Фотография - это медитация в мгновении.
Эрнст Хаас, австрийский и американский фотожурналист

Свобода VS произвол

Как наконец побороть явление «мажоризма» в Украине
25 октября, 2017 - 10:32
ФОТО С САЙТА PODROBNOSTI.UA

Трагедия в Харькове на прошлой неделе, когда 20-летняя студентка Алена Зайцева на «Лексусе» стала причиной ДТП, в котором погибло пять человек, а шестеро получили травмы, в частности тяжелые, ошеломила общество. Судебное заседание, на котором водителю избирали меру пресечения, транслировали журналисты, как сообщила адвокат задержанной Юлия Козырь, повторные анализы для экспертизы у нее брали «под давлением общественности».

В конечном итоге, напомним, Киевский районный суд Харькова в прошлую пятницу избрал меру пресечения в виде содержания под стражей до 16 декабря без возможности внесения залога. Алене Зайцевой грозит от пяти до десяти лет лишения свободы за нарушение правил безопасности дорожного движения, что привело к гибели нескольких людей (ч. 3 ст. 286 Уголовного кодекса).

Острая реакция людей не удивляет. Случаи, когда «золотая молодежь» без тормозов во всех смыслах создает ситуации со страшными последствиями, периодически происходят в стране. Вот в контексте ситуации с Аленой Зайцевой многие вспомнили ДТП в январе 2016 года, когда внедорожник «Мерседес» Станислава Толстошеева врезался в киоск около станции метро «Левобережная» в Киеве, из-за чего погибла женщина. Позднее столичная прокуратура отчиталась, что, по данным экспертиз, на момент ДТП у Толстошеева случился эпилептический приступ, поэтому его признали невменяемым.

«День» постоянно отслеживает эту проблему, еще шесть лет назад предупреждал, что «Мажорство» грозит не только обществу...» (материал с таким названием выходил в №120 за 2011 год). Толчком к статье стало публичное избиение Романом Ландыком, сыном тогдашнего народного депутата от Партии регионов Владимира Ландыка, Марии Коршуновой. Но примеры беспредела «золотой молодежи» были и перед тем, и после. Выходит, ни общество в целом, ни власть не делают выводы, чтобы изменить ситуацию.

«СЛЕДСТВИЕ ОПРЕДЕЛЕННОГО СТИЛЯ ВОСПИТАНИЯ»

Почему «мажорская» болезнь остается, несмотря на возмущение и осуждение многих людей? Смахивает на то, что сначала общественность выпускает пар, а затем все тихонько решается в правоохранительных органах и с потерпевшими — иногда подкупом, иногда угрозами. 

«Как по мне, то, что ситуация не меняется, связано с таким понятием, как элитарность, всегда присутствующим в любом обществе, — говорит Татьяна ЕРЕСКОВА, социолог, кандидат социологических наук. — Но у нас понятие элитарности всегда было связано с финансами, с «всевозможностью». Поэтому действительно, когда такое случается, наше общество возмущается, но реальность подбрасывает свое. Например, относительно нашей правовой системы — мы не знаем, чем заканчиваются эти дела, есть стереотипы, что все покупается. В обществе есть настроение: «А что дальше? Ничего с такими людьми не сделаешь».

Важно не упрощать само понятие «мажоризма». «Есть много определений, которые несколько упрощают понимание этого явления. Например, что «мажоры» — это молодые люди, не имеющие представления о цене денег, они наслаждаются жизнью, тратя средства родителей на свои причуды. Но это очень просто. Есть много молодых людей, которые используют возможности своих родителей, чтобы достичь чего-то самим, — акцентирует Татьяна Ерескова. — Для меня «мажорство» — это следствие определенного стиля воспитания. Это и один из ответов на вопрос, почему это явление проявляется снова и снова. Богатые родители создают своим детям легкую и беззаботную жизнь. С одной стороны, это их личное дело: как воспитывать, чем обеспечивать. Когда есть финансовые возможности и определенные социальные лифты — кто не захочет для своего ребенка лучшего, как-то отгородить его от трудностей нашей жизни? Так происходит первичная социализация этих людей, ближайшим окружением задается определенная система социальных координат. А это уже, как по мне, порождает молодых людей, которые слишком легко относятся к любым обстоятельствам в жизни, у них развивается неадекватное ощущение свободы, и с ним они интегрируются в социум. Они уверены, что в любой критической ситуации им можно откупиться. Причем «выкупать» их будут родители, и не всегда речь о деньгах — это могут быть социальные связи и тому подобное».

Проблема в том, что человек, воспитанный в искривленной реальности, потом взаимодействует не только с любящими родными. «Как по мне, страшнее всего то, что у таких молодых людей притупляется чувство социальной ответственности как понимание последствий, которые могут тянуть их решение и действия, — продолжает Татьяна Ерескова. — Это просто потеря ощущения того, что качество жизни, уровень успешности, самореализация зависят не только от стартовой позиции, которую дают родители, но и от самого человека. Такие люди не понимают, что такая свобода по определению предусматривает определенную ответственность».

«МЫ ДОЛЖНЫ ОСОЗНАВАТЬ СВОЮ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ПЕРЕД ДРУГИМИ»

Вероятно, невозможно повлиять на отношения в той или иной семье. Но почему люди выбирают именно «безответственные» модели воспитания? Ведь в других странах, кстати, экономически более успешных, обеспеченные родители, как правило, не дают детям безгранично пользоваться семейными возможностями. Ребенку нужно показать, на что способен он сам. В Украине, к сожалению, часто привлекает вседозволенность.

«В ситуации социальной неопределенности, которая существует в Украине достаточно долго, люди или определенные социальные группы формируют собственную систему координат. И воспитывают и моделируют поведение детей именно по этим образцам, потому что считают это правильным или адекватным для социальной ситуации, — комментирует Татьяна Ерескова. — На мой взгляд, ответственность — это то, что может привести к определенности. У нас есть определенные экономические и политические проблемы, но внутри общества мы должны осознавать свою ответственность друг перед другом. Например: да, у меня есть возможность ехать на большой скорости или неадекватно вести себя в кафе с другими людьми, животными, но когда я имею чувство ответственности, то делаю выбор: «Я могу, но не буду это делать, потому что...» В наших реалиях у людей с большими возможностями эти «тормоза» несколько иные. Иногда они отключаются».

Повлиять на воспитанных во вседозволенности людей может социальный и общественный контроль общества. «Если при первичной социализации люди осознали определенную, комфортную для них систему координат, то именно социум должен задать им константу ответственности перед другими», — утверждает социолог.

В ситуации в Харькове общественные «тормоза» включились, когда уже погибли люди. Впрочем, мощный резонанс, по крайней мере, позволяет рассчитывать на справедливый суд. Главное — сохранять внимание к развитию событий. «Публичность, открытость, равенство, думаю, должны переломить ситуацию, — рассуждает Татьяна Ерескова. — Хотя бы чтобы эти люди понимали, какие последствия могут иметь их поступки. И их родители тоже».

ОТКУДА ВЫ, НОВЫЕ ВАРВАРЫ?

Илья КЕНИГШТЕЙН, управляющий партнер проекта «Креативный квартал», написал в «Фейсбуке» о новых варварах в нашем обществе. «Это плохо образованные люди в возрасте 20-35 лет, которые благодаря развитию мировой экономики получили доступ к передовым технологиям. Украинская система образования в свое время породила целое поколение мутантов социума, которые не умеют писать и излагать мысли ни на одном языке и черпают правила жизни из фильмов и видеоклипов. Современная цивилизация дала им в руки новейшие гаджеты типа iPhone или автомобили Lexus, а коррупция — чувство вседозволенности и собственного величия. В итоге, благодаря совпадению этих трех обстоятельств, у них сформировалась ошибочная картина окружающего мира, в котором настоящая жизнь состоит из ярких и динамических событий, красивых моментов, погонь, драк, шампанского Crystal и драматических сцен с «хэппи-эндами». И что всегда, за любое преступление можно откупиться, потому что главный герой — всегда прав...» — пишет Илья Кенигштейн. Собственно, одним из последствий этого автор называет аварию в Харькове.

Также Илья Кенигштейн считает, что проблема искривленного восприятия событий в мире вообще является серьезной современной болезнью человечества. Но особенно эта проблема коснулась обществ, в которых образование критически отстает от скорости внедрения технологий. К таким автор относит и украинское, где из-за коррупции в системе образования появилось несколько поколений плохо образованных людей, а интернет стал популярным среди масс внезапно и быстро. Как следствие — формируется опасный социум, тупой и агрессивный. По мнению Ильи Кенигштейна, решить проблему можно, организовывая краткосрочные образовательные проекты, сфокусированные на повышении общего культурного уровня и снижении бытовой агрессии.

Сможет ли образование заполнить пробелы в семейном воспитании? Собственно, сам автор заметки отмечает: «Не факт, что выйдет. Но других вариантов нет». Лечение начинается с диагностики. Чтобы просветительство сработало, общество должно осознать потребность в таких инициативах. Возможно, случай в Харькове подтолкнет людей к этому.

Еще одно важное мнение выразил Тарас Шевченко, директор Центра демократии и верховенства права, инициатор кампании «За безопасные дороги». В блоге для издания «Новое время» он пишет: «Можно много говорить. Требовать от власти. Говорить о некачественных дорогах. Намного важнее быть честным перед собой и понять, что ты готов изменить в себе. Людей на дорогах убивают в большей степени не мажоры. И не пьяные. А обычные водители. Убивают и сами убиваются. А еще калечат и сами калечатся. Более комфортно думать, что виной всему некачественная дорожная инфраструктура и пьяные мажоры. Намного сложнее осознать еще и собственную ответственность за то, что происходит на дорогах, и за то, что происходит в стране».

ПОДОЙТИ К ЗЕРКАЛУ

А что было бы, если бы виновником страшного ДТП стал другой человек — условно, на «Ланосе»? «Если бы это был человек из другой прослойки, мы бы больше сосредоточивались на трагедии, на том, что погибли люди. Причины искали бы в несколько другом — не в родителях, не в достатке. Не знаю, был бы такой же резонанс», — отмечает Татьяна Ерескова.

Социолог обращает внимание, что общество, когда случается какая-то трагедия, начинает искать определенные идентификаторы, чтобы объяснить ситуацию. «Объяснить смерть человека не может никто, особенно когда это случилось внезапно. Человек, общество так не могут, они ищут объяснения, — продолжает Татьяна. — Сейчас нашли объяснение в том, что виновница ДТП, условно — «мажорка». Если бы это был другой человек, возможно, начинали бы с семьи, со школы, обратили бы внимание на технические характеристики машины. Опять же, нашли бы какие-то причины. Но здесь этого не нужно было делать, потому что идентификаторы, почему это произошло, яркие». Тут напомним яркий штрих: после аварии народный депутат Антон Геращенко написал в «Фейсбуке», что ранее Алену Зайцеву восемь раз задерживали за нарушение правил дорожного движения.

Разумеется, никто не снимает ответственности с конкретных людей. Но проблема вседозволенности существует на всех уровнях. Правила нарушают не только «мажоры». Почему-то иногда люди думают, что, например, с той же коррупцией нужно, прежде всего, бороться на уровне высокопоставленных должностных лиц. Вот когда кто-то гребет 100 тысяч долларов за какую-то сделку — это зло. А «подмазывать» преподавателя в университете — мелочи. В Украине нет устоявшихся прослоек «богатых» и «бедных», давних зажиточных родов и тому подобное. Тот, кто сегодня дирижирует безумными деньгами и нарушает правила, весьма возможно, десять лет назад был «рядовым гражданином». Увеличилось количество денег — вырос масштаб нарушений. Да и, будем откровенны, иногда о роскошествах олигархов люди говорят с легким придыханием: «Нет, он, конечно, вор, но умеет жить!»

Вообще — кто такие «рядовые граждане»? Нет рядовых граждан. Есть люди, и каждый должен отвечать за свои поступки и не толерировать произволу.

Мария ПРОКОПЕНКО, «День»
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments