Редчайшее мужество - это мужество мысли
Анатоль Франс - французский прозаик, литературный критик

«У нього душа літає у вітрі…»

Почему Боб Дилан стал новым нобелевским лауреатом по литературе
14 октября, 2016 - 10:52
Фото Reuters

13 октября с опозданием почти на неделю состоялось объявление победителя Нобелевской премии по литературе. Лауреатом 2016 года стал Боб Дилан (Bob Dylan), кумир 1960-70-80-х гг., Создатель рок-текстов и их культовый исполнитель, обладатель «Грэмми», «Золотого глобуса» и «Оскара». Нобелевскую премию ему присудили «за создание новых поэтических экспрессий в американской песенной традиции».

Роберт Аллен Циммерман, он же Боб Дилан, родился в семье евреев-эмигрантов из Российской империи. Его дедушка и бабушка были вынуждены бежать из Одессы от еврейских погромов в 1905 году. Отец Абрахам Циммерман и мать Беатриса Стоун были активными участниками еврейской общины города Дулут, штат Миннесота, где родился нынешний нобелиант. С детства Роберт любил музыкальные радиопередачи, где крутили много блюза. В 10-летнем возрасте пишет первые стихи. Проживая в Миннеаполисе, начинающий музыкант стал активно выступать в ночных клубах. Там и появился его первый (и основной) музыкальный псевдоним - Боб Дилан.

Решение нынешнего Нобелевского комитета вызвало дискуссии в профессиональных кругах, возможно, еще больше, чем в 2015 г., когда литературного Нобеля получила С. Алексиевич. И действительно, награжден нетипичный «писатель», который стал известным не своими литературными произведениями, скажем, специфическим экспериментальным романом «Тарантул» (написан в течение 1965-1966 гг., напечатан в 1971 г.), а текстами песен. Сам автор вряд ли видит себя писателем. Упомянутый роман Боба Дилана - произведение слабое, в нем художник так и не вышел из-под литературного влияния (а, по Х. Блуму, для настоящего писателя - это задача №1) Дж. Керуака, У. Берроуза, А. Гинзберга, в конце концов и Дж. Леннона, чья книга «In His Own Write» имела значительно более одобрительные отзывы. «Тарантул» Б. Дилана стал провальным в оценках критиков.

Музыкальное творчество Боба Дилана была формой социального протеста. Апокалиптические ощущения и описания ядерной зимы имеются в трековые «A Hard Rain's a-Gonna Fall». Эти ощущения совпали с «карибским кризисом». Значительное влияние на борцов за права чернокожих имела песня «Blowin 'in the Wind», которую перепели различные известные исполнители. Пластинка «Достучаться до небес» повлияла не только на любителей и исполнителей фольклора, но и на рок-звезд мирового масштаба, например на группу «Битлз». Свои версии этой песни записали Марлен Дитрих, Элвис Пресли, Стиви Уандер, Долли Партон.

Боб Дилан в течение 1978 года выступает в США. К концу года 37-летний музыкант объявляет, что ему заново открылись истины христианства. В его альбомах начинают преобладать песни, в которых отражена религиозная проблематика. В новых работах исполнитель негативно относится к проституции и порнографии. Многие восприняли это как ханжество. Например, Джон Леннон написал одну из своих последних песен «Служи себе самому» («Serve Yourself») как ответ на дилановский призыв «Надо служить кому-то» («Gotta Serve Somebody»). В 1985 году он едва ли не первым из западных рокеров выступал в Советском Союзе, на становление рок-музыки в котором оказал значительное влияние благодаря таким поклонникам своего творчества, как Борис Гребенщиков.

Осенью 1997 года певец посещает Болонью, где Папа Римский произнес перед двухтысячной толпой проповедь, которая была построена на тематике песни Боба Дилана «Blowin 'in the Wind». А в декабре 97-го музыкант встретился с тогдашним президентом США Биллом Клинтоном, который представил его к награде «Центра Кеннеди». Клинтон отметил: «Дилан повлиял на людей моего поколения больше, чем кто-либо другой». Один обозреватель Chicago Tribune сравнил свое впечатление от прослушивания «Time Out Mind» с тем, которое оставляет просмотр фильма Дэвида Линча или чтение романа Сэмюэла Беккета.

В апреле 2008 г. Дилан получил Пулитцеровскую премию «за выдающееся влияние на популярную музыку и американскую культуру с помощью лирических композиций исключительной поэтической силы».

В 2016 году Нобелевский комитет выбрал того, кого без преувеличения можно назвать «звездой» маскультуры. Наверное, не тексты, а именно жизнетекст Боба Дилана склонил мнение Комитета к окончательному решению. По его жизни можно писать историю американской музыки. Однако каким образом это имеет отношение к литературе?

Решение Нобелевского комитета на первый взгляд кажется беспрецедентным и неожиданным, поскольку в вопросе «текст или автор?» Победил автор. Возможно, Нобелевский комитет таким образом стремится привлечь к себе внимание, хотя ежегодно решение Комитета по литературе приобретает немалый резонанс. И в этом году 10 декабря за выступлением Боба Дилана на церемонии вручения ему диплома, наверное, будут следить миллионы людей в разных странах.

Победа Боба Дилана - это легитимация маслита со стороны Нобелевского комитета во главе с профессором Сарой Даниус. В академическом литературоведении произведения массовой литературы и культуры, к сожалению, не всегда являются предметом серьезного разговора. В Украине могу назвать только одну защищенную докторскую диссертацию по этой проблематике - работа Софии Филоненко.

Знаю от одного человека, причастного к внутренним дебатам в кругу Нобелевского комитета, в эпицентре дискуссий были такие имена, как (цитирую с e-mail) Adonis, Ngugi Wa Thiong'o, Jon Fosse, Ko Un, Haruki Murakami, John Banville, Milan Kundera, William Trevor, Rohinton Mistry, Margaret Atwood, Paul Muldoon, Salman Rushdie, Tom Stoppard, Colm Toibin, Julian Barnes, Don Paterson, AS Byatt, James Kelman, Hilary Mantel. Бесспорно, и Фоссе, и А.С. Байетт, и С. Рушди, и Х. Мэнтел, и Дж. Барнс, и Т.Стоппард - представители качественной литературы, «высокой» литературы с точки зрения академического литературоведения и классического филологического воспитания. Все они - создатели оригинальных текстов, которые провоцируют рефлексии над чрезвычайно сложными феноменами нашего бытия. Их произведения эстетически совершенны и художественно выразительны, от них остается наилучшее послевкусие.

Сегодня мне приходилось слышать от коллег-литературоведов вопрос: «А разве Дилан еще жив?» И действительно, разве он «жив» как художник, способный побудить к размышлениям о времени настоящем, побудить к постановке жизненно важных вопросов? Но для этого есть Кундера, Рушди, Барнс...

Согласитесь: в мире есть немало исполнителей, авторов замечательных текстов. Однако Боб Дилан - человек эпохи. Стоит ли за это вручать Нобеля?

Что ж, массовая культура, насколько бы контроверсийной ни была, давно стала тем фактором, который формирует общественное, социальное, личное пространство, по крайней мере в США. В конце концов, в свое время решение о присуждении литературного Нобеля А. Бергсону, Б. Расселу или У. Черчиллю также воспринималось достаточно неоднозначно. Дилан - это своеобразный Бергсон, только уже в другом времени. Времени, в котором властителями дум становятся не философы... И для человека, взлелеянного на произведениях высокой литературы, нынешнее решение представляется мало приемлемым или вообще «неприличным».

Простенькие, неуклюжие, часто эстетически непретенциозные произведения Б. Дилана обозначены особой категорией - «художественной выразительностью». На определенном этапе в жизни США выразительность этих произведений неоспорима, они имели определяющее влияние на формирование поколений и музыкальной культуры.

Дилан - это нобелевский литературный никак формат, как Черчилль, Бергсон, Рассел. Дилан - поэтический никак формат вроде Артюра Рембо, одного из любимых поэтов нынешнего Нобелевского лауреата.

Решение нынешнего Нобелевского комитета, наверное, непросто воспринять тем, кто видит литературу в категориях сугубо эстетических. Бесспорно, проза Пинчона, Барнса, Кундеры ... – вершинный литературный продукт, и мы можем найти множество аргументов в пользу того, что именно эти авторы достойны Нобеля в 2016 году. Но нынешнее решение Комитета вводит в современный литературный канон тексты маскультуры, рок-культуры, тексты, превратившие андеграундное и маргинальное в мейнстримное и культовое в США.

Даже в современной украинской литературе начинают появляться переводы Боба Дилана. Журнал «Всесвіт» стал первым серьезным литературным изданием, на страницах которого в 2011 г. была представлена литературная ипостась Боба Дилана. Именно в журнале «Всесвіт» в числе 9-10 т в переводах Николая Байдюка (он перевел стихи Боба Дилана в 2011 г.), который сейчас находится на войне, будет печататься новая подборка. И эта публикация будет не столько «в угоду» нобелевскому решению, сколько откликом журнала на то, что современная литература - это не только Фоссе, Кундера или Мураками, которого также «обвиняют» в массовости и коммерческой успешности, но и Боб Дилан, культовый рок-певец молодости наших родителей.

Дилан - это бренд, а следовательно, товар коммерчески ориентированного глобализированного мира. Однако его путь в искусстве - это путь, далекий от гонения за коммерческой выгодой. Его произведения лирические, простые, их легко схватываешь. Конечно, они могут не нравиться, и это вполне нормально. Но в этом году решение Нобелевского капитула показывает, что наше представление об искусстве и литературе - категория переменная. Рок-поэзия - не антипод философской или интимной лирике, а продукт определенного времени, который сейчас получает свою маленькую канонизацию в истории Нобелевской премии XXI века. Несмотря на то, что вызвал немало дискуссий и удивлений среди литературно неравнодушных людей. Но попробуем без предубеждений открыть для себя Боба Дилана как поэта, скажем, начав с этого, на мой взгляд, весьма неплохого украинского перевода:

 

У нього душа літає у вітрі,

Він чує звуки небесних послань,

Шукає розраду десь в повітрі,

Відкриє досі невидиму грань...

 

Самотня гітара через плече,

Хриплий голос серед облуд,

Весь світ кудись у прірву несе,

А в нього свій магічний талмуд...

 

Акорди збираються в щільне кільце,

Щоб розбити нарешті стіну,

І завжди знайдеться красиве слівце,

Щоб збудити дрімаючих з сну... "

 

Десь по дорозі до власного додому,

Можна сотні разів помилятись,

Набити на цьому велику оскому,

Та все ж нізащо, нізащо не здатись"... («Блюз», переклав «Мандрівник»).

 

Дмитрий Дроздовский

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments