Диктаторы ездят верхом на тиграх, боясь с них слезть. А тигры тем временем начинают испытывать голод.
Уинстон Черчилль, государственный деятель Великобритании, писатель, лауреат Нобелевской премии по литературе

Универсальные солдаты

Три истории о людях мирных профессий, которые во время войны стали незаменимыми
27 октября, 2020 - 19:09
ОТЕЦ ОРЕСТ ШПАК СНАЧАЛА ЕЗДИЛ НА ПЕРЕДОВУЮ К БОЙЦАМ КАК ВОЛОНТЕР, А С 2017 ГОДА СТАЛ КАПЕЛЛАНОМ ВОИНСКОЙ ЧАСТИ 3028 НАЦИОНАЛЬНОЙ ГВАРДИИ УКРАИНЫ И С ТЕХ ПОР ДВАЖДЫ В ГОД ЕЗДИТ НА ПЕРЕДОВУЮ

Когда война приходит в страну, на ее защиту становятся все, кто умеет держать оружие в руках. Они выступают передним фронтом и защищают нас в горячих точках. Но есть и второй фронт защитников, которые в силу различных обстоятельств остаются незамеченными, однако крайне необходимыми на передовой, — это водители, механики, повара, священники, медики. Они редко попадают в объективы телекамер, редко становятся участниками торжественных церемоний, еще реже — главными героями. Но среди своих собратьев эти универсальные солдаты имеют большой авторитет, потому что они постоянно находятся в нужном месте, в нужное время.

«СОЛДАТ ДОЛЖЕН БЫТЬ НЕ ПРОСТО СЫТЫМ, А ВКУСНО НАКОРМЛЕННЫМ»

Борщ, каша с мясом и компот — это традиционный обед для бойца. Для его приготовления у повара воинской части 3028 Татьяны Глимбоцкая уходит до двух часов времени. На военную кухню она пришла еще в 17 лет, сразу после кулинарного училища. Вспоминает, что тогда даже большую кастрюлю с борщом не могла поднять самостоятельно. А сейчас, через 18 лет, сама может наварить «бочку» каши на полевой кухне и накормить 200 бойцов. Собственно, куховарить в полевых условиях — это ее «фишка». Недавно во время учений артиллеристов на полигоне под Житомиром Татьяна месяц кормила солдат в полевых условиях. Такая работа была в удовольствие, потому что даже пшеничную кашу ребята «сметали» с тарелок — ноль отходов и добрая сотня «спасибо за вкусный обед».

МОЯ МИССИЯ — СОЛДАТ ДОЛЖЕН БЫТЬ НЕ ПРОСТО СЫТЫМ, А ВКУСНО НАКОРМЛЕННЫМ, КАК ДОМА. КОМУ-ТО НАДО ВОЕВАТЬ, А КТО-ТО ДОЛЖЕН БОЙЦОВ НАКОРМИТЬ», — ГОВОРИТ ПОВАР ВОИНСКОЙ ЧАСТИ 3028 ТАТЬЯНА ГЛИМБОЦКАЯ

«Нынешнее обеспечение наших защитников не сравнить с тем, что было до войны, даже сало в рационе есть, а как без него (улыбается. — Авт.). В общем перечень основных продуктов для каждого солдата состоит из каши, макарон, мяса, рыбы, сгущенного молока, яиц, овощей и печенья, бывает, что и конфетами угощают. После перехода на новую систему питания по каталогу мы готовим пищу, исходя из калорийности, — рассказывает Татьяна. — До карантина мои нацгвардийцы питались по типу шведского стола: каждый мог выбрать и заказать комплекс. Теперь из-за санитарных ограничений готовим строго один набор блюд на всех. Но проблем с обеспечением продовольствием вообще нет, хотя работы меньше не стало: чего только стоит начистить картошки. Работа тяжелая, приходится вставать в четыре утра и до восьми вечера быть на ногах, но и почетная, потому что каждый боец, который берет свой обед, — искренне благодарит и дарит свою улыбку».

Военные повара кормят личный состав части не только в пункте постоянной дислокации, но и в условиях боевых действий, где часто нет цивилизованных условий для приготовления пищи, а еще существует угроза жизни и здоровью. Так, с ноября прошлого года по февраль 2020-го Татьяне Глимбовской пришлось кормить наших защитников на передовой. Под кухню ей отдали бывшее кафе в здании Мариупольского аэропорта. Оборудование не такое, как на месте дислокации, но, имея 18-летний поварской опыт, Татьяна ежедневно «баловала» бойцов вкусненьким, чтобы даже в зоне боевых действий почувствовали домашний уют и вкус.

«Женщины выносливее мужчин, не каждый из нас может взять в руки оружие и воевать, но все мы должны защищать страну, делать то, что хорошо умеем, — резюмирует Татьяна. — Моя миссия — солдат должен быть не просто сытым, а вкусно накормленным, как дома. Кому-то надо воевать, а кто-то должен бойцов накормить».

«НА ФРОНТЕ КАЖДЫЙ ЧЕЛОВЕК ИМЕЕТ СВОЮ ЗОНУ ОТВЕТСТВЕННОСТИ»

«Моя фамилия Война, так что сам Бог велел воевать», — так в шутку начинает разговор Александр ВОЙНА — ныне помощник начальника автомобильной службы технической части в/ч 3028, а в прошлом — военный водитель. В зоне проведения боевых действий он отбыл 10 (!) ротаций. В мае 2014-го во время катастрофы вертолета Ми-8МТ Нацгвардии, который был сбит российско-террористическими группировками из переносного зенитно-ракетного комплекса вблизи города Славянска Донецкой области, погиб его товарищ — Виктор Липский. С ним они вместе выросли, учились в академии МВД, служили в армии. Тогда Александр Война пообещал, что будет бороться с врагом и приложит максимум усилий, чтобы спасти не одну жизнь на фронте. И судьба дала ему возможность выполнить обещание — Александр Война вывез из Дебальцевского котла не один десяток раненых, не раз под шквальными обстрелами мчался без света, чтобы доставить бойцов в госпиталь, чтобы вовремя подвезти собратьям боеприпасы. О таких, как он, говорят: универсальный солдат. Сам Саша скромно признается: «Служу государству, которому присягнул на верность».

«Когда началась война, я пошел на должность военного водителя, до этого служил в армии по контракту. За мои 10 ротаций ситуаций было много разных, но самая сложная — выход из Дебальцевского котла в 2015 году, — рассказывает Александр. — Мы прикрывали отход частей Вооруженных Сил Украины и Национальной гвардии из города и его окрестностей. Подразделение стояло в селе Нижнем Лозовом на объездной дороге. Бои шли там днем ??и ночью. Мне в распоряжение дали броневик «Кугуар». Им я вывозил раненых бойцов.

АЛЕКСАНДР ВОЙНА — НЫНЕ ПОМОЩНИК НАЧАЛЬНИКА АВТОМОБИЛЬНОЙ СЛУЖБЫ ТЕХНИЧЕСКОЙ ЧАСТИ В / Ч 3028, А В ПРОШЛОМ — ВОЕННЫЙ ВОДИТЕЛЬ. В ЗОНЕ ПРОВЕДЕНИЯ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ ОН ОТБЫЛ 10 (!) РОТАЦИЙ

17 февраля российские танки подошли к нашим позициям, прячась за кустами и посадками, били из пушек в упор. У нас не было тяжелого вооружения, чтобы дать им ответ. От шквального огня ребята спрятались в соседнем доме. Рома Лабан вышел во двор, и в это время один танковый снаряд попал прямо во двор, рядом с ним. Я запрыгнул в свой «Кугуар» и на большой скорости рванул к собратьям. Ребята перевязали Романа. Я развернулся и загрузил товарища в машину. Та дорога в 5 км до госпиталя казалась мне вечностью. Ехал по корягам, объезжал воронки от снарядов и мин. И это все под обстрелом. Я доставил Романа живым, и он отчаянно боролся за жизнь, говорил: «Не хочу умирать! Я буду жить!»... Но слишком тяжелые были ранения, медики не спасли его молодую жизнь».

Возвращаясь назад из госпиталя, Саша получил осколочное ранение и контузию, но за помощью к медикам обратился уже тогда, когда войска оставили Дебальцево. После лечения Александру предложили перейти на офицерскую должность, и в 2016 году он стал командиром взвода БТРов. Во время следующих ротаций Александр постоянно был на военных машинах — вывезти личный состав на задание, подвезти боеприпасы, срочно забрать разведгруппу. Он признается, что не раз выезжал на задание, понимая, что «это может быть точка в один конец».

«Водитель на войне — это универсальный солдат, который нужен всем — и артиллеристам, и десантникам, и разведчикам, — говорит Александр. — А вообще, на фронте каждый человек имеет свою зону ответственности. Не будет водителя — не будет боеприпасов, не будет повара — нечего будет есть, не будет стрелка — враг поползет по Украине. Каждый из нас — это часть единой системы, и от того, как ты служишь, зависит не только твоя жизнь, но и собрата».

«ДАЖЕ НЕВЕРУЮЩИЙ ЧЕЛОВЕК СТАНЕТ ВЕРУЮЩИМ ВО ВРЕМЯ ОБСТРЕЛА»

Быть со своими в счастье и радости, а при необходимости в горе и беде — это настоящее призвание священника, говорит отец Орест Шпак. Поэтому, когда в 2014 году началась российско-украинская война, он не мог оставаться в стороне. Сначала ездил на передовую к бойцам как волонтер, а с 2017 года стал капелланом воинской части 3028 Национальной гвардии Украины и с тех пор дважды в год ездит на передовую. Признается, что большинство из них часто находятся в стрессовом состоянии: под обстрелами, видят смерть и увечья тех, кто рядом, а это воспринять нелегко. Поэтому задача капеллана в поддержке, даже оказании психологической и кое-когда медицинской помощи. Ведь если кого-то ранят, то капеллан должен знать, как помочь врачу или самостоятельно наложить жгут, остановить кровь или вынести раненого из-под огня.

«На линии обороны нет случайных людей — все свои-родные, чужих среди наших ребят не бывает, — отмечает отец Орест. — Вот мы едем, увидели, что стоит взводный опорный пункт. Останавливаемся, заходим, общаемся. В основном нас встречают очень душевно. Капеллан должен утешить, помочь советом, поддержать — такова наша миссия. И особенно на передовой нужна молитва. Даже неверующий человек станет верующим во время обстрела и попросит у Бога милосердной руки, чтобы Господь сохранил от всякого врага и всякого нашествия».

Отец Орест рассказывает, что в последнее время количество тех, кто верит, среди военнослужащих увеличивается. Именно молитва укрепляет тело и душу военнослужащего и каждого верующего, особенно в такое трудное для страны время. Духовное лицо несет благую весть и духовное утешение бойцам на линии фронта. Своим личным примером показывает, как надо вести себя, воспринимать окружение и не разочаровываться.

«Сейчас мы замечаем, что тема войны рассеивается и исчезает из поля зрения государства. Хотя властные чины должны были бы больше работать и больше думать о безопасности того военнослужащего, который стоит на «нуле», на «единичке» или на «двойке», — говорит отец Орест. — Сегодня важно не потерять акценты, не исказить ориентиры. Каждый житель страны — от Президента до ребенка — должен понимать, что наши военнослужащие делают в этом крае, что они оберегают и защищают наше будущее, наши ценности — язык, веру, Украину».

Олеся Шуткевич, «День», Винница, фото предоставлено в / ч 3028
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ