Самый серьезный недостаток телевизора в том, что у него нет второй страницы.
Арт Бухвальд, американский журналист, колумнист «The Washington Post», лауреат Пулитцеровской премии

Убить, чтобы не мучился? Или Гуманизм по-мальтузиански

Что это за явление — «зоореализм», и кому оно выгодно?
12 апреля, 2012 - 12:12
ФОТО КОНСТАНТИНА ГРИШИНА / «День»

Какова ценность научной конференции, если выводы, к которым еще должны прийти ее участники, известны заранее? Является ли такая конференция действительно научной — или прикрытием для распространения определенной идеологии?

Это не абстрактные вопросы. Ведь речь идет о будущей конференции, «выводы» которой опять тяжелыми пакетами будут рассылаться по всем правительственным учреждениям, депутатам всех уровней и регионов и мэрам городов. И где-то могут сработать. А результатом этого станет очередная лавина убийств и очередное ухудшение уже и так нехорошего имиджа Украины в Европе.

На днях в выставочном центре ЗооВетЭкспо состоится именно такая конференция: по статусу — научно-практическая, по содержанию... А вот с содержанием еще следует разобраться.

Объявлена ее тема — «Проблема бездомных животных в Украине. Практические методы и рекомендации ее решения». Среди докладчиков — граждане не только Украины, но и России. Приглашены же на конференцию все участники выставки ЗооВетЭкспо-2012, то есть владельцы питомников, врачи ветеринарной медицины, производители продукции, связанной с содержанием животных и тому подобное. Однако человеку, знакомому с аналогичным прошлогодним мероприятием, сразу же бросается в глаза почти тот же состав докладчиков. И состав этот известен не только из этого события, но и из того, что выступает он единым фронтом и в других местах и ипостасях. Скажем, на учредительном съезде организации так называемой реалистичной зоозащиты, который проходил в Ярославле (Россия) весной 2010 года. Те же лица, которые представляли там Украину, вдруг оказались в конце прошлого года в составе Межведомственной рабочей группы по разработке нормативно-правовой базы к Закону Украины «О защите животных от жестокого обращения». Факт допуска идеологов массового убийства бездомных животных к разработке законодательных актов, которые должны были бы быть противоположно направлены, в январе этого года вывел под стены Кабмина не только зоозащитников, но и участников социальных интернет-сетей. В результате этого Рабочую группу переформатировали и «зоореалистов» вывели из ее состава. Однако, если звезды зажигают, то это же кому-то нужно!..

А зоореалистичные звезды, несмотря на официальную позицию правительства в целом и премьер-министра Украины и министра экологии, в частности, относительно неуклонного соблюдения в стране требований действующего законодательства по защите животных, угасать не собираются. Поэтому пришло время говорить о зоореализме как о явлении, которое, хотя и имеет локальный характер и присуще исключительно Украине, России и Беларуси, по словам Дэвида Боулза, директора коммуникаций и стратегии Королевского общества защиты животных (RSPCA, Великобритания), игнорировать не следует. Слишком зловеще и опасно оно по своей сути, слишком разрушительными для общества могут быть последствия распространения этих идей. Ведь плоды пропаганды обесценивания жизни, убийства априори не могут быть хорошими, а только горькими.

«Зоореализм» — явление, которое возникло на территории трех постсоветских государств буквально в последние два года. Апеллируя к якобы провалу программ сокращения количества бездомных собак гуманными методами (так называемых программ ОСВ — «отлавливание — стерилизация — возвращение»), которые реально НИГДЕ в постсоветских странах комплексно не проводились в результате отсутствия их финансирования, зоореалисты провозгласили «принципиально новый подход» к решению проблемы. Новое, правда, оказалось полностью старым, да еще и не совсем забытым. Почти как у усатого генералиссимуса: «Нет животного, нет проблемы». Выход они видят в массовом «гуманном убийстве». А идеологическим обоснованием пропаганды убийства выдвинута, понятное дело, любовь и сочувствие к тем-таки животным. Они же, бедняги, страдают на улицах от голода, холода и болезней, все время подвергаются опасности гибели от рук садистов или под колесами автомобилей. Поэтому их нужно лишить этих страданий! И для этого — убить. И, действительно, кто не живет, тот и не страдает.

Разработкой идеологической базы своего открытия зоомальтузианцы не ограничились, сразу же начав не только массированную пропаганду своих взглядов, бомбардируя все возможные и невозможные учреждения пакетами «научных доказательств», но и воплощая на практике свои убеждения. Так, одна из яростных представительниц зоореализма, работая директором КП «Центр обращения с животными» в Харькове, за прошлый год, согласно ей же представленной официальной статистике, из 2892 отловленных животных предала смертной казни 2586 — почти 95%! Причем животные, среди которых были и пропавшие, у которых есть хозяева, уничтожались сразу после семи дней их пребывания на карантине. Такие масштабы убийства не знает ни одна европейская страна! Правда, ситуацию в городе эта кровавая практика не улучшила. Однако харьковский опыт ныне рекомендуется зоореалистами для изучения и применения.

Другой уважаемый в своей среде теоретик «гуманного геноцида» — гендиректор фирмы «Крит» (Николаев), которая производит средства отлова и уничтожения животных. В ассортименте его продукции — печально известные на весь мир передвижные крематории, в которых в городах Восточной Украины животных сжигали сразу на месте отлова, не исключено, что и живьем.

Еще один теоретик, кандидат ветеринарных наук, пропагандировал с госпожой Самофаловой, тогда директором общего с ней приюта «Бородянка», больше известного как зооконцлагерь, те же идеи убийства по гуманным соображениям еще в 1990-е годы.

Именно эти лица и фигурируют в статусе докладчиков на нынешней «научной» конференции ЗооВетЭкспо. Что особенно досадно, зоореалистичным господам удается производить впечатление на аудиторию. Пользуясь не слишком большой осведомленностью общественности о европейском и международном правовом обеспечении принципов гуманного обращения с животными, в своих эпистолярных атаках на власть зоореалисты цинично прикрываются якобы европейскими рекомендациями и положениями, щедро пересыпая свои тезисы названиями действительно существующих документов. Вот только содержание документов извращается на нужный им лад, стыдливо замалчивая то, что в каждом из них отмечено: эвтаназия (убийство методами, которые не наносят страданий) не является эффективным методом регуляции численности бездомных животных! Зато почти все настоящие документы положительно оценивают применение метода ОСВ в комплексе с законодательным контролем над рождаемостью животных, у которых есть хозяева, и пропагандистскими усилиями власти.

Следовательно — и европейские рекомендации, и европейский, а еще больше — советский и отечественный опыт — убедительно доказывают: убийство проблему не решает. Оно ее репродуцирует, делает постоянно воспроизводимой. Однако, если явление возникло и упрямо существуют, надо, как говорят юристы, искать «кому выгодно». Ответ, представляется, лежит на поверхности. Убийство выгодно, например, производителям средств уничтожения. Выгодно чиновникам, которые на сохранении проблемы и перманентном финансировании убийства из средств налогоплательщиков имеют и будут иметь стабильную возможность «распиливания» бюджетных средств в свою пользу.

Следовательно, еще до начала конференции можно с уверенностью говорить о выводах, к которым она придет. И снова они будут распространяться в статусе научных. Эти выводы можно сформулировать несколькими словами: «Убивать как можно больше»! Они понятны. Только какой стороной к ним прислонились защита животных и какая-то наука?

Татьяна МЕТЕЛЕВА, кандидат философских наук
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments