Я - для того, чтобы голос моего народа достойно вел свою партию в многоголосом хоре мировой культуры.
Олекса Тихий, украинский диссидент, правозащитник, педагог, языковед, член-основатель Украинской Хельсинской группы

«Только обладатели выразительного национального лица имеют шанс на победу»

23 мая, 2005 - 21:35

Святослав ВАКАРЧУК, лидер группы «Океан Эльзы»:

— Проведение в Киеве «Евровидения» — знаменательное событие. Я рад, что конкурс европейского масштаба прошел в нашей столице. Его транслировали 39 стран. Хотя лично я не являюсь фанатом «Евровидения». Это — конкурс-картинка, конкурс-телевизор. Красивое шоу, но оно прошло, а дальше, что? За 50-лет «Евровидение» фактически открыло двух мегазвезд: группу «АББА» и певицу Селин Дион. Но, на мой взгляд, эти певцы состоялись бы как личности на эстраде и без «Евровидения». Что касается нынешнего конкурса, то, наверное, хорошо, что целую неделю мир вновь говорил об Украине, но уже не о революции, а о песнях. Как с юмором заметил председатель НТКУ Тарас Стецькив, «мы получили пиар на нашу голову». Не знаю получит ли Украина прибыль от «Евровидения», но в моральном плане мы можем гордиться, что провели его на высоком уровне. Хотя я не считаю, что было бы страшной трагедией, если бы что-то в техническом плане и не получилось. Ведь сроки были очень сжатые. Даже стоял вопрос о переносе конкурса из Украины в другую страну. Но несмотря на все трудности мы провели «Евровидение-2005». Группа «Океан Эльзы» выступала в рамках программы «Евровидения» на майдане Незалежности, презентуя украинскую современную музыку. Что касается самого конкурса, то оно прошло прекрасно и никаких претензий у меня нет. А о выступлении «Гринджол» на конкурсе я воздержусь говорить… Недоумение у меня вызвали ролики- заставки. Я не понял их. По какому принципу их снимали? Что хотели ими сказать зрителям?

Мария БУРМАКА, певица:

— Чудо не произошло. Судя по итогам голосования, то, что волнует меня, нашу страну — совершенно не интересно слушать европейцам. Может, если бы конкурс проходил сразу же после оранжевой революции, то песня «Разом нас багато» нашла бы больший отклик в сердцах людей. А сейчас, по прошествии времени, благополучная Европа хочет увидеть с экрана красивое зрелище, мелодичную песню о любви, а не вслушиваться в социальный речитатив. По-моему, «Гринджолам» не нужно было менять текст. В обновленном варианте он утратил свою энергетику... Но все равно я хочу поддержать ребят. Они хорошо выступали. Их прекрасно принимали во Дворце спорта и на майдане Незалежности. Но их песня понятна прежде всего нам, прошедшим и выстоявшим Майдан, а не европейскому слушателю.

Елена МОЗГОВАЯ, музыкальный продюсер УТ-1:

— Мы все будем учиться на ошибках. К конкурсу надо основательно готовиться, подключать к этой цели специалистов, а не идти путем политической целесообразности. Наверное, нам еще предстоит подумать: проводить отборочный конкурс или принимать волевое решение (так было в случае с Русланой). Я знаю одно, Украина — певучая нация, а после выступления «Гринджол» многие иностранцы усомнились в этом. Нынешний конкурс был на порядок выше, чем в Турции. Мне очень понравилась команда из Молдовы «Здоб ши здуб», за нее я голосовала в полуфинале и пыталась дозвониться в финале, но не смогла. Кстати, многие друзья тоже жаловались, что не смогли дозвониться и отдать свои голоса за полюбившихся им исполнителей. Наверное, это говорит, что конкурс вызвал ажиотаж, и операторы не смогли справиться с потоком звонков… Своим коллегам из НТКУ я хочу сказать огромное спасибо за работу. По словам исполнительного директора ЕВС Сванте Стокселиуса, конкурс в Киеве стал этапом в 50-летней истории проведения ПКЕ. А что касается «Евровидения-2006», то к нему нужно начать готовиться немедленно, не откладывая в долгий ящик, подключив к этому делу настоящих профессионалов. И я уверена, что победа Русланы будет приумножена талантливыми певцами, и они еще не раз прославят нашу страну.

Виктор МОРОЗОВ, композитор:

— В целом этот конкурс «Евровидения» мало чем отличался от предыдущих и был традиционно выдержан в стилистике претенциозного евро-поп-китча. Разве что общий профессиональный уровень исполнителей был несколько выше по сравнению с прошлогодними конкурсами (обычно такие развитые европейские страны, как Англия или Франция посылают на это «шоу для домохозяек» откровенно слабых полулюбителей, но в этом году исполнители из этих стран показали себя вполне прилично и даже не пели «между нот»). Также (и это радует больше всего) с технической стороны (качество звука, внешние эффекты, динамика, работа телекамер и т.п.) конкурс этого года был по сравнению с предыдущими на качественно высшем уровне, а телетрансляция прошла почти безукоризненно, без явных провалов, следовательно, в этом аспекте Украина показала себя в целом достойно и респектабельно.

Победительница этого года Хелена Папаризу завоевала первое место абсолютно справедливо, ведь это опытная, профессиональная, уверенная в себе певица, да и по предварительным прогнозами большинство обозревателей пророчили ей победу, хотя я лично болел за отличную команду из Молдовы «Здоб ши Здуб» с их фантастической бабушкой.

Если раньше в конкурсе «Евровидение» обычно побеждали откровенно евро-попсовые, банальные и сладкие песенки, то в этом году явно чувствовался акцент на этнических, национальных мотивах, который также должен радовать нашу жаждущую евро-признания украинскую душу, ведь на это этническое разнообразие музыкальной палитры конкурса повлияла в первую очередь блестящая прошлогодняя победа нашей Русланы. Самым смешным выглядело то, что большинство исполнителей были, по-видимому, настолько восторженны эффектным использованием Русланой барабанов, что в этом году едва ли не каждый второй участник конкурса появлялся на сцене в сопровождении разнообразных перкуссионных инструментов. Если так пойдет и дальше, в следующем году нужно будет, наверное, давать дополнительные балы за оригинальность тем исполнителям, которые осмелятся выступить на «Евровидении» без барабанного антуража.

Лаврентий МАЛАЗОНИЯ, телепродюсер:

— Вообще «Евровидение», по моему мнению, — это уже не тот конкурс, который был раньше, когда, скажем, побеждали такие группы, как «АВВА». Сейчас на «Евровидении» просто пиарятся. Например, россияне. На мой взгляд, для них желание выиграть стоит не на первом месте. Можно даже проиграть, но так проиграть, чтобы потом можно было на этом заработать в шоу-бизнесе деньги. Вспомнить хотя бы историю с «Тату» или посмотреть на исполнительницу этого года Наталью Подольскую. Чем стало «Евровидение» для нас лично? Говорить, как говорят критики, «Ой, как это было плохо! Как мы могли оказаться на 20 месте!», — не стоит. Это все было предусмотрено. Я не думаю, что нужно еще раз доказывать себе, мол, какой ты дурак. Потому что произошло то, что и должно было произойти, и ничего странного в этом нет. «Гринджолы» бы никогда не стали ни победителями, ни вошли бы в первую десятку. Главное, что праздник состоялся. Символично как-то выглядело, когда «оранжевый» президент поздравлял с победой бело-голубой греческий флаг. Были, без сомнения, интересные исполнители. Например, Борис Новкович из Хорватии, израильтянка Шири Меймон... Хотя, откровенно говоря, это не мой формат. Но я понимаю, что для людей, это явление. Для них это, как в футболе, — люди приходят, чтобы «оттянуться». И вопрос заключается не в том, чтобы разобраться, кто как играл или пел. Главное просто посмотреть на зрелище и получить хоть какое-то удовольствие.

Олег СКРИПКА, лидер группы «ВВ»:

— Мое отношение к «Евровидению» было более категоричным, когда я думал, что на нем от Украины выступит поп-исполнитель. А то, что рок-группа «Гринджоли» занялa двадцатое место, в определенной степени говорит об уровне самого конкурса, где рок — не формат.

В действительности, для европейцев это несерьезное песенное соревнование, в котором не участвуют профессиональные музыканты. Украинцы же вокруг него почему-то создали шум и ажиотаж, тем самым продемонстрировав отсутствие вкуса.

Мы также принимали участие в концертах на Майдане Незалежности, идея которых была очень проста: вот идет «Евровидение», а параллельно мы показываем, какая на самом деле в Украине есть музыка. Проблема «Евровидения» для меня состоит несколько в другом: за этим конкурсом мы можем проворонить собственную культуру. Мало того, что к нему было приковано все внимание телевидения и прессы, простых украинцев, но ведь и все государственные и спонсорские средства пошли на «Евровидение», после чего остальные наши проекты будут шагать по выжженной земле.

Анатолий ЕРЕМА, тележурналист (Студия «1+1»):

— Я наблюдал за конкурсом «Евровидение» во Франции. Поэтому со стороны все выглядело очень интересно. Комментаторы комментировали украинские реалии, отмечали, что получают очень эффектное зрелище. Я, например, побаивался за техническую сторону и боялся, чтобы не было сбоев. Не знаю, как было внутри Дворца cпорта, но внешне все производило позитивное впечатление. Разная музыка, как, кстати, и разный уровень исполнителей. Думаю, что сейчас на «Евровидении» начинают побеждать национальные мотивы. Об этом еще раз свидетельствует победа этнических мотивов Хелены Папаризу. Мне лично понравилась молдовская группа «Здоб ши здуб». Модно ли это, или не модно, но, считаю, что только те, у кого выразительное национальное лицо, имеют шансы на победу. А те, кто идут в русле мейн-стрима, ни на что интересное претендовать и не могут.

Мария ЕФРОСИНИНА, ведущая:

— Все знают формулу проведения «Евровидения». У нас было невероятное количество репетиций. Мы в прямом смысле слова жили во Дворце спорта. Уезжали домой только переночевать. Поэтому мандраж на репетициях отличался от мандража в прямом эфире только тем, что ты понимал: сейчас на тебя смотрят несколько сотен миллионов. А тексты уже были отработаны. Английским мы с Пашей занимались очень долгое время. И нельзя сказать, что мы вышли неподготовленными. Нам не стыдно за то, что мы сделали, так как мы выложились по полной программе. Я пока не открывала ни одной газеты, не смотрела интернет (сутки просто отсыпалась), но меня это, честно говоря, не очень и волнует. Если бы у меня были к нам самим какие-то претензии, я, может быть, сейчас бы и выискивала по всем СМИ, кто что пишет. А у меня их нет. Мне не стыдно за то, что Украина сделала. Я уверена, что мы были одной из составляющих всей этой большой машины под названием «Евровидение», и наша составляющая не дала сбой. Мне приятно, что пятерка лидеров совпала с той, которую я и мое окружение за все эти дни успели полюбить. Хотя на каком-то этапе мы понимали, что у нас нет нелюбимых. У нас все фавориты. А лично моей симпатией были, конечно же, мальтийка и молдаване.

Павел ШИЛКО, ведущий:

— Украина, по-моему, сделала «Евровидение» на очень хорошем уровне. Все говорят, что состав участников в этом году был сильнее. Я лично не знаю, кому бы отдал свое предпочтение. Многие уже полюбились за это время. Кроме конкурсантки из Греции, очень понравились представители Мальты , Финляндии (который, к сожалению, не прошел и в полуфинал), Израиля. Поскольку я не первый раз веду мероприятия на английском языке, то ничего сложного не было. Дело не в знании языка. Просто постоянно присутствовало осознание того, что ты ведешь такое грандиозное большое шоу, что надо выложиться эмоционально, вложиться по времени, потому что прямой эфир... Но все было нормально. Мы выложились максимально.

Валентина КИРИЛЛОВА, директор издательства Сoломии Павлычко «Основи»:

— Я бы разделила собственные впечатления от «Евровидения» на две категории: инстинктивно-спонтанные и трезво-осознанные.

И не думаю, что в этом я оригинальна, потому что уверена, что, выключая телевизор ночью 21 мая, значительная часть моих соотечественников облегчено вздохнула: слава Богу, все закончилось — ничего не взорвалось, не исчез свет, не завалилась сцена, не отключились микрофоны, не исчезло изображение. Господи, пусть бы все гости благополучно добрались к местам своего постоянного проживания. Засыпая, я больше ни о чем не думала. Это первая категория впечатлений.

На следующий день я была гостеприимной и посвятила его своим гостям из России, Прибалтики и Чехии, которые «оккупировали» мою квартиру, и их впечатления стали основанием для моих трезво-осознанных. Цитирую: «Украина — это чудо, настоящее открытие для меня!», «Киев — уникальный город. Все улыбаются. Красивая архитектура. Самая вкусная кухня. Много зелени», «Высокий уровень организации: сцена, свет, техническое оснащение — супер!». «Вы — молодцы!»

Да, мы такие. Спасибо, что напомнили нам об этом.

Моя личная благодарность всем причастным к событию, которое стало очередным фактом нашей истории.

СПРАВКА «Дня»

Впервые «Евровидение» состоялось в 1956 году в Лугано (Швейцария) и в нем приняло участие всего 7 стран. Победителей первого конкурса выбирало жюри из 14 человек — по 2 от каждой страны-участницы. С 1998 года лучших уже стали выбирать телезрители, а с прошлого года телеголосование стало проводиться централизовано. Лидером по количеству побед на «Евровидении» является Ирландия, чьи представители выигрывали конкурс 7 раз, причем в 1992—1994 годах — три раза подряд. Великобритания, Франция и Люксембург побеждали по 5 раз, Швеция и Нидерланды — по 4, Швейцария, Норвегия, Испания, Италия и Дания — по 2 раза. По одному разу побеждали представители Монако, Бельгии, Латвии, Эстонии, Югославии, Турции, Австрии и Германии, а также Украины.

Впервые на «Евровидении-2003» нашу страну представлял Александр Пономарев, который занял 14 место с песней «Hasta la vista, Baby». Победительница прошлогоднего конкурса в Стамбуле Руслана Лыжичко в финале выступала под номером 10, и ныне ее зажигательные «Дикие танцы» (название альбома) возглавляют рейтинги хит-парадов многих стран Европы. Благодаря Руслане юбилейный — 50 конкурс — проходил в Киеве.

Подготовили Татьяна ПОЛИЩУК, Юлия КАЦУН, фото Бориса КОРПУСЕНКО, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments