Тени наших незабытых, незабываемых украинских предков должны найти покой, навеки поселиться в памяти народа.
Иван Драч, украинский поэт, переводчик, сценарист, политический и общественный деятель

Следующая остановка – «Медреформа»

И.о. министра здравоохранения Ульяна Супрун — о том, каких перемен в системе ожидать украинцам, если парламент решится дать им старт
12 октября, 2017 - 18:54

Законопроекты №6327 и №6604, с которыми можно полноценно внедрить правительственную стратегию реформирования медицины, уже «съели» немало нервов и своих сторонников, и оппонентов. Народным депутатам отступать некуда — Верховная Рада рассмотрела законопроекты об образовательной, пенсионной и судебной реформах, в октябре нас ожидает голосование за медицинскую. Кстати, народный депутат Анна Гопко на днях сказала в колонке изданию «Новое время», что главная тема для парламентариев на будущей неделе — именно медицинская реформа. «Это одна из реформ, имеющих наибольший запрос в обществе, и в то же время это область, насквозь пропитанная коррупцией, — пишет Анна Гопко. — Чтобы изменить такое положение вещей, которое не устраивает никого, кроме коррупционеров, необходимо дать старт медицинской реформе. Соответствующие законопроекты следует проголосовать в октябре, иначе невозможно запустить изменения в первичном звене здравоохранения в январе 2018 года».

Скорее всего, голосование за «медицинские» законопроекты будет непростым. Тем не менее в Министерстве здравоохранения сохраняют спокойствие и настроены на работу. Такое впечатление сложилось во время разговора с и.о. министра здравоохранения Ульяной Супрун. Начали мы с ожиданий рассмотрения реформаторских законопроектов. Также поговорили о «Доступных лекарствах», сельской медицине, коррупции и медицинской культуре украинцев.

«НАДЕЮСЬ, НА СЛЕДУЮЩЕЙ СЕССИОННОЙ НЕДЕЛЕ ДЕПУТАТЫ ЗАПУСТЯТ РЕФОРМУ»

— Пани Ульяна, законопроекты о реформе медицины до сих пор не рассмотрели в парламенте. Когда, по вашему мнению, народные депутаты возьмутся за нее?

— Премьер-министр Владимир Гройсман называл наши приоритеты — это медицинская, пенсионная и образовательная реформы. Образовательная и пенсионная уже проголосованы. Надеемся, на следующей сессионной неделе (будет продолжаться с 17 по 20 октября. — Авт.) депутаты соберутся, будут иметь кворум и дадут старт реформе медицины.

Альтернативных законопроектов сейчас нет. Это показывает, что большинство комитета по вопросам здравоохранения заинтересовано в том, чтобы законопроект №6327, который уже имеет его позитивный вывод, подали на голосование. Мы настаиваем, чтобы главы фракций и спикер парламента пошли вперед и с медицинской реформой. Потому что 72% украинцев ее поддерживают (по данным опроса социологической группы «Рейтинг», проведенного в августе. — Авт.).

— Глава комитета Верховной Рады по вопросам здравоохранения Ольга Богомолец до сих пор называет проект медреформы, разработанный правительством, профанацией.

— Комитет Верховной Рады по вопросам здравоохранения дал позитивный вывод относительно законопроекта №6327, это зарегистрировано. Рабочая группа комитета проработала все поправки — а их было 886. Некоторые учли, некоторые отклонили, уже есть окончательная версия законопроекта, который с июня обнародован на сайте Верховной Рады. С июня мы ожидаем голосования во втором чтении. Все было готово с первого дня этой сессии.

УСПЕХИ «ДОСТУПНЫХ ЛЕКАРСТВ»

— Какая работа, направленная на смену системы медицины, проводится сейчас?

— Мы имеем много программ, которые будут включаться в реформирование, когда изменится система финансирования, когда создадим Национальную службу здоровья, будем оплачивать медицинские услуги через госбюджет, благодаря государственному страхованию. Тогда мы сможем начать полноценную реформу. Но также мы уже приняли юстированный приказ, по которому украинские врачи могут пользоваться международными стандартами лечения.

Есть очень успешная программа «Доступные лекарства». Она началась 1 апреля 2017 года, в ее рамках уже выписано 6,5 миллиона рецептов, и наши пациенты, а многие из них — пенсионеры, получили свои лекарства бесплатно или с маленькой сооплатой. Мы расширяем эту программу. На этот год на «Доступные лекарства» предоставили 500 миллионов гривен и добавили еще 200 миллионов, когда вносили изменения в бюджет 2017 года. На 2018 год мы предусматриваем финансирование в размере один миллиард гривен. Мы расширяем нозологии, в следующем году в программу включат еще несколько заболеваний — для этого мы советуемся с экспертными группами врачей и фармацевтов. Также призываем группы пациентов подавать советы. Мы хотим, чтобы этот миллиард гривен использовали максимально эффективно.

— Кстати, относительно программы «Доступные лекарства» эксперты говорили «Дню», что предложенные правительством условия для частных аптек коммерчески непривлекательны. Планируется ли совершенствовать механизм работы программы в этом плане?

— Аптеки привлекаются к программе добровольно. Каждая третья аптека в Украине принимает участие в программе (в целом 6564 заведения. — Авт.), и среди них есть и частные, и коммунальные. Сейчас мы не рассматриваем возможность изменений в программе в контексте работы аптечной сети.

Думаю, аптеки, которые уже принимают участие в программе или будут делать это, увидят, что это выгодно экономически. Потому что это большое количество пациентов и лекарств, которые будут предоставляться от государства гарантированно. Во всех европейских странах такие программы реимбурсации существуют, и почти все аптеки принимают в них участие. Экономически им это выгодно, потому что они имеют гарантии на закупки лекарств за государственные средства. Кроме того, это поощряет пациентов приходить в такие аптеки, они могут увидеть, какие другие товары там есть, и покупать и их. Если аптечные сети этого не понимают, это свидетельствует о не очень хорошо продуманном бизнес-плане.

РЕГИОНЫ УЧАТ СЧИТАТЬ ПОТРЕБНОСТИ

— Скоро правительство должно передать закупки лекарств в украинскую национальную закупочную организацию. Сейчас ее пилотный проект находится на общественном обсуждении. Что в этой структуре нужно создавать с нуля, а что можно использовать из существующих практик? Как будет обеспечиваться прозрачность закупок?

— Что касается прозрачности — в Украине уже существует электронная система закупок ProZorro. Наше закупочное агентство сотрудничает с Министерством экономического развития и торговли, чтобы отработать модель взаимодействия между заказчиком и поставщиком  лекарств.

Другой позитивный аспект агентства — мы сможем выходить на международный рынок. Заказы из разных регионов будут собираться и передаваться  в агентство, которое будет проводить закупку в интересах медицинских заведений, являющихся распорядителями бюджетных средств. Тогда мы будем выходить на рынок с большими цифрами и будем получать лучшие предложения. За счет того, что закупки будут обнародованы в системе ProZorro с публикацией на английском языке, зарубежный поставщик сможет принять участие в аукционе и предложить лекарства по цене в разы  ниже. Это мы увидели в последние три года, когда благодаря международным организациям удалось на 38% снизить расходы на закупки лекарств и медицинских изделий.

УЛЬЯНА СУПРУН ОБЕЩАЕТ, ЧТО БЛАГОДАРЯ МЕДРЕФОРМЕ, ПРОЕКТ КОТОРОЙ ПРЕДЛОЖИЛО ПРАВИТЕЛЬСТВО, ВРАЧИ БУДУТ ПОЛУЧАТЬ ДОСТОЙНУЮ ЗАРПЛАТУ. МЕДИКИ, КАК И МНОГИЕ ДРУГИЕ УКРАИНЦЫ, ЖДУТ УЛУЧШЕНИЙ... / ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «ДЕНЬ»

В то же время мы имеем практику через ProZorro и закупочные тендеры. Мы можем создать уникальную украинскую систему, потому что в каждом государстве этот механизм отличается. Для этого, в частности, мы написали письма во все регионы и предложили присоединиться к пилотным проектам, чтобы мы могли помочь   больницам, которые нуждаются в нашей профессиональной помощи, закупить лекарства. Большинство  регионов согласились принять участие в таком проекте, чтобы мы могли совместно разработать механизм, по которому будет работать агентство.

— Больницы учат формировать эти заявки?

— В сентябре в Государственном экспертном центре Минздрава мы совместно организовали обучение специалистов — по два из каждого региона — которые отвечают за сбор заявок, то, сколько нужно закупить лекарств и медицинских изделий. Есть совсем новая методология, которой их учили. Они вернулись в свои регионы и учат другие медзаведения, как это делать. Потом эти специалисты вышлют свой обсчет нам, и мы проверим, правильно ли они все сделали.

В этом году у нас была большая проблема с вакцинами, потому что три области неправильно просчитали потребность в инъекционных вакцинах против полиомиелита и сейчас им их недостает. А на мировом рынке таких вакцин сейчас нет. Мы должны ждать до весны, когда производитель выпустит новую партию, и как-то решать эту проблему.

Продолжается децентрализация, в регионах должны обсчитывать свои потребности и высылать их нам — тогда мы можем закупать лекарства на государственном уровне. Если на местах считают неправильно, мы не можем подать правильный запрос на закупку. Мы стремимся научить специалистов и тогда закрепить ответственность за ними. Если они неправильно посчитают, это будет их личная ответственность. Имя, фамилия, должность — мы знаем, кто они. Если будут ошибки — они будут отвечать за них.

КОРРУПЦИЯ, КОТОРУЮ НАЗЫВАЮТ «БЛАГОДАРНОСТЬЮ» 

— Часто звучит мнение, в частности и от представителей Минздрава, что главная «болезнь» украинской медицины — коррупция. В представлении многих это что-то страшное, плохое, но довольно абстрактное. Можете привести конкретные примеры, как коррупционные системы тормозят внедрение реформ? Каких сфер это касается в первую очередь?

— Есть коррупция в закупках. Даже в ProZorro есть способы, благодаря которым можно обойти систему. Если объем закупок менее 200 тысяч гривен, не нужно идти через открытые тендеры ProZorro, можно закупить что-то напрямую у производителя. В конце прошлого года мы увидели, что в Институте сердца были такие закупки. Они должны были приобрести лекарства на 600 тысяч гривен, и вместо того, чтобы провести это одной большой партией через ProZorro, разделили все на три партии, чтобы каждая была менее 200 тысяч, и заплатили самую высокую цену, которую позволяет закон. Потому что есть предельная цена, установленная ГЭЦ, по которой можно продавать, но сам производитель согласился продавать препарат через ProZorro по цене, на 50% ниже, чем задекларированная. А Институт сердца заплатил самую высокую цену. Противозаконно ли это? Они закупили по задекларированной цене, это было менее 200 тысяч гривен, формально все по закону. Но если посмотреть, как это произошло — это коррупция.

Совсем отдельно идет то, что многие люди не называют коррупцией, но это является ею. Это взятки врачам. Врачи должны получать достойную зарплату. Сейчас они зарабатывают очень мало. Система требует от них искать финансирования другим путем. Они или ожидают, чтобы кто-то дал им дополнительные деньги, и это называется «благодарностью», или они требуют денег до начала лечения — это уже так и называют взяткой. И одно, и другое неправильно. Но мы понимаем, что, фактически, этого требует система. Человек с семьей не может жить в Киеве на пять тысяч гривен в месяц. Даже на десять тысяч гривен. И люди не думают, что дать что-то в благодарность за лечение — какая-то взятка. Но коррупция — это использование человеком своей должности, чтобы получить награду. Врач на своей должности лечит людей и от них получает что-то в вознаграждение, чего не требуют его обязанности. Это коррупция. Взятка. В Украине это называется «благодарностью».

Другая коррупция — явная. Когда закупают дорогостоящие медицинские изделия или оборудование и, например, три производителя подают те же завышенные цены. Мы можем сравнить их с ценами в других странах и увидеть, что за границей это намного дешевле.

Отдельно — система коррупции в медицинском образовании и медучреждениях. Это доплата, чтобы получить должность или попасть в медицинский вуз, сдать экзамен. Интерны платят, чтобы зайти в интернатуру, а потом — чтобы работать врачом. Потом ежемесячно часть средств, которые они берут от пациентов, должны платить своим главным врачам. Мы знаем об аресте экс-заместителя министра здравоохранения Романа Василишина — в кабинете, когда он брал взятку. Эти деньги он получал от и.о. главного врача Александровской больницы, а тот брал их от своих врачей. Такое ежедневно происходит во многих медицинских заведениях. Пообщайтесь со студентами или интернами — сколько стоит возможность работать в той или иной больнице? Это неправильно. Люди должны идти на свою работу, потому что они нужны, потому что они хорошие врачи.

Совсем отдельно идет то, что многие люди не называют коррупцией, но это является ею. Это взятки врачам. Врачи должны получать достойную зарплату. Сейчас они зарабатывают очень мало. Система требует от них искать финансирования другим путем. Они или ожидают, чтобы кто-то дал им дополнительные деньги, и это называется «благодарностью», или они требуют денег до начала лечения — это уже так и называют взяткой. И одно, и другое неправильно. Но мы понимаем, что, фактически, этого требует система. Человек с семьей не может жить в Киеве на пять тысяч гривен в месяц. Даже на десять тысяч гривен. И люди не думают, что дать что-то в благодарность за лечение — какая-то взятка. Но коррупция — это использование человеком своей должности, чтобы получить награду. Врач на своей должности лечит людей и от них получает что-то в вознаграждение, чего не требуют его обязанности. Это коррупция. Взятка. В Украине это называется «благодарностью».

Я не обвиняю многих врачей в этом, потому что такова система, и это является причиной того, почему мы ее меняем. Мы стремимся, чтобы финансирование шло другим путем, чтобы врачи получали достойную зарплату за свою работу. Если они будут иметь много пациентов, то будут получать хорошую зарплату. Так же, как юристы, финансисты, нотариусы.

«РЕФОРМА СЕЛЬСКОЙ МЕДИЦИНЫ ПООЩРЯЕТ РАБОТАТЬ В СЕЛЕ»

— Как в Минздраве оценивают инициированный Президентом законопроект №7117 по реформированию сельской медицины? В чем он дополняет изменения в сфере в рамках правительственного проекта медреформы? Что в министерстве считают главным в развитии сельской медицины?

— Все украинцы должны иметь доступ к качественным медицинским услугам — живут они в городе или селе. В селе живут 30% украинцев. Нам нужно усилить сельскую медицину, и законопроект, поданный Администрацией Президента, прорабатывался с нами и Минрегионстроем, чтобы мы могли комплексно посмотреть на проблемы сферы и способы их решения.

Нам приятно, что благодаря президентскому законопроекту сельская медицина получит дополнительное финансирование. Изменения в финансировании, которые касаются оплаты медицинских услуг в рамках правительственной реформы, помогут предоставлять качественные медицинские услуги каждому украинцу. Но также нужно усилить инфраструктуру. Президентский законопроект позволяет улучшить инфраструктуру, амбулатории, то, что касается компьютерной сети и интернета. Ведь в правительственном законопроекте отмечена потребность в создании электронной системы здравоохранения eHealth, а чтобы иметь к ней доступ, нужны интернет и компьютер. Так президентский законопроект помогает воплощать изменения, предложенные правительством.

Еще один аспект — телемедицина. Это способ иметь отдаленный контакт с врачами. Скажем, фельдшер работает в селе, к нему приходит пациент с комплексным заболеванием, с которым фельдшер не может справиться сам. Благодаря телемедицине фельдшер может проконсультироваться с врачом, к которому прикреплен. Также есть идея оплачивать консультации, которые предоставляют врачи, как дополнительную услугу. Поэтому реформа сельской медицины также поощряет врачей работать в селе.

«В СИТУАЦИИ С ДОЛГАМИ ПО ЗАРПЛАТАМ — НИЧЕГО НОВОГО»

— На днях правительство приняло распоряжение о погашении долгов по зарплатам врачам, речь идет о 81,7 миллиона гривен. Что стало главным фактором появления задолженности? Как избежать ситуаций с невыплатой зарплат в будущем?

— Каждый год в это время есть задолженность по зарплатам. В прошлом году, за год до того и раньше. В этом нет ничего нового. Когда мы разрабатываем проект бюджета и подаем его в Верховную Раду, то указываем, сколько средств нужно на медицинскую субвенцию — учитываем потребности на зарплаты медработников, коммунальные услуги и т.п. Области, районы и города получают эту субвенцию. Сейчас количество денег просчитано на каждого человека. Вот, нарисовала вам схему. На области идет около 35% общей суммы субвенции. Остальные идут на города, районы и громады, там средства рассчитываются на количество населения. Но! Многие люди лечатся не в районах — они едут в города. А средства, переданные районам, остаются там. В этом году в районах останутся неиспользованными на зарплаты 2,4 миллиарда гривен. А на местном уровне 2,8 миллиарда долга на медработников. Если бы мы средства из районов перебросили на города, долг был бы маленьким. Но мы не можем этого сделать, потому что таков механизм субвенции. Деньги остаются в районах, их раздают на премии, разные награды и т.п. А мы ищем в госбюджете эти 2,8 миллиарда.

Когда деньги будут идти туда, куда идет пациент — такого не будет. В этом идея нашей реформы. Не разделять средства по каким-то теоретическим обсчетам, будто 500 пациентов будет лечиться в определенном месте, а пять тысяч — в другом. Пациенты не идут в район, они идут в город. А деньги остаются в районах, которые не передают средства.

Действительно, Кабмин принял постановление, 5 октября бюджетный комитет его согласовал — что 559,2 миллиона гривен, которые были в резерве субвенции, пойдут на медицинские зарплаты (из них 81,7 миллиона — на погашение задолженности по зарплате на 1 октября. — Авт.), деньги уже в регионах. Это должно покрыть существующий долг, увидим, до какого уровня это произойдет. Но регионы говорили нам, что до конца года есть долг в 2,8 миллиарда гривен. Есть ли он на самом деле — не знаем. Надеюсь, будут дополнительные средства, чтобы не было долгов в последующие месяцы.

«ЛЮДИ НЕ ДОВЕРЯЮТ ВРАЧАМ»

— Внедряется много изменений, но Украина — в десятке стран с самым низким уровнем прививки. Также украинцы достаточно лояльно относятся к целителям и знахарям, популярна «интернет-медицина» — когда вместо того, чтобы пойти к врачу, люди ищут рецепты в сети. Какое внимание этой проблеме уделяют в Минздраве? Планируются ли какие-то инициативы для преодоления медицинской безрамотности общества?

— Люди не доверяют своим врачам. Когда они будут иметь своего семейного врача, к которому будут ходить постоянно, то будут доверять ему и перестанут искать рецепты в интернете или пользоваться советами друзей, лечиться вне системы. Когда пациенты будут иметь финансовые гарантии, что определенные услуги оплатит государство, они не будут искать других способов лечения.

Что касается вакцин. Когда в августе группа «Рейтинг» делала опрос, оказалось, что 84% людей поддерживают вакцинацию. По результатам этого исследования довольно значительная часть тех, кто отказывается от вакцинации, делает это, потому что медработники им так говорят. Точнее, они не говорят: «Не вакцинируйтесь вообще». Они говорят: «Не берите вакцину, которую дает государство, а идите в аптеку и покупайте более дорогую». Здесь нужно проводить просветительскую работу с персоналом, и мы работаем над этим с ЮНИСЕФ и ВОЗ.

Также друзья или интернет убеждают людей не вакцинировать детей. Это как ставить своего ребенка посреди трассы. Вы рискуете его жизнью. Думаю, это нужно признавать преступлением, а невакцинированные дети не должны идти в школу или детсад. Мы должны требовать от родителей вакцинировать своих детей, потому что они ставят под угрозу заболеть не только своего ребенка, но и всех детей и взрослых вокруг.

Мария ПРОКОПЕНКО, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments