Один из признаков искусства - это его неудержимое влияние на развитый интеллект.
Николай Хвильовий, украинский прозаик, поэт, публицист

Сто грамм — пионеру

19 мая, 2000 - 00:00

Ясным первомайским утром на улицу меня вывели отнюдь не идеологические соображения. Просто обычное корреспондентское любопытство было подкреплено желанием посмотреть реакцию людей на появление в центре города мордатого 20-летнего хлопца (то есть меня) с пионерским галстуком на шее. Опыт с переодеванием удался: редкий прохожий не обращал внимания на новоявленного пионера. Большинство ограничивалось только удивленными взглядами или приветливыми улыбками, но некоторые проявляли свои чувства более активно. «Слава Богу, есть еще пионеры!» — восторженно произнесла бабуля, вероятно забывшая, что пионеры в Бога не верят, да и он их не особо жалует. Кто-то насмешливо осведомился: «Ты из какого года?», очевидно приняв меня за героя фильма «Гостья из будущего» Колю Герасимова (помните, пошел простой советский школьник за кефиром и угодил в машину времени). Ну а подозрительно озиравшийся по сторонам милиционер с железным взглядом почему-то злобно зашипел: «У-у, гад, затянуть бы тебе этот галстук потуже, до хруста шейных позвонков!». Прямо не знаю, наверное, садист какой-то. Но в целом отношение было довольно доброжелательным. Ежеминутно кто-нибудь приветствовал меня пионерским салютом, а одна веселая компания, «соображающая» на лавочке в сквере, даже одарила меня 100 граммами хрустального напитка, именуемого водкой. Видно, живы еще пионерские традиции. Вот только пионеры, похоже, перевелись. Спрятали свои знамена, да барабаны с горнами, и теперь или с пейджерами по дискотекам бегают, или за гривню протирают стекла чужих иномарок.

Вы спросите, а что стало с моим красным пионерским галстуком, полученным в далекие уже 80-е и так взволновавшим прохожих в тот день? Он вернулся на свое прежнее место в дальнем углу шкафа. Наверное, навсегда.

Алексей БЕГЕМОТОВ
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ