Свобода, друг мой, священна, это одна из величайших ценностей, которую мы должны спасти любой ценой.
Эрнесто Сабато, аргентинский писатель, физик и художник

Украинская армия: защитница, а не бремя

31 октября, 2003 - 00:00

Время, когда пресса нещадно эксплуатировалась компартийными бонзами, навсегда кануло в прошлое. Общество, наконец, добилось права получать объективную информацию о тех политических и экономических процессах, которые происходят в государстве и, в частности, в армии, которая вскоре будет праздновать двенадцатую годовщину со дня своего образования. Накануне нового, 2004-го, года, хотелось бы проанализировать то положение, в котором оказались Вооруженные силы Украины сегодня, еще раз сказать о негативных явлениях, которые мешают, и отметить те позитивные сдвиги, которые в последнее время наметились в войсках…

Желающих посмеятся над армией, а одновременно и покритиковать руководителей военного ведомства, всегда было достаточно. Вспоминаю, как в начале 90-х пылкие «патриоты» обвиняли бывшего министра обороны Украины Константина Морозова во всех смертных грехах: мол, и это он делает не так как следует, и то у него получается плохо. И это было закономерно. Потому что Украина — одна из первых республик бывшего СССР, которая начала формирование собственных вооруженных сил, а следовательно, опыта в этом деле ей действительно недоставало. Возглавляя военное ведомство в очень сложных, прежде всего в политическом смысле, условиях, Морозов делал все от него зависящее, чтобы удерживать боеспособность войск на надлежащем уровне, направлял немало усилий на повышение социальной защиты военнослужащих. Впрочем, своего «патриоты» добились: Морозова от должности они таки отстранили.

Сегодня у руля военного ведомства — гражданский министр обороны Евгений Марчук. Однако история повторяется. Опять, как и раньше, отдельные политики-популисты начинают разворачивать дискуссии по поводу того, является ли Марчук именно тем человеком, который должен стоять во главе военного ведомства? Так вот, возьму на себя смелость утверждать, что Евгений Кириллович Марчук — это тот министр, который нужен сегодня государству, нужен армии: решительный, принципиальный, энергичный и в военном отношении даст фору кому угодно. И именно поэтому многочисленные оппоненты министра, столкнувшись с его непреклонной позицией, теперь настойчиво ведут поиск компромата ради одной цели: дискредитировать его, во что бы то ни стало подорвать доверие к нему как гражданских, так и военнослужащих. Таким «политикам» я бы хотел искренне посоветовать: не ищите, уважаемые, черную кошку в темной комнате — потому что ее там просто нет.

***

На протяжении десятилетий тоталитарный режим СССР всеми доступными для него средствами и методами вдалбливал в наши головы многочисленные идеологические догмы. И справился с этой задачей блестяще. Правящей верхушке, которая в своем распоряжении имела могущественный пропагандистский аппарат, было несложно добиться полной унификации умов и абсолютного единомыслия. И вдруг — перестройка. Гласность. Образование новых независимых государств. Жесткая критика в адрес армии, которую еще вчера превозносили до небес. Долой военно-промышленный комплекс! Даешь разоружение и сокращение! Долой парткомы и политотделы! Долой коммунистическую идеологию! Долой, долой, долой… Сегодня мы избавились от атрибутов империи. Их нет. А что же в идеологическом плане предложено нашим гражданам, воинам вместо этого? А ничего существенного.

Мне могут возразить: мол, разве мало нам было прежних идеологических шор? Но речь идет не о шорах. Не об одурманивании людей. Об идеологии. Потому что когда офицер говорит: «Я никому и ни во что больше не верю», то такое положение не спасет никакая профессионализация. Если прапорщик или офицер не получает другой информации, кроме сообщений о том, как некоторые высокопоставленные армейские чины строят капитализм для себя, то не удивительно, что их совсем не вдохновит известие о мизерном повышении оклада. Если солдат не осознает, ради чего он был оторван от гражданской жизни, родительского дома, он, не заботясь о росте своего военного профессионализма, будет, как манны небесной, ждать скорейшего увольнения в запас.


Поэтому поневоле задумаешься: а есть ли она, эта идеология, в нашем обществе на самом деле? На официальном уровне, в речах многих государственных чиновников — без сомнения. А на уровне отдельной личности? Не знаю, может, мне просто не повезло, но я уже давно не встречал солдата, у которого высокие слова о чувстве долга не вызвали бы кривой усмешки. Неужели к этому стремились, этого хотели?.. По-видимому, нет. За экономическими и социальными преобразованиями из поля зрения государственных идеологов было совсем выпущено формирование сознания молодого человека. Ведь бывшие идеалы разрушены, а с формированием новых не получается так быстро, как того хотелось бы. И это в тот период, когда человеку очень необходимы четкие жизненные ориентиры, твердый идейный и моральный стержень. Именно этих качеств так не хватает сегодня нашей молодежи. И доля вины нашей, взрослых, в этом есть. Приведу несколько примеров.

Немало усилий к развалу имперской армии в свое время приложил комитет солдатских матерей. Но почему в последнее время так снизилась его активность, а также активность родителей, чьи дети вскоре должны пополнить ряды Вооруженных сил Украины? Неужели теперь их волнует только то, как уберечь свое чадо от службы в армии? Или — кто избавил нас от родительского долга сызмальства воспитывать у детей мужество, отвагу, смелость, воспитывать их защитниками своих близких, своей семьи, своей Отчизны? Вопросы. Вопросы…

Я не могу согласиться с теми, кто утверждает, что из-за слабой физической подготовки наши юноши плохо переносят тяготы военной службы. Ведь на долю их ровесников, которые сегодня проходят службу в миротворческих контингентах в Ливане, Сьерра-Леоне, Ираке выпадают такие трудности, которые многим и не снились. Кое-кто может возразить: мол, там за службу они получают немалые деньги. Да, получают. Однако кроме материального стимула там у солдат есть желание служить в горячей точке, преодолевать страх, приобретать боевой опыт, словом, быть настоящими военными. Да, пока что наше государство из экономических соображений не может позволить себе иметь профессиональную армию. Отвечая на вопрос относительно перевода украинской армии на контрактную основу, министр обороны Украины подчеркнул, что «такая служба действительно обеспечит более высокое качество подготовки специалистов». Однако, по мнению главы военного ведомства, в ближайшие годы создание профессиональной армии в Украине невозможно из-за того, что государство финансово и экономически не готово к этому. Но что мешает нам теперь наладить четкую систему военно-патриотического воспитания, которая бы имела целью подготовку юношей к службе в армии? Отдельные проблески в этом отношении на уровне Киева или отдельного областного города есть, но это капля в море.

***

…Армия и язык. На первый взгляд, эти понятия далеки друг от друга. Ведь что было общего между Советской Армией и украинским языком? Ничего. Советской армии нужны были украинцы, много украинцев. Но без родного языка. Сегодня понятие украинская армия и государственный язык сближаются, но процесс этот очень медленный. А истина здесь простая: народ и армия только тогда станут едиными, когда армия заговорит на украинском языке. Такая надежда есть. Постепенно язык вводится в армии. И это вполне естественно. Потому что разве сможет надежно защищать интересы Украины такая армия, которая разговаривает хотя и на понятном, но все-таки на неродном, неукраинском языке? Разве может быть армия своей для Украины, если она опирается на чужие традиции, этику, культуру и историю?

***

Один генерал в частной беседе как-то сказал:

— Знаете, я на самом деле ощущаю себя счастливым, что спустя много лет вернулся на Родину, которая добилась независимости и теперь строит собственную армию. Однако я не могу понять, почему разрешение многочисленных армейских проблем переложили на плечи военных? Будто строительство армии — дело кучки энтузиастов, а не всего государства. Не секрет, что такие вопросы встают и перед другими военными, которые превыше всего ставят военный долг. И то, что среди военных сегодня как никогда преобладают чувства раздраженности, озлобления, обусловлены в первую очередь не только отсутствием бытовых благ, но и тоской по реальному делу. Так стоит ли удивляться тому, что люди расположены к старым порядкам, вспоминают о проведении полноценной боевой подготовки?..

Если же говорить о социальных проблемах, то и они не решались в армии годами. А вот красивых слов, признаний многих должностных лиц в пламенной любви к военным было более чем достаточно.

Сегодняшнее правительство лучше относится к армии, но, по большому счету, все пока что осталось неизменным. Бытовая неустроенность, невозможность реализовать себя в Вооруженных силах на полную мощность, другие негативные факторы побуждали людей в погонах неоднократно обращаться в различные министерства, Верховную Раду Украины в надежде, что их наконец услышат. К сожалению, надежды напрасны. Власть имущие спекулируют на том, что военные — это люди чести, которые ни при каких обстоятельствах не прибегнут к провокационным мерам. Но можно ли забывать, что за их плечами — жены, дети, старые родители. Из-за чего они должны страдать?.. Да, на временные ограничения и неудобства из-за любви к профессии можно пойти. Однако когда профессия превращается в бесконечное неудобство — здесь, извините, никакой любви не хватит. Требуется что-то более надежное, нужна такая государственная программа, которая бы помогла пережить, перетерпеть трудные времена, не предавая ни себя, ни дело, которому отданы лучшие годы жизни.

Кстати, введение Государственной жилищной программы обещал военнослужащим еще в январе 1992 года бывший премьер-министр Витольд Фокин, впоследствии — его последователи. Но проблема так и осталась нерешенной. Более того — в последнее время она еще больше обострилась, а поэтому многочисленные обещания правительства исправить ситуацию к лучшему уже не воспринимаются военными серьезно. И разве может быть иначе, если бюджетные расходы министерству обороны на жилищное строительство были сокращены во много раз. Хочется надеяться, что с приходом нового министра обороны и здесь дела пойдут к лучшему.

***

— Знаешь, полковник, — сказал мне однажды «новый украинец», — это, по-видимому, парадокс нашего времени, что имидж «крутых» в нашем обществе стал намного более престижным, чем имидж инженеров, врачей, или вас, военных… Мы ездим на «мерсах», вы — в трамваях и троллейбусах, мы лакомимся икрой, различными деликатесами, а вы — питаетесь хлебом и ливеркой, ходите в выходные дни в старой одежде, которая уже давно вышла из моды. И что интересно — свои «бабки» мы отмываем на ваших же глазах. А вы утешаетесь иллюзиями, что реформы изменят вашу жизнь к лучшему. А где они, те реформы? Разве что на бумаге. А мы, понимаешь, момент ловим, жизнью наслаждаемся… Приведенный монолог красноречиво свидетельствует о том, что наше общество серьезно больно, потому что поражено вирусом безответственности, цинизма, лжи и бездуховности. Неуверенность в завтрашнем дне, боязнь за собственную судьбу, бедность (кстати, хочу подчеркнуть, что нищета среди семей военнослужащих велика) заставляет людей думать сначала о себе, а уже потом — о Родине. Но несмотря ни на что, пока еще существуют такие качества, как мужество, отвага, благородство. Эти общечеловеческие ценности не могут и, особенно у людей в погонах, не должны погибнуть. Ибо какие бы не были времена, какой бы строй не господствовал в обществе, предательство останется предательством, трусость — трусостью. Ну, а честь — она всегда честь. Достоинство — всегда достоинство. Не выдерживает никакой критики пацифизм отдельных недалеких политиков, которые во весь голос утверждают, что все страны стремятся жить в мире и согласии, а поэтому любые расходы на оборону — это напрасные деньги. Авторам подобных бессмысленных идей, наверное, трудно понять, что армия — это инструмент государственной политики, а поэтому не рассуждать надо — а сделать все, чтобы армия была всем обеспечена, боеспособна и в любой момент готова дать отпор тем государствам, которые посягают на нашу землю. А они есть. Последний случай с островом Тузла — яркий тому пример. …Известно, что повышение качественных параметров техники и вооружения, обучение личного состава требуют значительных расходов. И как бы тяжело не было, мы должны считаться с этим, если не хотим безнадежно отстать от ведущих государств мира. Пишу об этом не случайно. Анализ показывает, что отдельные страны, с которыми у Украины общие границы, из года в год повышают расходы на научно-исследовательские работы, мотивируя это тем, что экономить на обороне опасно. Достаточно сказать, что только совсем недавно расходы на оборону Словакии составляли 2% ВВП, Польши — 2,8%, России — 3,5%… В Украине же, для сравнения, на «оборонку» приходится только 1,7% ВВП, хотя, по расчетам военных экономистов, фактические потребности армии составляют 3,4% ВВП. Безусловно, я не берусь утверждать, что все страсти, которые кипят вокруг дискуссий, связанных с расходами на оборону, раздуваются исключительно ради того, чтобы лишний раз напомнить военным: извините, уважаемые, в государстве есть проблемы более важные. Но без сомнения, что незавидное положение, в котором оказались Вооруженные силы Украины сегодня, является следствием той волюнтаристской кадровой политики, благодаря которой отдельные государственные мужи на протяжении многих лет наращивали свой собственный финансовый и политический капитал, абсолютно забыв старую истину о том, что народ, который не хочет кормить свою армию, рано или поздно будет кормить чужую?… Итак, проблем, которые буквально ежедневно встают перед Вооруженными силами, новым министром достаточно. И военные, и министр их не скрывают. Так же, как и свои достижения. А они есть! Например, украинских военных сегодня можно поздравить с тем, что они успешно справились с главной задачей на 2003 год — не допустили снижения оперативной, боевой и мобилизационной готовности. Министерством обороны и Генеральным штабом организованы и проведены десятки мероприятий профессиональной выучки. Среди наиболее весомых — многонациональные учения «Кооператив партнер-2003», «Щит мира-2003», «Казацкая степь-2003», успешно положено начало миротворческой миссии в Ираке. Личному составу @TT Войск противовоздушной обороны удалось решить проблему проведения тактических учений по боевой стрельбе на полигоне в России. В прошлом и этом годах были проведены испытание некоторых новых образцов вооружения и военной техники отечественного производства. Высоко оценил результаты оборонного анализа наших Вооруженных сил помощник Генерального секретаря НАТО по вопросам оборонного планирования и операций господин Джон Колстон, который недавно находился в Украине: «Меня очень поразило то, что я увидел. Это особенно касается прогрессивного мышления Генштаба. Мы увидели проявление творческого подхода, в котором представлено, какими могут быть Вооруженные силы Украины в будущем… У нас нет претензий к качеству работы». И сам Генеральный секретарь НАТО Джордж Робертсон, находясь 20 октября в Киеве, поблагодарил Украину за ее участие в мировых миротворческих контингентах и высказал заинтересованность в использовании нашей транспортной авиации в целевых планах НАТО. Немалые надежды наша армия связывает с программой сокращения Вооруженных сил Украины. Проблема эта очень сложная и, как неоднократно отмечал министр обороны Е. Марчук, болезненна, потому что она вызревала годами. Конечно, на сокращение нужны средства. Поэтому министр сразу предостерег: если на эту программу государство средств не выделит, — ни один офицер, прапорщик уволен не будет и его социальный статус не пострадает. И еще хотелось бы поднять один вопрос. Я никогда не был сторонником тех, кто считает, что на освещение армейских проблем должно быть наложено табу, а следовательно, армия должна быть вне критики. Во всех демократически-правовых государствах культивируется уважение к армии, а ее состояние и развитие подлежат всестороннему анализу в средствах массовой информации, в государственных, общественных институтах. Я просто не согласен с тем, что любой человек способен компетентно высказываться о будущем Вооруженных сил, видеть перспективы их развития, тем более — предлагать собственные пути реформирования. Я достаточно начитался бессмысленных статей в различных гражданских изданиях. Поверьте, подавляющее большинство авторов просто неспособно продвинуться далее базарной болтовни. А поэтому на армейские темы должны писать специалисты, которые хорошо ознакомлены с военными уставами, знают жизнь военных коллективов изнутри, а поэтому, просто обязаны чаще выступать в различных средствах массовой информации и основательно излагать свои мысли по вопросам, которые касаются чисто армейских проблем. Итак, считаю, что не будет лишним еще раз напомнить всем, что армия — защитница народа, а не бремя на его плечах. А поэтому уважительное отношение к своей армии является верным признаком морального здоровья нации. Что же, до нашего полного выздоровления, по-видимому, еще далеко. Но верю: такое время наступит и мы будем гордиться нашей страной и ее Вооруженными силами. По результатам социологических исследований в Украине, доверие народа к армии стоит на втором месте после церкви. Показатель? Безусловно! Давайте это помнить. И веру народа в армию укреплять конкретными делами. Времена лозунгов, пустых деклараций давно прошли. Время действовать всем вместе!

Вячеслав БОЛОТНЮК, полковник, заслуженный журналист Украины
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments