Каждый народ может только тогда духовно и физически развиваться и расти, если его граждане пользуются полной свободой совести, мысли, слова и собраний.
Михаил Сорока, украинский политический деятель, диссидент, член ОУН

«Солнцепоклонник» Николай Руденко

Исполнилось 100 лет со дня рождения мыслителя, который пытался выстроить оригинальную философскую систему и экономическую теорию
21 декабря, 2020 - 20:05

19 декабря этого года исполнилось 100 лет со дня рождения Николая Руденко (1920—2004) — человека с фантастической биографией, диссидента-шестидесятника, мыслителя, который пытался выстроить оригинальную философскую систему и экономическую теорию. Юбилей вполне «круглый». Однако в Украине он прошел незаметно. А жаль. Ведь Руденко — это один из самых оригинальных украинских интеллектуалов. И, как это у нас обычно бывает, недостаточно оценен.

МОЛОДОЙ РУДЕНКО ИСКРЕННЕ ВЕРИЛ В КОММУНИСТИЧЕСКИЕ ИДЕАЛЫ

Родился Руденко в селе Юрьевка (ныне Лутугинского района Луганской области). Когда мальчику было шесть лет, его отец погиб на шахте. Семья, в которой было трое детей, решила вести хозяйство на земле и уже через год обзавелась конем, коровой и парой волов. Однако скоро семью «позвали» в колхоз. Навсегда Руденко запомнился голод 1933 года.

Эти моменты биографии Руденко важны для понимания его мировоззрения. Он, в частности, давал высокую оценку сельскохозяйственного труда, считая, что она способствует накоплению энергии; в то же время промышленный труд энергию рассеивает. Также в позднем творчестве писатель обращался к теме Голодомора. Известна его поэма «Хрест» (1976).

Руденко формировался как советский человек «сталинской закалки». В юном возрасте начал слагать «правильные» стихи, печатал их в пионерских газетах, был победителем и стипендиатом Наркомпроса. После школы работал на шахте, где вступил в коммунистическую партию.  В 1939 году был принят на филологический факультет Киевского университета, но проучился всего два месяца и был призван в армию. На призывной комиссии скрыл, что не видит левым глазом. Этот недостаток зрения он имел с восьми лет. С началом Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. воевал на фронте. 4 октября 1941 года в боях под Ленинградом был тяжело ранен разрывной пулей, которая раздробила кости таза и позвоночника. Врачи не надеялись, что Руденко будет ходить. И все же он выздоровел — благодаря чрезвычайной силе воли. Учитывая ранение, его назначают политруком прифронтового госпиталя. Был награжден орденами Красной звезды, Отечественной войны первой степени, шестью медалями. В 1946 г. Руденко демобилизовали. Правда, он не вернулся на учебу в университет, начал делать литературную карьеру. Сначала работал редактором в отделе поэзии издательства «Радянський письменник», в 1947-1950 гг. — главным редактором молодежного художественно-литературного журнала «Дніпро», одновременно занимал должность секретаря парторганизации Союза писателей Украины. Один за другим выходили его поэтические сборники «З походу» (1947), «Незбориме плем’я», «Ленінградці» (1948), «Поезії» (1949), «Мужність», «Світло глубини» (1952), «Переклик друзів «(1954). Работал он и в жанре прозы — выходят его романы «Вітер в обличчя» (1955), «Остання шабля» (1959), сборник рассказов и очерков «Біла акація» (1962). В то время советские идеологи сделали ставку на молодых писателей, бывших фронтовиков, которые дебютировали во второй половине сороковых годов. Их сознательно противопоставляли Максиму Рыльскому, Юрию Яновскому и другим писателям старшего поколения, за которыми тянулся шлейф «идейных ошибок».

Молодой Руденко искренне верил в коммунистические идеалы — о чем свидетельствует и его деятельность в 40-х годах, и его ранние произведения. Однако он не был конъюнктурщиком-карьеристом, а принадлежал к людям, которые имели острое чувство справедливости. Поэтому, когда в 1949 г. начался погром еврейских писателей под видом борьбы с космополитизмом, Руденко, как Партсекретарь Союза писателей Украины, не согласился дать на них отрицательные характеристики. За такое ??»не соответствующую линии партии» поведение его отлучили от партийного истеблишмента. С 1950 г. Руденко уже не занимал руководящих должностей, став рядовым писателем.

РЕПРЕССИИ НЕ ОСТАНОВИЛИ

Потрясением для Руденко стало развенчание «культа личности» Иосифа Сталина на ХХ съезде КПСС. Тогда у него появилась мысль: если партию и государство долгое время возглавлял садист и параноик, то нужно искать причину в самом государстве. Он начал основательно изучать марксизм. В результате этих исследований пришел к выводу, что учение Карла Маркса ошибочно в своей основе, прежде всего в понимании теории прибавочной стоимости. По мнению Руденко, последняя создается не благодаря эксплуатации рабочих, а солнечной энергией, соединенной с трудом крестьянина и его скота. В этом случае предшественниками мыслителя можно считать физиократов, в частности Франсуа Кене, а также Сергея Подолинского. Свои взгляды Руденко изложил в трудах «Економічні монологи», «Енергія прогресу», романе «Формула Сонця». В 1974 г. Руденко исключили из компартии, в следующем году — из Союза писателей.

В 1975 Руденко за участие в правозащитном движении был арестован, но еще во время следствия его как участника «великой отечественной войны амнистировали в связи с «30-летием победы над фашистской Германией». Однако репрессии не остановили Руденко. 9 ноября 1976 года на квартире Андрея Сахарова в Москве перед иностранными журналистами он объявил о создании Украинской Хельсинской группы. Вскоре, в феврале 1976 года, он был арестован, а 23 июня — 1 июля того же года над ним и Алексеем Тихим состоялся закрытый суд в городе Дружковке Донецкой области. Руденко приговорили к 7 годам лагерей строгого режима и 5 лет ссылки. Его, в частности, обвиняли в том, что он в своих произведениях «порочит советский государственный и общественный строй», пытается «опорочить революционные завоевания советского народа и его авангарда — коммунистов». Все произведения писателя были изъяты из библиотек и системы книготорговли.

Арестована и осуждена была также жена Руденко, Раиса, которая требовала освобождения мужа. В лагере писатель, несмотря на то, что был инвалидом войны, подвергся издевательствам со стороны лагерного начальства. Лишь во времена «перестройки» он и его жена были освобождены и получили возможность выехать за рубеж. Там Руденко работал на радиостанциях «Свобода» и «Голос Америки». В 1988 г. был лишен советского гражданства. В Украину вернулся в сентябре 1990 года. Тогда его реабилитировали и восстановили в гражданстве. Уже в независимой Украине Руденко получил признание — стал лауреатом Шевченковской премии, был награжден орденом «За заслуги» III степени, получил звание Героя Украины. Тогда же вышли его труды, в которых он изложил свои теоретические взгляды, в частности работа «Енергія прогресу».

МАРКСИСТСКАЯ ТЕОРИЯ, СЧИТАЛ РУДЕНКО, В СВОЕЙ ОСНОВЕ НЕВЕРНА

Как отмечалось, в период «оттепели» Руденко начинает изучать Маркса. Обращение к «аутентичному марксизму» было характерно для многих советских интеллектуалов. Они сознательно или бессознательно противопоставляли «настоящему марксизму» сталинизма, а то и даже ленинизма. Однако Руденко не остановился на этом, подвергнув критике анализ природы богатства и собственности. Так, рассматривая экономические отношения в буржуазном обществе, где господствует частная собственность, Маркс пришел к выводу, что в их основу положено образование прибавочной стоимости, получаемой в результате эксплуатации труда рабочего капиталистами, которым принадлежит частная собственность на средства производства. Чтобы устранить эксплуатацию, нужно ликвидировать частную собственность. Тогда можно построить общество социальной справедливости, свободное от эксплуатации человека человеком.

Казалось, в Советском Союзе это было сделано. Частную собственность на средства производства ликвидировали, однако социальная несправедливость не исчезла. Более того — приобрела невиданные масштабы: безжалостная эксплуатация миллионов людей в лагерях, уничтожение «непролетарских слоев», в том числе крестьянства и интеллигенции.

Марксистская теория, считал Руденко, в своей основе неправильна, поскольку основывается на ложном тезисе, заимствованном Марксом у теоретиков политической экономии, что источником богатства является труд и рабочая сила человека. В марксизме эта идея связана с природой капитала, который провозглашался результатом производства прибавочной стоимости и прибавочного продукта, созданных путем эксплуатации.

Во времена сталинизма провозглашалось, что в социалистическом обществе, основанном на общественной собственности на средства производства, отсутствует категория прибавочного продукта. Так, в частности, говорилось в «Большой Советской энциклопедии» за 1955. Однако уже в период хрущевской «оттепели» указанный подход был существенно переосмыслен. Стали считать, что производство прибавочного продукта имеет чрезвычайно важное значение для социалистического общества, поскольку этим обеспечивается накопление, расширение производства. Правда, при этом делалось «существенное уточнение», что прибавочный продукт в социалистическом обществе не является дополнительной стоимостью, которая отражает отношения капиталистической эксплуатации.

Руденко, относясь критически и к марксизму, и к таким теоретических метаморфозам «верных» последователей этого учения, считал, что ликвидация частной собственности не ведет к устранению прибавочного продукта. Просто, чтобы дополнительный продукт не был носителем стоимости, нужно не доплачивать работникам за выполненную работу. Сталин и его сторонники пытались это обеспечить, создав ГУЛАГ, где заключенным за каторжную работу ничего не платилось. Но даже в концлагерях человек, чтобы работать, должен что-то есть, то есть присваивать произведенную другими энергию.

Исследовав три тома «Капитала», Руденко пришел к выводу, что в них «абсолютная прибавочная стоимость выводится из неоплаченного труда — то есть непосредственно из человеческих мышц. Земля, Солнце, Вселенная в создании наших богатств не участвуют — все делаем мы, исключительно мы». Однако в четвертом томе «Капитала», который был посвящен анализу сельскохозяйственного производства, наблюдаем другой подход. Кстати, этот том остался незавершенным. И именно в незавершенном виде впервые вышел в Советском Союзе после смерти Сталина. Работая над материалами этого тома, Маркс, считал Руденко, стал на путь переосмысления природы происхождения прибавочной стоимости. Указывал, что основой абсолютной прибавочной стоимости, собственно реальным условием ее существования, является естественное плодородие земли, в то время как относительная прибавочная стоимость основана на развитии общественных производительных сил. Развивая эту мысль, Руденко считал, что «субстанция прибавочной стоимости, ее настоящий источник содержится не в мышцах человека, а в гумусном слое планеты. Человеческий труд отныне становится ее проводником. Только проводником, но не источником. Это, собственно, и является возвращением к взглядам Франсуа Кене, которого Маркс объявляет истинным отцом политической экономии. То есть Маркс признавал, что существуют «производительные силы природы» и прибавочная стоимость порождается землей как таковой. И все же его последователи склонны были считать труд социальным явлением, которое как бы не зависит от природы. Это, по мнению Руденко, является концептуальным ядром советской тоталитарной системы. Он отмечал: «Хотя пафос Маркса был направлен на освобождение труда, демонический азиат (т.е. Иосиф Сталин. — П. К.) уловил объективное содержание его теории: если человек независимый от природы, то он зависит только от меня. Такая теория мне подходит».

«СВЕТ НЕСЕТ ЖИЗНЬ!»

Руденко, как и физиократы, считал основой производства прибавочной стоимости землю, имея в виду гумусный слой планеты. Указывал, что плодородие обусловлено солнечным излучением, которое вызывает фотосинтез. Благодаря Солнцу в недрах земли были накоплены запасы угля, нефти и газа, которыми пользуется человек. Вероятно, несложно заметить в этих рассуждениях ментальность украинца с его антеизмом, тяготением к земле и земледелию.

По мнению Руденко, рассматривая производство прибавочной стоимости, мы обращаемся только к положительным моментам и оставляем без рассмотрения разрушительные последствия человеческой деятельности на планете. Труд — это лишь один из энергетических процессов природы. Энергия же, по его мнению, «возникает в процессе преобразования, однако она не является и не может быть субстанцией. Субстанция находится где-то за энергетическим порогом — в том конечном пункте, где никакие дальнейшие преобразования невозможны». Руденко рассматривает процесс взаимодействия и взаимопревращения по схеме «свет — энергия — масса», где под энергией подразумевается работа, а масса — конечный продукт работы света. Свет же является субстанцией, имеет онтологическую природу.

Руденко поднимал следующий вопрос: если на нашей планете не останется плодородных земель, будут ли иметь капиталисты прибыль? И давал однозначный ответ: не будут, поскольку стоимость перестанет существовать вместе с людьми. Вообще, по мнению мыслителя, «стоимость — это лишь условное обозначение какого-то чрезвычайно сложного энергетического процесса, для которого мы пока не имеем точного названия». Также, считал он, мы должны изменить свой взгляд на собственность. Собственность, по его мнению, это иллюзия, потому что нам на самом деле ничего не принадлежит, кроме тела и души.

Мыслитель трактует человека как трансформатора космической энергии (света): «Свет несет жизнь! Свет не знает границ. И не знает границ Логос. Он информация. Он Слово. Он же дух человеческий и дух Божий ... Солнце — это мы сами, наш мозг и наши руки. Субстанцией стоимости является космический свет, создатель жизни на Земле ... Сегодня можно с уверенностью ответить, что жизнь — такое же неотъемлемое свойство света, как и его способность сохранять и переносить информацию».

Что касается марксизма, то его Руденко обвиняет в абстрактном антропоцентризме, который затмил связь человека с природой и миром, ориентирует на высокомерное отношение к животным. Также сведение земного богатства к абстрактному труду сужает понимание естественного происхождения, что, в свою очередь, ведет к сведению человеческой природы исключительно к «совокупности общественных отношений». А это искажает понимание человека как природного существа.

Рассматривая человеческий труд как процесс преобразования солнечной энергии, Руденко считал, что она является праведной и неправедной. Неправедной «становится тогда, когда народ не умеет наращивать энергию прогресса», собственно, когда миллионы рабочих трудятся на «стройках коммунизма» с наименьшей эффективностью для улучшения собственного благосостояния. «Освобожденный труд» в Советском Союзе освободил человека только от осознания им своего природного призвания. Казалось, дополнительная стоимость устранена, капитал как таковой уничтожен, а с ним уничтожена эксплуатация человека человеком. «На самом деле, — писал Руденко, — освобождение от власти капитала — это освобождение от излишков продовольствия. Так выглядит по теории физиократов, так это оказалось и в нашей практике». Поэтому «социалистический» общественный строй, считал мыслитель, с его неэффективной организацией труда и жалкими ее результатам является обреченным. Руденко пришел к такому убийственному для советских теоретиков выводу: «Теория Маркса по самой своей сути не только не содержит возможности построения коммунистического общества, но и несет людям рабство. Логика приводит к этому выводу: когда все в мире растет из человеческих мышц, то есть из «общественной субстанции», тогда без эксплуатации не может быть никакого прогресса». Какой же вывод напрашивается из этой теории? Только один — ГУЛАГ».

Критика марксизма, обращение к теории физиократов, утверждение мнения, что субстанцией стоимости и вообще жизни на Земле является свет Солнца, привело Руденко к оригинальным космологическим идеям. Во многом они выглядят наивно. Однако не исключено, что некоторые из них могут быть «гениальными догадками».

Мыслитель пытался найти энергетический источник, который определяет земную и космическую жизнь. Этим источником считал Мировую монаду, которая как бы «раздвигает» пространство Вселенной, прокладывая путь живому. Руденко утверждал, что взаимодействие небесных тел основывается не на притяжении, а на взаимоборстве множества монад с мировым пространством. Пространство с огромной силой сжимает эти тела, а они, в свою очередь, получая энергию от Всемирной монады, «раздвигают» пространство и завоевывают себе место. Монада же трактуется как материя света, пространство — как материя темноты.

Руденко, выстраивая свою космологию, сознательно или бессознательно склонялся к идеям неоплатонизма. Он как бы продолжал ту платонистическую традицию, которая существовала издавна на украинских землях.

Жаль, что взгляды Руденко не пропагандировались и не распространялись должным образом в независимой Украине. Даже сегодня они во многом остаются актуальными — и не только для нас, украинцев, но и в целом для человечества.

Петр КРАЛЮК
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ