие только с избиением или насилием, хотя свыше 80% женщин, опрошенных нами, живут в психологическом насилии, но они его даже не идентифицируют, — признает Светлана Дубина. — Цепочка такова: стереотип — предубеждение — дискриминация. Чтобы его понять или преодолеть, нужно критически мыслить, а не принимать без размышлений. Сказать, что все стереотипы плохие, нельзя, некоторые из них помогают экономить время на какие-то вещи, и это тоже определенная традиция. Но если мы говорим о стереотипах гендерных, которые приводят к гендерной дискриминации, в том числе к гендерно обусловленному насилию, то их нужно искоренять. У нас до сих пор отождествляют женщин с красотой, а мужчин с силой. Но когда мы на тренингах начинаем разбирать, какие последствия этого стереотипа для женщин и какие последствия для мужчин, то все в шоке, потому что негативных последствий больше. Ба больше, чего стоит пословица: «не битая женщина, как коса не клепается» или «ревнует, значит, любит»? Ревность — это психологическое насилие, это контроль, ограничение пространства и времени. А мысль о том, что «из дома нельзя выносить мусор», вообще препятствует продвижению информационных и адвокатских кампаний, потому что очень трудно разговорить женщин.

Чтобы возобновить культуру в отношениях, наши люди должны быть четко поинформированы об ответственности за насилие в семье. О принятом законе знают, но что он предусматривает — нет. Когда в Facebook начался хайп о разрешении на половой акт, я думала: «О, наконец, начали думать!». Ошиблась, потому что посмеялись и забыли. О нормах закона нужно рассказывать простыми словами, чтобы люди знали. Во-вторых, нужно начинать с раннего возраста, работать с детьми, развенчивать мифы о женских и мужских ролях: от игрушек, рода занятий, еды, цвета. Нужно отойти от того, что женщина имеет только репродуктивную роль. Нужно показывать другие образцы. Например, стоит обратить внимание на формулировку 24 статьи Конституции Украины. Даже там отмечено не о равных возможностях женщин и мужчин, а о приравнивании в возможностях к мужчинам. Это важно, потому что от таких подтекстов имеем серьезные последствия».

Информационная кампания из противодействия домашнего насилия запустилась — это факт. Но говорить о насилии, замечать, критиковать и указывать на его случаи готовые единицы. Сколько из нас, проходя мимо родителей, которые  издеваются над ребенком, сообщат об этом в полицию? Сколько готовы вмешаться в драку между мужчиной и женщиной или подростками? Пока каждый/дая из нас не поймет, что насилие — это ограничение, дискриминация, преступление — до тех пор оно будет существовать. Жить без насилия — должен стать даже трендом, который будет отождествляться с умным современным человеком, который уважает свободу, права и пространство другой личности. Вопрос — сколько таких в Украине?

Олеся ШУТКЕВИЧ, «День», Винничина
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ