Мы должны быть отважными, не теряя при этом здравого смысла
Лех Валенса, польский политический деятель, активист и защитник прав человека

Семья VS интернат

Чтобы не бояться жизни, ребенок должен воспитываться с родителями. Эта истина однако не очевидна для чиновников
1 декабря, 2010 - 19:04
«СИРОТКА» / ФОТО НАТАЛИИ КРАВЧУК

Проблема реструктуризации интернатов и перехода к семейным формам воспитания детей-сирот уже неоднократно освещалась на страницах «Дня». Недавно эту тему обсуждали и гости политического ток-шоу «Шустерlife». Может, наконец, и политики убедятся, что для ребенка лучшего, чем семья, нет. И больше от них мы не будем слышать разговоры о том, что интернаты нужно укреплять и расширять их сеть в Украине. Напомним, что такое заявление сделал премьер-министр Николай Азаров летом этого года. Общественные организации сразу выступили с протестными заявлениями, а благотворительный фонд Рината Ахметова вместе с Украинским институтом социальных исследований им. А. Яременко провели специальное исследование «Жизненный путь интернатных заведений, детских домов семейного типа и приемных семей», чтобы убедить власть, что акцент нужно делать именно на семейных формах воспитания.

Где лучше жить ребенку-сироте — в интернате или приемной семье, наверное, аргументов больше найдется в пользу последнего. Потому что пусть его воспитывают не биологические родители, но они у ребенка есть, они дают ему любовь, ощущение семьи, дома и уверенности в завтрашнем дне. В интернатном заведении это вряд ли получишь. В настоящий момент в Украине насчитывается 20 тысяч детей, которые воспитываются в заведениях интернатного типа. И только 4% украинцев считает, что ребенок, лишенный родительской опеки, должен воспитываться в специализированных заведениях: интернатах, детских домах или домах ребенка. Поэтому мнения населения и специалистов совпадают — от интернатов следует отказываться.

— По данным нашего опроса, ученики интернатных заведений чувствуют большой психологический дискомфорт, тогда как дети из семейных форм воспитания оценивают его как «хороший», — рассказала председатель правления Украинского института социальных исследований им. А. Яременко Ольга Балакирева. — Практически все выпускники интернатов задумываются о своем жизненном пути, но половина из них отметила, что он их пугает из-за неизвестности. Если говорить об интернатных заведениях, то большой проблемой является насилие. Каждый седьмой выпускник заявляет о жестоком отношении к себе во время пребывания в интернате. Приведу несколько цитат: «В школе меня били, и мне в настоящий момент известно, что детей бьют в таких школах. Это был метод воспитания». «Я вышел за территорию интерната и опоздал на урок. Воспитательница за волосы била головой о парту». Это свидетельствует о том, что есть и психологическое, и физическое, и сексуальное насилие. Дети боятся этому противодействовать, они этого не умеют. Общество тоже сегодня замалчивает эту проблему, у нас нет открытого диалога, а также привлечения к ответственности тех, кто совершает насилие над детьми.

И с какой душой и психологическим состоянием выходят тогда во взрослый мир те дети, которые испытали на себе насилие. Если они это переживут, сумеют забыть, то будет хорошо, а если в своей семье будут делать то же, потому что другого метода воспитания они не знают, что тогда? Случаи нарушения прав детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки, признают и педагоги интернатных заведений, и представители местных органов власти, но о наказании виновных почти никогда речь не идет. Потому что считают, что лучше скрыть все это, чем выносить на широкое обсуждение.

Еще один аспект, который изучали социологи, — подготовка к самостоятельной жизни. По словам Ольги Балакиревой, значительная часть опрошенных не приспособлена к реалиям взрослой жизни. Самый простой путь помочь им в этом — обучить какой-то профессии. Однако практика профессиональной подготовки в интернатных заведениях у нас почти утеряна. Лишь каждый четвертый получил хоть какую-то профессиональную подготовку, но не все ею довольны и не собираются работать по специальности, которую приобрели.

— Не менее кричащей остается проблема жилья. С одной стороны, дети часто не имеют пристанища, где бы они могли жить после выхода из интерната. С другой — часть детей имеет жилье лишь формально, но в действительности не может туда вернуться в силу разных причин: из-за его непригодности, аварийного состояния или проживания в нем других родственников, — продолжила Ольга Балакирева. — Часть опрошенных по окончании интерната продолжают жить в них. Но это тоже не выход, потому что ребенок не может выйти из этого замкнутого круга и стать полноправным членом общества. Проблема жилья во многом обусловливает выбор дальнейшего жизненного пути, в частности учебы. Образование выбирают исходя из того, есть ли возможность жить в общежитиях от учебного заведения. Если сравнить проблему проживания детей семейных форм воспитания, то вопрос жилья решается у них намного легче. Потому что в соответствии с существующим законодательством, выпускники семейных форм могут продолжать жить в приемной семье даже после достижения совершеннолетия. Намного лучше у них ситуация с образованием. Во-первых, есть индивидуальный подход при выборе профессии. Очень часто приемные родители помогают выбрать учебное заведение, и дальнейшее жилье уже не является доминантой при выборе ВУЗА. Конечно, на высоком уровне поддерживаются социальные связи с приемной семьей. Зато почти половина выпускников интернатов не встречается со своими наставниками, каждая десятая девушка и каждый двадцатый парень не имеет друга, а каждый шестой указывает на трудности в налаживании контакта с новыми друзьями. О какой тогда социализации можно говорить, если навыков общения и налаживания контактов большинство воспитанников интернатов не имеют. И получить их тоже нет возможности.

Поэтому и неудивительно, что треть учеников-выпускников не считает себя счастливыми, а 10% вообще не имеют мечты, то есть нет стремления и цели, которой хочется достичь. А это те психологические черты, которые должны быть у каждого молодого человека такого возраста, говорят эксперты.

Куда идти, где искать работу, как завести новых друзей и как позиционировать себя в обществе — над этим задумаются почти все воспитанники интернатных заведений. И когда их спрашивают, кто ты, то каждый четвертый скрывает свой статус ребенка-сироты. «Я стесняюсь этого. Очень бы хотел иметь родителей. Когда приходили к нам дети из семей, они говорили, что из нас ничего путевого не выйдет», — пишет один из участников опроса. И наше общество тоже не готово принимать интернатовцев такими, какими они есть. «Существует стереотип: если ты сирота, то ты — воришка. Люди шарахаются от нас, для них на нас лежит клеймо ненадежных», — это цитата из анкеты еще одного участника опроса. И здесь, скорее, проблема не в детях-сиротах, а в нас с вами. Ведь такое предвзятое отношение часто несправедливо по отношению к этим детям.

Как с этим бороться? Эксперты советуют идти путем развенчивания мифов и стереотипов, что воспитанник школы-интерната — это обязательно плохой человек. В приказном порядке сделать это невозможно, и никакие законы и распоряжения здесь не помогут. Нужно изменить свое отношение к ним каждому из нас. По выводам исследования эксперты подготовили и несколько рекомендаций местным органам исполнительной власти. Среди них — усовершенствовать социальное сопровождение выпускников интернатных заведений, улучшить программу профессиональной подготовки и изучить, является ли эффективной существующая профилактика распространения насилия в заведениях. Поскольку отказаться в один день от интернатной формы воспитания невозможно, потому что на это нужно время, средства и терпения, потому рекомендации экспертов непременно следует учесть. Следует понимать и то, что наилучшее решение проблемы — продолжение развития семейных форм воспитания для детей-сирот и детей, лишенных родительской опеки. Потому что речь ведь идет не о каких-то вещах или предметах, а о членах нашего общества, людей со своими судьбами, проблемами и страданиями.

Инна ЛИХОВИД, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ