Существование нации опирается на сознательную волю ее членов.
Иван Лысяк-Рудницкий, историк, публицист, педагог, исследователь украинской общественно-политической мысли

Сохранить киевские горы... и лицо

Как положить конец уничтожению исторической среды и кто возьмет на себя ответственность за ее восстановление?
7 августа, 2020 - 11:22

Как-то знакомый поделился инсайдом из разговора иностранцев в центре Киева. Те удивлялись, как в городе умудрились совместить бетонно-стеклянные высотки с историческими зданиями, а небоскребы, вроде тех, которые обступили некогда шикарное и величественное здание центрального киевского дворца молодоженов, назвали промышленным хайтеком. Трудно судить, какое впечатление произвел Киев на иностранных туристов, но чем дальше, тем меньше украшений остается у города.

Некоторые спальные районы напоминают каменные джунгли, при этом спрос на новые квартиры именно в таких местах показывает власти, что и так всех все устраивает. Жилье купят, несмотря на то, что здесь ни садов у дома, ни садиков-школ, ни транспортных развязок.

Известные киевские панорамы, которые ловили в кадр фотографы, на Киево-Печерскую лавру в частности, теперь запятнаны «свечами». Киевские холмы тонут не в зелени, как раньше, а в бетоне. Кстати, о зелени. Киев до переноса сюда столицы из Харькова был совсем не таким зеленым, как сейчас. Киевовед Семен Широчин рассказывал на одной из своих лекций, что большевистская власть после смены столицы приоритетом сделала превращение Киева в зеленый город. То есть большинство насаждений в столице — искусственного происхождения. Сегодня теряем и это достояние.

ДОМ, ГДЕ ЖИВЕТ КИЕВСКИЙ МЭР ВИТАЛИЙ КЛИЧКО, СРАЗУ ЗА НАЦИОНАЛЬНОЙ ОПЕРОЙ УКРАИНЫ, ТОЖЕ ПОСТРАДАЛ ОТ ТРАНСФОРМАЦИЙ: ИЗ ТРЕХ СУЩЕСТВУЮЩИХ БАШЕН В ИСТИННОМ ПРОЕКТЕ ПЛАНИРОВАЛОСЬ ОДНА

«НАСТРОИЛИ КОРОБОЧЕК ДЛЯ ЖИЗНИ, А ГОРОД ПОТЕРЯЛ ЛИЦО»

Чтобы описать то, что происходит в центре города, от архитекторов и историков все чаще слышим слова «хаос» и «Шанхай». И как положить конец уничтожению памятников, непрерывному строительству гостиниц и торгово-развлекательных центров в исторических кварталах? Кажется, рецепт понятен — наказывать виновных и восстанавливать изуродованное. Иначе город будет терять свое лицо и в дальнейшем.

 «То, что происходит сейчас в Киеве, переживали свое время города Греции и Турции, когда старую застройку тоже разрушали, только в ХХ веке, потому что бешеными темпами происходила капитализация. Настроили коробочек, комфортных для жизни, а города потеряли свои лица. Это деградация, если ничего не делать сейчас, потому что в результате исторического процесса мы с годами приходим не к лучшему, а к худшему, мы теряем свое достояние», — отметил «Дню» доцент, кандидат исторических наук Кирилл ТРЕТЯК.

Ученый знает, что говорит, ведь изучил историю всех исторических зданий Киева, построенных в конце XIX — начале ХХ веков. Ознакомился с их проектами, фотографиями, архивными документами о восстановлении или ремонте — таким образом обработал данные о более 700 домах на 200 улицах города. Для описания понадобилось лет 10 в результате свет увидела книга «Меняющееся лицо города, или Судьба киевских фасадов».

БОЛЬШИНСТВО ДОМОВ НАЧАЛА ХХ ВЕКА СТРОИЛИСЬ С КИЕВСКОГО КИРПИЧА, ОБРАЗЕЦ СОХРАНИЛСЯ НА АНДРЕЕВСКОМ СПУСКЕ, 11

И слушая пана Кирилла, напрашивается сравнение не столько о меняющихся, сколько об изуродованных фасадах города. По просьбе «Дня» историк показал несколько объектов, которые претерпели существенных изменений и вошли в его книги.

СМЕСЬ СОВЕТСКОГО И СОВРЕМЕННОГО УНИЧТОЖЕНИЯ

Так, дом по улице Антоновича, двадцатый в 1980-х годах переживал капитальный ремонт. Вследствие этого при входе наполовину срезаны кронштейны, которые в оригинале доходили до эркера. «Кронштейны следовало реставрировать, а их срезали. Это пример советского уничтожения, а современное уничтожение — на последнем этаже этого дома кто-то сделал себе двухъярусный балкон, чем закрыл декоративные элементы и лепнину», — рассказывает Кирилл Третяк.

Еще одна мансарда на доме по этой же улице была сделана из жести, имела декоративные орнаменты, о чем свидетельствуют старые фотографии, но кто-то все это разрушил, поставил новую мансарду, уничтожив декоративные элементы и часть фасада исторического здания. Из-за таких непродуманных ремонтов балконы на большинстве домов теперь имеют каменные ограждения, а раньше были с металлическими декоративными башнями. Не сохранились и резные двери.

 Практически на этой же локации, за углом Антоновича в сторону площади Льва Толстого, на Большой Васильковской, 25 расположен дом Бендерского, за счет которого его и построили. Считается, что проектировал усадьбу известный архитектор Владислав Городецкий.

ВМЕСТО ТОГО, ЧТОБЫ ОТРЕСТАВРИРОВАТЬ КРОНШТЕЙНЫ, СОВЕТСКИЕ КОММУНАЛЬЩИКИ ПРОСТО ОБРЕЗАЛИ ИХ

«Дом имел одно из самых богатых оформлений: массивная необарокковая лепка, три башни, — описывает наш собеседник. — Есть несколько фотографий этого дома — в начале ХХ века, в 1920 — 1930 годах, когда простоял 10 — 20 лет без ремонта, на них видно, что половина его декора уничтожена. Также есть фотографии 1936 года, когда дом реконструировали — то с фасада срезали абсолютно все декоративные элементы, башни уничтожили, оставили только колонну, а ее завершения упростили. Или дом с красной мансардой на площади Толстого, это дом Снежко, если смотреть на него, как будто башни сохранились, и они лишь отдаленно напоминают оригинал. В этом доме до 1943 года была мансарда, только вдвое ниже, были подобные башни, но не из металлочерепицы, а из кровельного материала. В 1943 году дом сгорел, при восстановлении мансарды не воспроизвели. Только в начале 2000-х таки взялись за мансарду. Я обрадовался, что возрождают дом, но получилось все равно больше имитации».

КАК ИСЧЕЗАЛИ ПЕРВОНАЧАЛЬНЫЕ ФАСАДЫ

Историк может проводить подобные экскурсы в прошлое практически возле каждого исторического здания Киева. Он утверждает, что среди памятников, которые сохранились, ни один не имеет своего первоначального вида.

«Все исторические здания выглядели сто лет назад по-другому. То, что мы видим сегодня, это результат трагических преобразований в нашем городе, связанных с социально-экономическими процессами, — добавляет киевовед. — Вроде дом существует, но он выглядит не так, как раньше. В общем дома, которые были возведены в начале типового строительства и борьбы с архитектурными излишествами, как это называлось в период правления Хрущева, с 1955 года, так или иначе были изменены. Началось все с 1920 — 1930-х годов, когда в Киеве и Украине была установлена большевистская власть, а все без исключения дома были национализированы. До этого каждый дом был в частной, коллективной или городской собственности, за каждым домом был уход, о его внешнем виде заботились. Реконструкции и перестройки в добольшевистские времена тоже происходили, но осторожно и тактично. Это все контролировалось естественными рыночными отношениями».

ДОМ БЕНДЕРСКОГО НА БОЛЬШОЙ ВАСИЛЬКОВСКОЙ, 25 В НАЧАЛЕ ХХ ВЕКА ИМЕЛ САМОЕ БОГАТОЕ ОФОРМЛЕНИЕ ФАСАДА — ДОМ СТРОИЛСЯ ПО ПРОЕКТУ ВЛАДИСЛАВА ГОРОДЕЦКОГО

«Когда пришли большевики, страна была бедная, изолированная от мира, продолжалась разруха после войны, то есть у государства и города не было элементарно денег, чтобы заботиться об этих домах. Я изучал этот вопрос в архивах, нашел серию фотографий о Киеве в начале 1930-х годов, несмотря на то, что это должно идеологически ретушироваться, там четко видно, что дома имеют обшарпанные и облезлые фасады», — говорит Кирилл Третяк.

По его словам, в этот период в прессе и в так называемом научной среде стали появляться заказные статьи историков и архитекторов, которые критиковали архитектуру конца XIX — начала ХХ веков. «Архитектура до 1917 года не признавался, считалась мещанством, упадочничеством, Декаденс, — продолжил он. — Некоторые элементы назывались лишними, ненужными, но все это делалось, чтобы упростить вид дома, потому что просто не хватало денег на ремонт. Еще одна причина потери первоначальных фасадов — реконструкции и надстройки происходили бестактно, не учитывался первоначальный декор. Фактически единственный удачный пример — это надстройка тогда государственного, сегодня национального банка, проведенная в 1934 — 1936 годах, безупречно все вписалось, сооружение получилось еще красивее и монументальнее. Остальные надстройки проводилась без учета исторической ценности, это был признак времени. Главным был квадратный метр, чтобы обеспечить людей жильем. Эта традиция продолжается и сейчас. Хотя реконструкция происходит больше не государством, а частными владельцами, которые без всяких сомнений делают кустарные или стеклянные надстройки, остекляют балконы, вешают кондиционеры... Представить такое в европейском городе — невозможно. Там вы даже не сможете повесить занавеску другого цвета, только ту, которая определена владельцем».

НА УЛИЦЕ АНТОНОВИЧА ВЕРХНИЕ ЭТАЖИ ОБРОСЛИ МАНСАРДАМИ, ПОД КОТОРЫМИ НАВСЕГДА СКРЫЛАСЬ ДЕКОРАТИВНАЯ ЛЕПНИНА

РЕАНИМИРОВАТЬ КИЕВСКИЙ КИРПИЧ

 Многие тенденции того времени продолжаются и сейчас: дома не имеют владельцев, архитекторы не интересуются историческим бэкграундом здания, прежде чем браться за его реконструкцию. Хотя проблем с поиском такой информации нет. Кроме библиотек, городского архива, немало информации есть в сети интернет, а некоторые библиотеки даже публикуют исторические справки на своих страницах в «Фейсбуке». Как говорится, было бы желание.

«Более того — нужно начать возвращать исторической застройке ее первоначальный вид. Большинство домов в начале ХХ века имеют фасады из киевского кирпича. Этот кирпич был сам по себе украшением, когда была игра света и тени, и никто ее не красил. В 1930-х годах киевская городская власть бросила лозунг — давайте придадим нашим домам более красивый вид, будем их красить. Я думаю, это было вызвано несколькими причинами — состояние застройки было ужасным, надо было как-то это скрыть, а люди, которые это инициировали, не имели высокого уровня образования и культуры. И тогда тоже чиновникам не были чужды коррупционные схемы, потому что краска стоила денег, а ее расходы особо не проконтролируешь. Сейчас следовало бы снять с исторических зданий этот слой краски. Потому что киевский кирпич был лицом Киева».

Кстати, фрагменты киевского кирпича можно увидеть на здании, на бульваре Шевченко, 13. Наслоенная краска начала отслаиваться, а под ней — знаменитый столичный кирпич. Если бы снять с домов вот эти многослойные краски, они бы заиграли цветами, считает Кирилл Третяк. Кстати, наследственность киевского кирпича продолжена в скандальном Театре на Подоле и в новостройке по улице Сагайдачного, 18. Киевляне до сих пор обсуждают, что удалось, а что нет авторам проектов, но по крайней мере этажность соблюдена, оказывается, и киевский кирпич имеет место.

ПОД ТОЛСТЫМ НАЛЕТОМ КРАСКИ НА БУЛЬВАРЕ ШЕВЧЕНКО, 13 ВСЕ ЕЩЕ ЖИВЕТ КИЕВСКИЙ КИРПИЧ

«Следует понимать, что каждая эпоха дает нам свои достопримечательности, — продолжает Кирилл Третяк. — Например, в конце XIX века популярным становится классицизм и ретроспективные направления в архитектуре, когда брались стили прошлого и копировались отдельные элементы, иногда целые сооружения, или просто использовали общие мотивы определенного стиля, так появилась неоготика, необарокко, неоренессанс. В начале ХХ века появился модерн. С приходом советской власти строительство в Киеве долгое время не велось, но и среди тех сооружений были те, которые отличались своей красотой».

ХОДЯТ ЛИ ЧИНОВНИКИ В МУЗЕЙ ИСТОРИИ КИЕВА?

И любая красота требует ухода. После выхода своей книги, ученый собрал данные еще о 40 исторических зданиях города, подвергшихся катастрофическим преобразованиям. «Сейчас нужно принимать меры, чтобы ситуацию изменить. Нужна социальная информативная программа, которую должна возглавить власть, должны быть баннеры, сообщения в СМИ, на исторических зданиях нельзя стеклить балконы, ставить пластиковые окна, устанавливать кондиционеры и утеплять фасады пенопластом, пряча их, — советует Кирилл Третяк. — Нужно создать в обществе атмосферу неприемлемости таких вещей, а в города должен быть хозяин, который будет за этим следить».

И кто возьмет на себя инициативу сохранить культурное и историческое достояние Киева? Общество? Оно и так это делает. Правда, пока это точечная борьба, но, к счастью, это дает свои результаты. Эксперты? Они готовы подставить плечо, если есть диалог между горожанами и властями. Но все рычаги влияния все равно находятся в руках городских чиновников. Мансарды на памятниках истории появляются потому, что власть не реагирует на подобные нарушения закона. Некоторые дома теряют свой статус, так как кто-то из чиновников согласовывает соответствующие документы.

Точно так же многострадальный Музей истории Киева годами ждет переселения из-за пассивности власти. Как отметила «Дню» заместитель генерального директора по научно-просветительской работе Музея истории Киева Людмила Мороз, заведение очень хочет попасть в Гостиный двор, но Фонд госимущества не отдает его в собственность города, а Киевсовет без этого не финансирует реставрацию. Замкнутый круг.

Кстати, наведываются ли в музей чиновники Киевсовета, нынешний мэр или кандидаты в мэры? Предвыборная гонка уже началась, социологические агентства публикуют рейтинги кандидатов, но никто из них не говорит о сохранении исторической среды. Хотя узнать глубже историю города, которым собираются управлять, не мешало бы. По словам пани Людмилы, отдельной статистики таких гостей музей не ведет, все посещают его на равных условиях. И судя по тому, какие тенденции распространяются по Киеву, проблемами исторического наследия чиновники не занимаются.

Инна ЛИХОВИД, фото Николая ТИМЧЕНКО, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ