Нас послали только предсказывать воскресение мертвых и будить сонных. Это наше дело.
Пантелеймон Кулиш, украинский писатель и общественный деятель

Украинская жизнь в транзите

Природа, особенности, признаки
11 мая, 2018 - 11:04
ФОТО АНДРЕЯ КРЫМСКОГО

Окончание. Начало читайте «День» № 78-79 от 4-5 мая 2018 г.

Уровень жизни в украинском транзите далек от ценностей общечеловеческого толка. Впрочем, украинский народ далек от отчаяния. Люди работают, создают материальные и духовные блага, рожают и воспитывают детей, гордятся своей культурой и ее историей, уверенно смотрят в будущее, которое видится комфортным, перспективным и соразмерным с наиболее развитыми государствами европейского пространства. Народ уверен в победе и далеко не идеологически, ангажировано политической пропагандой, а вполне реально и убежденно. Основанием для такого вывода являются: 1) глубокая и разнообразная история народа, его культура, созданная десятками и сотнями поколений и защищенная их борьбой против многочисленных захватчиков; 2) мощный природно-ресурсный и индустриально-технологический потенциал, которым обладает народ, 3) трудолюбивый, высокоинтеллектуальный, сильный, креативный человеческий капитал, который создает и воспроизводит предпосылки творчества, побуждает к созданию нового, более эффективного и продуктивного мира жизнедеятельности человека. Как отмечает посол США в Украине Дж.Пайетт: «...В Украине существуют основания для большого оптимизма. Ваша страна должна быть очень богатой. Она имеет огромный нереализованный потенциал, лучшие земли в мире, сильный человеческий капитал, прочные традиции в таких сферах, как металлургия и авиация, новую высокотехнологичную индустрию. И что особенно важно — науку, инженерию, технологии и техническую базу — но также демократическую культуру, которая позволяет расцвести индустрии, основанной на знаниях «(см.: Дж. Пайетт. «День», 18 мая 2016).

Как общество перманентных изменений стандартов, украинский трансформационный социум имеет ряд особенностей, без понимания и учета которых ни о каких реалистичных программах общественных преобразований не может быть и речи (см.: 25 лет независимости: очерки по истории создания нации и государства. — М., 2016).

Прежде всего это общество высокой социокультурной динамики, изменения экономических (производственных), политических и социокультурных реалий, осуществляемых в положительном (в сторону прогресса), отрицательном (в направлении регресса) или противоречивом направлениях. Каждое из направлений имеет соответствующие основания, условия, факторы, конфигурации, значения которых также являются величинами переменными. Главное же заключается в том, что украинцы не только понимают необходимость и неотвратимость изменений, но и проявляют свою внутреннюю готовность к ним. Дело теперь за властью, которая должна определить для каждого (каждой социальной группы, каждой отрасли, региона и государства в целом) вектор практической деятельности. Однако власть все еще дискутирует, чем порождает неопределенность и неуверенность в завтрашнем дне.

Украинское транзитное общество все еще является обществом неопределенной (недостаточно согласованной) стратегии развития. Как правило, в нем сосуществуют несколько разнонаправленных предложений (моделей) общественной стратегии, подготовленных временно консолидированными группами политических лидеров или отдельными политиками. В ряде случаев эти стратегии могут частично совпадать; в большинстве — они отличаются друг от друга. Крылатое выражение второго президента независимой Украины Леонида Кучмы — «Скажите мне, что строить, и я построю!» — и на сегодняшний день остается без должного ответа. Переход от огосударствленной экономики к рыночной, от тоталитаризма к демократии, от моноидеологии к идеологическому плюрализму и полной духовной свободе является ответом слишком общим. Такой же общей выглядит ориентация на европейские стандарты и ценности. Народ хочет слышать больше, будущее видеть более ясным, приоритеты — более яркими. Желательно было бы на высоком государственном уровне обнародовать ключевые направления развития, разъяснить их цель и направленность, определить ресурсы. К сожалению, до сих пор последнее является прерогативой элиты, которая чем дальше, тем больше отрывается от народа, его потребностей и интересов. Особенно это касается гуманитарной политики государства. Несколько попыток формирования и обнародования гуманитарной стратегии развития государства и общества успехом не увенчались.

Некоторые могут возразить: мол, есть Конституция государства, она определяет основные гуманитарные приоритеты и может служить  основополагающей основой гуманитарной политики. На самом деле это не совсем так. Конституция — Основной Закон — единственный нормативный акт высшей силы, регламентирующий принципы функционирования политической системы общества, устанавливает основы государственного строя, порядок формирования организации и деятельности ключевых звеньев государственного механизма, определяет принципы территориальной организации государства, закрепляет основы правового статуса физического лица, его взаимоотношений с государством (Юридическая энциклопедия, т.3. — М., 2001. — с. 289). Для регулирования выполнения конституционных норм в государстве создаются законы, принимаются различные нормы и правила, формируются концепции, дорожные карты и пр. Впрочем, актуальность и потребность в такой концепции более чем очевидна. Нынешнее украинское общество разбалансировано. Гибридная война эту разбалансированность усиливает. Люди колеблются между приоритетами, часто выбирают ложные ценности, скрещивают копья там, где нужно искать согласие и взаимопонимание. В организованном обществе этого быть не должно. Последнее отнюдь не означает, что «люди должны ходить строем» вроде введения «единомыслия» в России. Духовная свобода — не самое важное достояние цивилизации. Каждый имеет право на собственный выбор. Однако, общие правила поведения, которые обеспечивают общественную гармонию, общение и сотрудничество, отменить невозможно. Потребность в их существовании выстрадана историей. То, что они базируются на Конституции государства, не отменяет конкретизации целого ряда положений, которыми должен руководствоваться и которых должен придерживаться каждый гражданин, государство и общество в целом.

Украинское трансформационное общество является обществом периодической смены руководящих элит, постепенного отхода от дел элиты, которая вывела Украину на уровень провозглашения независимости и прихода новой элиты, представителями которой являются в основном случайные личности, не имеющие опыта управления большими социальными системами, необходимого для этого дела образования, практически сложившихся качеств. На вершину руководящей элиты большинство из них вышли благодаря большим деньгам, накопленным, как правило, преступным способом или же благодаря мастерской демагогии. Наше общество стало обществом «купленной», а потому и «продажной» элиты, которая беспокоится не столько об интересах народа и государства, сколько о том, чтобы «дороже продать себя», вернуть и приумножить вложенные в избирательные кампании средства. Оно является обществом доминирования псевдоэлиты не только у руля государственной власти, но и практически на всех уровнях общественного управления. Вследствие перерождения элит украинский социум является анклавом разгула дикого непрофессионализма, субъективизма, разнузданности, коррупции, безответственности.

Представители настоящей элиты — признанные в прошлом организаторы мощных производств, ученые, представители художественной, образовательной интеллигенции, деятели здравоохранения и культуры — оказались отстраненными от государственных процессов. Не имея других источников дохода, кроме унизительной заработной платы, они вынуждены работать на нескольких работах или же заниматься не свойственным им делом — торговать, работать репетиторами, охранниками и тому подобное. Иначе себя позиционируют «новые». Не имея должных знаний, практического опыта, соответствующих компетенций и ценностей, никогда не занимаясь наукой, поправ веру в величие национальных и общечеловеческих ценностей, псевдоэлита навязала обществу стойкое недоверие к власти, науке, культуре, человеческим ценностям, осквернила социальную мечту о благополучной и комфортной жизни в будущем, подточив извечное стремление украинцев к труду и, в то же время, втянула его в повседневный грязный поток убогой политики. Характерно, что отстраняя от процесса создания настоящих ученых, деятелей образования и культуры, она позаботилась о присвоении себе соответствующих научных званий и степеней, назвала себя профессорами и академиками, «крупными организаторами производства», «проводниками единственно верного политического курса», засорила духовное поле псевдоидеямы и наукообразными предложениями.

Но незасеянное поле не родит! На таких землях изобилуют сорняки, для искоренения которых нужны десятилетия. Характеризуя ситуацию, возникшую в результате перерождения элит и захвата ими экономических, политических и социокультурных высот в материальной и духовной сферах, М. Згуровский призывает к возвращению людей в область разума, науки, социального опыта и культуры, к формированию новой украинской элиты, которая спасет государство и общество. «Бестолковая приватизация подавляющего большинства стратегически важных предприятий и отсутствие государственной политики, направленной на высокотехнологическое развитие собственной экономики, — отмечает ученый, — привели к беспощадной експлуатации ее низкотехнологичного сектора и добыче и экспорту сырьевых ресурсов. Новые владельцы предприятий были заинтересованы в получении сверхприбылей за счет использования промышленной инфраструктуры бывшей страны, эксплуатации дешевои рабочей силы, добычи и использования на правах приватнои собственности национальных сырьевых ресурсов, загрязнении окружающей среды без модернизации производств или уплаты соответствующих штрафов, как это принято в развитых странах. Примитивный рынок труда начал лишать молодежь и систему образования соответствующих стимулов, что привело к синдрому ненужности наукоемких знаний и высококвалифицированного труда и вытеснения лучшего человеческого капитала из страны. Потери талантливой молодежи и ученых продуктивного возраста в разные годы независимости Украины колебались от 5% до 30%. Деградация экономики вызвала уменьшение на 40% подготовки специалистов по инновационной, наукоемкой модели в пользу низькоинтелектуального, репродуктивного образования, что в итоге привело к снижению образовательного ценза нации и, как следствие, к дальнейшему спаду экономики и упадку общества.

«В этой ситуации становится очевидным, — продолжает далее М. Згуровский, — что альтернативы массовому привлечению высокоинтеллектуального человеческого капитала в инновационное развитие страны нет. Для этого нужно начать действенную государственную политику, направленную на приоритетное научно-технологическое развитие Украины (до сих пор такая политика только декларировалась). Очевидно, что эта политика должна обрести главные программные основы крупнейших политических партий Украины, стать приоритетной в реальных действиях как руководителей, так и всех уровней державного управления как важная составляющая национальной идеи» (М.Згуровский «Острів прориву» науки та інновацій» // Голос Украины №40 (6795), 28 февраля 2018 — с. 8).

Украинское трансформационное общество характеризуется существованием перманентно растущего (или убывающего) недоверия к властным структурам, утвержденным государственным стратегиям, программам, провозглашенным теми или иными политическими лидерами. Больше всего не доверяют государственным и региональным чиновникам, судебной ветви власти, прокуратуре, политтехнологам, средствам массовой информации. По недавно опубликованным данным опроса,  проведенного социологической службой Центра Разумкова с 21 по 26 апреля 2017 среди 2018 респондентов в возрасте от 18 лет во всех регионах Украины, за исключением оккупированных территорий, Президенту Украины доверяют 22% граждан, не доверяют — 71,9%; Правительству доверяют 12,8%, не доверяют — 81,9%; Национальному банку — соответственно 11,7% и 81,5%; Верховной Раде — соответственно 9% и 86,6%; прокуратуре — соответственно 9,5% и 83,3%; судам — соответственно 7% и 86,6%; Национальном антикоррупционном бюро Украины доверяют 21,3% опрошенных, не доверяют — 64,8%. Доверие к государственному аппарату (чиновников) выразили 7,9% опрошенных, не доверяют — 87%. Крайне низкий уровень доверия имеют также политические партии (соответственно 8,6% и 83,5%), коммерческие банки (соответственно 10,4% и 83,9%), средства массовой информации России (соответственно 3,4% и 85,2%) (https://dt.ua/POLITICS/prezidentu-ukrayini-doviryayut-22-gromadyan-uryad.... html). Восстановление доверия к власти и гражданским структурам, производственникам и представителям силовых структур является задачей, без решения которой о выходе из транзита можно только мечтать.

Важной характеристикой трансформационного общества является ориентация разрозненных политических элит и граждан на различных стратегических партнеров. Для разных представителей украинской элиты, такими партнерами становятся Российская Федерация или США. Расхождение политических стратегий в данном случае заметно невооруженным глазом. Примирение элит (сближение ориентаций на стратегических партнеров) в ближайшее время является делом вряд ли возможным.

Не менее характерным для трансформационного общества является конфронтационное сосуществования разнокачественных оценок (как на уровне элит, так и среди граждан) о состоянии экономического, политического и социокультурного развития общества. Каждая политическая элита, которая находится у власти, как правило, негативно оценивает результаты деятельности своего предшественника и, наоборот, идеализирует состояние и результат развития при своем правлении.

Трансформационное общество также характеризуется раздробленностью ценностей — нравственных, эстетических, религиозных. Мировоззренческий, идеологический и методологический плюрализм является той особенностью, которая, с одной стороны, создает и воспроизводит духовный хаос, с другой — разрыхляет почву для нового духо-, культуро- и человекотворения. Старая система ценностей в нем находится в состоянии распада, новая — в состоянии зарождения, становления, утверждения. За первой из них стоят, как правило, старшие поколения людей; за второй — молодежь и студенты. И хотя не каждый представитель старшего поколения является сторонником устоявшихся, популярных в прошлом ценностей, как и далеко не каждый молодой человек исповедует ценности новой эпохи, общий камертон духовных ориентаций повторияет определенную ранее тенденцию. И именно от властной элиты зависит конфронтация или эволюционное изменение критических масс сторонников тех или иных ценностных систем, состояние общественной гармонии или дисгармонии, стабильности и взаимопонимания или столкновения и раздора.

Какие же ценности должны выбирать люди в трансформационный период своей общественной и индивидуальной жизни? Очевидно, те, которые привели к успеху исторически мощные народы и культуры. Основными являются человекоцентризм, демократия и права человека, трудолюбие и творчество, информационная и экологическая безопасность, толерантность, миролюбие, достоинство, солидарность и тому подобное.

Трансформационное общество характеризует постоянный поиск и инновационная деятельность одних и откровенная (или прикрыто) блокировка прогрессивных изменений со стороны других граждан или их групп. В нем господствует случай. Трансформационное общество не отличается комфортом. Ни одна из социальных групп, даже та, которая достигла определенного уровня материального достатка, не чувствует себя в нем защищенной. Такое общество живет страхом, неуверенностью в завтрашнем дне, опасением за судьбу детей и внуков. «Не дай Бог жить в эпоху перемен», — писал великий Конфуций. К сожалению (или к счастью?) мы живем именно в такое время. И к чести и достоинству каждого из нас важно остаться в нем Человеком, потому что именно Человек — гуманный, профессионально подготовленный, образованный, креативный и компетентный — сможет преодолеть Хаос трансформационного общества и создать условия для рождения Счастливой Звезды.

Важным обстоятельством, характеризующим украинское общество как трансформационное, является существование разрыва поколений, глубокое недоверие молодежи к старшим, которые, по их убеждению, «довели страну до такого состояния».

Всех нас — молодых и старших — рассудит история. Сегодня же мы должны интегрировать поколения, не осуждая своих родителей, а пытаясь понять их и одновременно терпеливо, толерантно (через гражданский дискурс) относиться к ошибкам, которые допускают те или иные молодые политики, производственники, ученые, молодые, но уже известные, деятели культуры и искусства. Единство поколений — основа прогрессивного развития государства и общества. Сохраним его — спасем государство, разорвем поколения — потеряем ее

Дискуссия между поколениями ведется едва ли не с начала цивилизационной истории человечества. Характерным в ней является то, что: 1) старшие поколения жалуются на молодежь, которая «не уважает», «не следует», «не прислушивается» и т.д .; 2) молодежь предъявляет к старшим свои претензии — «не сумели», «не побороли», «не научили, «не передали», а «если и передали, то не то, что нужно». С особой остротой этот дискурс разворачивается в переломные периоды истории. Один из таких периодов переживает сейчас Украина. Предостерегая от возможного «разрыва» поколений, отмечу, что каждое поколение работает и борется в свой промежуток истории, в своих обстоятельствах. И оценивать его надо только проанализировав эти обстоятельства, в совершенстве разобравшись в задачах и возможностях их деятельности. Каждое поколение имеет своих героев, свои достижения и просчеты, потерянное время и взлеты, которые его опережают. У каждого из поколений также и свои негодяи. Поэтому не надо торопиться с выводами. Окончательный вердикт вынесет история ((см .: И.Капсамун и др. «Вопрос не в поколениях, а в ценностях» // День № 178—179. 6—7 октября 2017. — с.4).

Понятно, что молодежь своей истории еще не имеет, а значит, ее не за что осуждать или хвалить! Она только прокладывает свою историю и, как показывает опыт, делает это искренне, креативно, патриотично, с фундаментальными прорывами в будущее и досадными ошибками, от которых застрахован только тот, кто ничего не делает. Вряд ли стоит называть современную молодежь «шумной», «инфантильной», «некомпетентным», «бесплодной». Я лично знаю многих молодых людей, которые своими произведениями осуществили, если не переворот, то во всяком случае значительный цивилизационный вклад в развитие науки и культуры, экономики и политики, других сферах общественной жизнедеятельности. Знаком я и с теми молодыми людьми, которые спекулируют, пиарятся, обвиняют, но практически ничего не делают.

Значительная часть современной молодежи мечтает о «выезде за границу». По свидетельству социологов, за рубежом хочет жить 35% украинцев, работать там — 44%. Мотивы этого выбора просты и понятны: 64% назвали лучшие условия жизни, труда и отдыха; 34% — обеспечение лучшим будущим 12% — получение более качественного образования. И хотя образ жизни в Украине 10% считают опасным, 61% опрошенных за границу на постоянное место жительства ехать не желают. Странами для постоянного проживания, на которые смотрят украинцы, являются Германия, Польша, США, Канада, Чехия, Италия, Великобритания, Франция, Швеция, другие страны европейского пространства (см.: «За границей хотят жить 35 процентов украинцев, работать — 44 процента»// Факты, 4 окрября 2017 г.).

Стоит ли за это осуждать молодежь? Вопрос имеет риторический характер. Ведущие европейские страны создали и постоянно воспроизводят соответствующие условия для обучения и научной деятельности молодежи. Не воспользоваться этим может только бестолковый. И речь здесь не идет о «патриотизме» или «предательстве национальных интересов». Наша молодежь — патриотичная и предана этим ценностям. Однако она хочет учиться, чтобы отдать свои знания и компетенции родному государству. Молодежь нуждается в поддержке. Не отрицая посильное участие спонсоров, международных благотворительных фондов и меценатов, проблема поддержки молодых ученых может быть решена только на государственном уровне. Как отмечает академик Я. Яцкив, «.. если говорить абсолютно откровенно (а только так и надо говорить), то я понимаю, что никогдаколы не стал бы доктором наук, потом академиком в современной Украине, какокой она является. Все-таки советская школа — это надо признать — давала основательные знания по физике и математике. Мои родные были в УПА, и об этом знали «кому надо», и поэтому я не смог учиться там, где мечтал учиться, но судьба была ко мне благосклонна: я начал заниматься наукой, и вопросов с обеспечением обежитием и в институте, и в аспирантуре не возникало. Конечно, надо было тяжело работать, но и определенная обеспеченность (по тогдашним критериям, конечно) тоже была. А что сегодня может сделать молодой талантливый парень из села? Без связей, без родственников богатых, без протекции? Безнадежно! Четыре-пять тысяч гривен зарплаты (в лучшем случае), и попробуй еще квартиру найти... То есть я не имею морального права запретить ему уезжать за границу. Я, наоборот, подписываю (вынужденно!) Ему рекомендации для работы в зарубежных научных учреждениях. Короче говоря, мое мнение таково: мы срочно должны создать целую государственную программу (именно государственную!) по привлечению молодых ученых. На высшем уровне. Отдельные меры не помогут. Нужна стратегия. И помните: молодежь едет не потому, что они не являются патриотами Украины, как раз наоборот, они любят свою родную страну. Они вернулись бы, если бы на заработанные за границей честным трудом деньги могли бы, к примеру, построить себе дом, приобретя земельный участок...» (см .: Игорь Сюндюков.» Революции не созидают государство. Они производят смену власти «// День № 207—208, 17—18 ноября 2017 — с. 14).

Всех нас — молодых и старших — рассудит история. Сегодня же мы должны интегрировать поколения, не осуждая своих родителей, а пытаясь понять их и одновременно терпеливо, толерантно (через гражданский дискурс) относиться к ошибкам, которые допускают те или иные молодые политики, производственники, ученые, молодые, но уже известные, деятели культуры и искусства. Единство поколений — основа прогрессивного развития государства и общества. Сохраним его — спасем государство, разорвем поколения — потеряем ее.

Справедливо и то, что основы единства поколений закладывает образование, наука и культура, развитие которых в Украине также имеет проблемный характер. Реформаторские шаги, предпринятые в частности благодаря внедрению Государственной национальной программы «Образование» («Украина XXI века») и Национальной доктрины развития образования Украины в XXI веке, обеспечивших создание национальной системы образования, фундаментальных проблем стратегического развития образования, в частности стабильного наращивания интеллектуального потенциала нации, не решили. Как и в первые годы независимости, молодежь продолжает уезжать за границу не только на обучение, но и на постоянное место жительства!

Убежден, что решение «образовательного вопроса» является главной предпосылкой перехода от трансформационного периода к стабильности и устойчивому человеческому развитию. Впрочем, изменения, проведенные в системе образования в последнюю четверть века, имеют условно-положительный характер. Сегодняшний успех в ней может внезапно смениться глубоким провалом, взорваться комплексом противоречий, на искоренение которых требуются не только годы, но и десятилетия. В основе реформы образовательной сферы лежат потребности общественной жизни, опыт модернизации образования развитых стран Европы, глубокие национальные образовательные традиции. В их сочетании и взаимодополнении вырисовывается стройная концепция развития образования, уже в ближайшее время она будет иметь положительный результат. Концепция «Новая украинская школа» и недавно принятый Закон Украины «Об образовании» дают надежду на успех.

К сожалению, есть в нынешних подходах и противоречивые сюжеты. Далеко неоднозначно воспринимает общество, в частности, системное внедрение независимого оценивания качества образования. Достигнутый с его помощью сомнительный успех в борьбе с коррупцией вряд ли замещает существенные противоречия, которые возникли в системе образования за последние годы: подрыв доверия к учителю; снижение уровня субъект-субъектных отношений в школе; нивелирование дискурсных практик и пренебрежение к предметам, по которым независимое оценивание не проводится; формирование модели шаблонно-формального мышления и т.п. Независимое оценивание имеет глубокий смысл, однако проводиться оно должно другой моделью и технологиями. Этот вопрос требует отдельного профессионального рассмотрения.

То же самое можно сказать и о переносе внимания от потребности овладения системными знаниями к формированию компетенций. Вне всякого сомнения, компетенции — вещь полезная и необходимая. Если человек не умеет пользоваться знаниями, вряд ли он станет успешным. Однако, как ни парадоксально, компетенции несут с собой не только позитив, но и серьезное противоречие. Как отмечает ректор МГУ имени М.Ломоносова академик В.Садовничий, «мы заменили фундаментальное образование «компетенциями», а это подрывает фундаментальность образования; бывшее образование, по мнению ученого, всегда было сильно тем, что учило студента не запоминать, а рассуждать, думать, доказывать, сомневаться, преодолевать. К этому добавить надо следующее: компетентности позволяют человеку пользоваться имеющимися знаниями и становятся бессильными, когда человек (исследователь) выходит за их пределы и пытается овладеть неизвестным, рассуждает в среде незнания. Очевидно, что формула, которая охватывает и апеллирует к единству знаний, компетенций и ценностей, является единственно правильной платформой для модернизации области в соответствии с вызовами глобализирующегося мира и практиками (опытом) украинской образовательной истории.

Большинство украинцев осознает, что основой для успешного завершения трансформационного периода и будущего роста народа, общества и государства является интеллектуальный потенциал нации, который создается образованием, наукой и культурой, социальным опытом народа и заимствованием продуктивного опыта организации жизнедеятельности ведущих стран Европы и мира. Разумеется, интеллект должен, прежде всего, «найти себя» в производстве, подъем которого с созданием новых рабочих мест является ключевой задачей нынешнего транзитного периода истории Украины.

«Наука — образование — производство — благосостояние» — главный контур транзитной истории Украины. В единстве этой цепи, в ее укреплении находятся источники эффективного завершения переходного периода, достижения благосостояния, успеха, процветания, ее разрыв может привести к катастрофе. Несмотря на нехватку средств, обстоятельства так называемой гибридной войны, которая отвлекает от державотворческого процесса материальные ресурсы и человеческие, и несмотря на некоторые внутренние проблемы или международные обстоятельства средства надо вкладывать прежде всего в науку и образование, особенно сегодня, когда усилиями настоящих государственных патриотов в стране проводится широкоформатная реформа области, которая в конечном итоге подготовит базу для реализации интеллектуального потенциала во всех сферах материального и духовного производства.

Трансформационное общество является переходным, транзитным. Его надо пережить. Но не путем выживания по примеру «мудрого пескаря», а через активную жизненную позицию, интеллект и креативность каждого на своем рабочем месте. Свет в «конце туннеля», знаменующий выход из транзита, — организованное общество, а вслед за ним — общество устойчивого человеческого развития, приближает только сплоченная общественная работа креативных, творческих людей, объединенных в единое и мощное сообщество — украинский народ.

Виктор Андрущенко, ректор НПУ им. М.П.Драгоманова, доктор философских наук, профессор
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

comments powered by HyperComments