Сжалься, Боже, над Украиной, чьи сыновья не вместе!
Иван Мазепа, украинский военный, политический и государственный деятель, Гетман

Успешные люди меняются сами

15 июня, 2010 - 20:09
ЮНОНА ИЛЬИНА
«ВЫБОР» / ФОТО АНДРЕЯ НЕСТЕРЕНКО
Начало на 1-ой ПОЛОСЕ

Психологическая модель успешности зависит от культурной модели, доминирующей в обществе (в прямом виде как наследование или в антагонистическом — «не так» векторе), это стандарты успеха, критерии оценки и тому подобное. Интеллектуальные модели (успешности также) формируются по определенному алгоритму: от духовных целей нации, общества до повседневных проявлений человека. Этот процесс занимает десятилетия, а в случае цепи изменений, происходящих в нашем обществе, он может растянуться и на столетие. Чтобы ускорить его, мы создали синтезированный нами алгоритм формирования психологической модели успешности: от страны до человека «Психологическая платформа индивидуальной модели успеха».

Но не все люди обладают психологическим потенциалом для влияния на преобразование моделей общества прямо, поэтому в нашем исследовании мы выделили три уровня, так сказать, масштаба успешности. Первый уровень — это «я-уровень», он имеет два подуровня: позитивный и негативный (позитивный — до 80%, негативный — до 5%). Это успех в масштабе собственной жизни, без признания этого успеха широким контекстом. Второй уровень — «контекст-уровень» (до 12%). Речь идет об успешной самореализации в масштабе отрасли (метафора «учитель, мастер для определенной группы»). Третий уровень — макроуровень (до 3% населения). Влияние на общество на уровне страны, мира. Метафора — «тот, кто изменяет историю».

— Почему так мало людей хотят или могут быть успешными?

— Наши респонденты считают, что как плюс успех сопровождает удовлетворение, а как минус — зависть любого цвета, недоброжелательное отношение близких и далеких людей. Популярны преувеличения негатива — легенды о нечестном пути успеха, также люди считают, что за успех придется платить одиночеством. Мы опрашивали людей успешных и неуспешных (и бездомных, и тех, у кого миллионные состояния). И те, и другие говорят, что успеха может добиться каждый человек, все зависит от желания.

Большинство людей не хотят, потому что считают, что расплата за успех будет намного больше, чем удовлетворение. Это простое объяснение. Мои коллеги-ученые, надеюсь, позволят мне это упрощение — потому что за желанием-нежеланием лежит сложный психологический механизм. Также к успешным людям у нас относятся неоднозначно: в глаза уважают, а за глаза говорят, что все это — удача, а не работа. Это подтвердилось и когда мы анализировали научную литературу, опросили несколько десятков тысяч человек (опрос будет продолжаться до 2011 года), обработали более 600 биографий от древних времен до наших дней и видим, что, с одной стороны, тема успешности является очень привлекательной, а с другой стороны, часто работы на эту тему — эзотерические, ненаучные. У доверчивых людей из-за этого создается впечатление, что успех — это какая-то магия, а у людей логического склада мышления вызывает отвращение, потому что понятно, что эти факты — непроверенные.

У нас есть архетипическое неприятие успешности, нет собственной культуры успеха. Если взять исследования, то еще с 1654 года, когда началось уничтожение или переманивание в другие страны украинских пассионариев (лидеров, людей, ведущих за собой), у нас нет собственной АКТИВНОЙ ментальной модели успешности. Наша модель, к сожалению, — копирование и приспособление. Мы не знаем, что для нас является успехом, и начинаем копировать модели, а поскольку мы не понимаем их, то совмещаем между собой так, что они конфликтуют. И если у нас нет проекта результата: чего ждать на выходе, — то мы не можем этого достичь, не можем скоординировать своих действий. Причем очень часто наблюдается замена понятия успеха счастьем в нашем обществе, а это не так.

Если упрощенно, то есть четыре модели успеха: американская (культ успеха — достижение материальных ценностей), немецкая (делай все планово, эффективно, и все будет хорошо), восточная (твое сегодня — это база для завтра, потому терпи сегодня — будет лучше потом) и славянская (когда на первый план выступает нравственность, человеческие ценности, духовность — по трупам идти мы не хотим). В каждой модели должны быть четкие критерии и понятный результат. Какую модель наследует наше общество?

У нас нет понятия о том, что такое успешный человек и что такое успешная нация. Сейчас читаю труды У. Черчилля и У. Липпмана, известного журналиста, который ввел понятие «псевдомира». Согласно их теориям, если очень упростить формулы относительно успешных государства, то это: несколько поколений, есть ожидаемый результат + который хочет правящая верхушка и + этот результат является эффективным. То есть плата за результат равна масштабу результата. Это и есть три критерия успешного государства: первый — длительность результатов (несколько поколений), второй — результативность (ожидаемые экономические, социальные, финансовые результаты) и третий — эффективность (когда результат стоит затраченных усилий). Вспомните мою таблицу об алгоритме: мифы об успехе людям кто-то вкладывал в головы. Причины такого отношения к успеху в том, что у людей нет времени думать о своем успехе. У них есть время на выживание и не хватает культуры задуматься о качестве, из-за этого у многих есть время на жалобы, а не на перемены в собственной жизни. Не говорю, что это легко — перемены. Но единственный путь к успеху — выйти за рамки нерабочего сценария.

 

— Интересно было бы услышать об индивидуальных особенностях успеха...

— Мы их называем психологическими координатами. Успех непосредственно связан с коммуникацией, есть гендерные отличия, базовые философские платформы и кросс-культурные отличия. Одни занимают позицию, что «мне повезло», другие считают, что «я — это и есть мой инструмент, это и является моим успехом». Оба этих локуса имеют свою аудиторию. Если мы говорим о метауровне успешности, то на него выходят только люди «я — это мой успех». На уровень успеха семьи выходят «мне повезло».

Гендерные особенности успешности таковы. Украинские женщины сомневаются: нужно ли, сейчас ли, не будет ли это жертвой: они мыслят категориями «или — или». Они не понимают, что успех — это «и — и». И самореализация, и дети, и любовь, и счастливая семья. В результате сомнений наша женщина может пройти точку невозвращения, когда уже поздно. А у мужчин есть проблема с успехом тогда, когда он живет не своей жизнью, когда модель успешности выбрал не он, когда сравнивает себя с другими. Для мужчин табу — сравнивать себя с другими.

У нас есть пять критериев, по которым каждый человек может измерить свою успешность. Первый — это способность менять поведение (учиться). Вообще у человека около 98% поведения автоматическое (это касается всех людей). Мы очень стереотипно живем — как 10 лет назад, так и сегодня. Эта структурированность является успешной, пока структура работает, пока внешняя среда постоянная. Но если изменилась ситуация, то человек уже не такой успешный. Человек успешен тогда, когда он может управлять этим — какие-то нерабочие механизмы находить и изменять (на это и направлена наша модель). Успех — это выйти за рамки сценария, за пределы автоматизма. Но важно понимать, куда выходить.

Следующий критерий — состояние здоровья. То есть, умеет ли человек поддерживать состояние здоровья на том уровне, которого ему хватает для жизни. Третий — способность достигать необходимого для меня (а не для мамы, папы, других) финансового уровня. Четвертый — базовое эмоциональное состояние. Очень простой пример, — с каким настроением человек просыпается и засыпает. Очень важно, когда ему хватает энергии на все, что он делает в жизни. В этом смысле он является успешным. Пятый — коммуникации, то есть способность налаживать контакты и их поддерживать.

Если человек имеет позитивную динамику (рост из года в год) по трем и больше критериям, то он успешный человек. Уровень успеха измеряется контекстом — семьей, отраслью, страной. На уровне семьи, например, хорошо зарабатывать 2000 гривен, в компании самая высокая зарплата — 10000 грн, а на уровне государства — это миллионы дохода.

— Как формируется умственная, ментальная модель?

— Ментальная модель успешности человека формируется в семье. Есть индивидуальные задатки: определенные связи между потенциалом человека и его уровнем успеха. По результатам опроса получилось, что есть три метода восприятия действительности, которые приводят или не приводят к успешности. Первый — конформный (большинство): то, что большинство считает нормой, и является нормой, поэтому и мне следует придерживаться этой модели. Суть — копируй, и все будет нормально. Второй — оппозиционный метод. Он на самом деле тоже является конформным, но в антагонистическом плане. То есть то, что большинство считает нормой, априори не является нормой, поэтому я буду против. Он идентичен с первым по модели, но со знаком минус. И есть креативный метод восприятия действительности: да, есть ситуация, есть нормы, но я не могу использовать эти нормы, нужны другие — и я создам новые нормы! Чтобы выйти на этот уровень, человеку необходимы определенные психологические компетенции: высокая самомотивация деятельности, ценностные факторы, определенные когнитивные способности (человек должен уметь интерпретировать и структурировать деятельность, конструировать собственную реальность, должны быть рабочие адекватные механизмы самооценивания и самокоррекции). То есть, чтобы не меня кто-то корректировал, а чтобы я, сделав ошибку, сам корректировал себя. Особенно в поведенческом профиле: это активность (умстенная), глобальное мышление, способность найти рабочее решение, а не идеальное (перфекционисты реже добиваются успеха из-за поиска идеальных решений и потери времени — сейчас). У нас таких людей 2%, нормой является около 5%.

Сегодня успех возможен в любом методе восприятия. Но имеет свою специфику: для креативного метода характерны долгосрочные результаты. Зато конформные и оппозиционные методы выдают короткий и средний срок. Успешный человек должен идти третьим путем — «я создаю свою модель». Многие люди не выходят на этот уровень, они живут в своей традиции. Это не плохо и не хорошо, это так и есть, но тогда лидеры должны создавать новые нормы — когда меняется ситуация, и обеспечивать изменения психологическим сопровождением, потому что стереотипы очень медленно меняются — десятилетиями. С возрастом они становятся устойчивыми, следовательно, люди преклонных лет часто негативно относятся к перелому, потому что те автоматизмы дают ощущение психологической безопасности (мне есть на что опираться)...

— Кажется, украинцы зациклились на стадии автоматизма?

— Автоматизмы эффективны только в конце или в середине действия исторически созданной психологической модели. Трансформации же в обществе проходят такие этапы (экстраполируем подход Коблер-Росс). Первый этап — крах старой модели, когда стереотипы не работают, ситуация требует нового поведения. Второй этап — агрессия, активное невосприятие. Третий — торговля, попытка «наторговать» меньше изменений. Четвертый — депрессия. На эту ситуацию хорошо ложатся все новости о крахе, убийствах и тому подобное. Люди охотно их воспринимают и... успокаиваются. Поскольку это отвечает их внутренней тревожности, и потому такой популярностью сегодня пользуется негативный фактаж.

Пятый этап — конструктивное принятие изменений и другие действия. Задача государства — довести свою страну до пятого этапа, потому что только там есть успех. Финиш — это когда замыкается круг первых четырех: вместо пятого — снова первый или второй.

— Влияет ли на успешность СМИ и то, какие модели успешности они тиражируют?

— Кто работает в СМИ? Люди, у которых есть семья, которые умеют ловить тенденции, прослеживаемые в обществе. У них есть своя семейная модель и есть модель общества. Потому что они фильтруют тенденции через свою модель. А успех — это проверка этой модели и выход за ее рамки — поиск той, в которой отдельный человек будет счастливым, чтобы жить своей жизнью. На кого они работают — на лидера или группу, у которых тоже есть модель успешности. Какой священник — такой и приход.

— Интересно было бы услышать об индивидуальных особенностях успеха...

— Мы их называем психологическими координатами. Успех непосредственно связан с коммуникацией, есть гендерные отличия, базовые философские платформы и кросс-культурные отличия. Одни занимают позицию, что «мне повезло», другие считают, что «я — это и есть мой инструмент, это и является моим успехом». Оба этих локуса имеют свою аудиторию. Если мы говорим о метауровне успешности, то на него выходят только люди «я — это мой успех». На уровень успеха семьи выходят «мне повезло».

Гендерные особенности успешности таковы. Украинские женщины сомневаются: нужно ли, сейчас ли, не будет ли это жертвой: они мыслят категориями «или — или». Они не понимают, что успех — это «и — и». И самореализация, и дети, и любовь, и счастливая семья. В результате сомнений наша женщина может пройти точку невозвращения, когда уже поздно. А у мужчин есть проблема с успехом тогда, когда он живет не своей жизнью, когда модель успешности выбрал не он, когда сравнивает себя с другими. Для мужчин табу — сравнивать себя с другими.

У нас есть пять критериев, по которым каждый человек может измерить свою успешность. Первый — это способность менять поведение (учиться). Вообще у человека около 98% поведения автоматическое (это касается всех людей). Мы очень стереотипно живем — как 10 лет назад, так и сегодня. Эта структурированность является успешной, пока структура работает, пока внешняя среда постоянная. Но если изменилась ситуация, то человек уже не такой успешный. Человек успешен тогда, когда он может управлять этим — какие-то нерабочие механизмы находить и изменять (на это и направлена наша модель). Успех — это выйти за рамки сценария, за пределы автоматизма. Но важно понимать, куда выходить.

Следующий критерий — состояние здоровья. То есть, умеет ли человек поддерживать состояние здоровья на том уровне, которого ему хватает для жизни. Третий — способность достигать необходимого для меня (а не для мамы, папы, других) финансового уровня. Четвертый — базовое эмоциональное состояние. Очень простой пример, — с каким настроением человек просыпается и засыпает. Очень важно, когда ему хватает энергии на все, что он делает в жизни. В этом смысле он является успешным. Пятый — коммуникации, то есть способность налаживать контакты и их поддерживать.

Если человек имеет позитивную динамику (рост из года в год) по трем и больше критериям, то он успешный человек. Уровень успеха измеряется контекстом — семьей, отраслью, страной. На уровне семьи, например, хорошо зарабатывать 2000 гривен, в компании самая высокая зарплата — 10000 грн, а на уровне государства — это миллионы дохода.

— Как формируется умственная, ментальная модель?

— Ментальная модель успешности человека формируется в семье. Есть индивидуальные задатки: определенные связи между потенциалом человека и его уровнем успеха. По результатам опроса получилось, что есть три метода восприятия действительности, которые приводят или не приводят к успешности. Первый — конформный (большинство): то, что большинство считает нормой, и является нормой, поэтому и мне следует придерживаться этой модели. Суть — копируй, и все будет нормально. Второй — оппозиционный метод. Он на самом деле тоже является конформным, но в антагонистическом плане. То есть то, что большинство считает нормой, априори не является нормой, поэтому я буду против. Он идентичен с первым по модели, но со знаком минус. И есть креативный метод восприятия действительности: да, есть ситуация, есть нормы, но я не могу использовать эти нормы, нужны другие — и я создам новые нормы! Чтобы выйти на этот уровень, человеку необходимы определенные психологические компетенции: высокая самомотивация деятельности, ценностные факторы, определенные когнитивные способности (человек должен уметь интерпретировать и структурировать деятельность, конструировать собственную реальность, должны быть рабочие адекватные механизмы самооценивания и самокоррекции). То есть, чтобы не меня кто-то корректировал, а чтобы я, сделав ошибку, сам корректировал себя. Особенно в поведенческом профиле: это активность (умстенная), глобальное мышление, способность найти рабочее решение, а не идеальное (перфекционисты реже добиваются успеха из-за поиска идеальных решений и потери времени — сейчас). У нас таких людей 2%, нормой является около 5%.

Сегодня успех возможен в любом методе восприятия. Но имеет свою специфику: для креативного метода характерны долгосрочные результаты. Зато конформные и оппозиционные методы выдают короткий и средний срок. Успешный человек должен идти третьим путем — «я создаю свою модель». Многие люди не выходят на этот уровень, они живут в своей традиции. Это не плохо и не хорошо, это так и есть, но тогда лидеры должны создавать новые нормы — когда меняется ситуация, и обеспечивать изменения психологическим сопровождением, потому что стереотипы очень медленно меняются — десятилетиями. С возрастом они становятся устойчивыми, следовательно, люди преклонных лет часто негативно относятся к перелому, потому что те автоматизмы дают ощущение психологической безопасности (мне есть на что опираться)...

— Кажется, украинцы зациклились на стадии автоматизма?

— Автоматизмы эффективны только в конце или в середине действия исторически созданной психологической модели. Трансформации же в обществе проходят такие этапы (экстраполируем подход Коблер-Росс). Первый этап — крах старой модели, когда стереотипы не работают, ситуация требует нового поведения. Второй этап — агрессия, активное невосприятие. Третий — торговля, попытка «наторговать» меньше изменений. Четвертый — депрессия. На эту ситуацию хорошо ложатся все новости о крахе, убийствах и тому подобное. Люди охотно их воспринимают и... успокаиваются. Поскольку это отвечает их внутренней тревожности, и потому такой популярностью сегодня пользуется негативный фактаж.

Пятый этап — конструктивное принятие изменений и другие действия. Задача государства — довести свою страну до пятого этапа, потому что только там есть успех. Финиш — это когда замыкается круг первых четырех: вместо пятого — снова первый или второй.

— Влияет ли на успешность СМИ и то, какие модели успешности они тиражируют?

— Кто работает в СМИ? Люди, у которых есть семья, которые умеют ловить тенденции, прослеживаемые в обществе. У них есть своя семейная модель и есть модель общества. Потому что они фильтруют тенденции через свою модель. А успех — это проверка этой модели и выход за ее рамки — поиск той, в которой отдельный человек будет счастливым, чтобы жить своей жизнью. На кого они работают — на лидера или группу, у которых тоже есть модель успешности. Какой священник — такой и приход.

Если провести оценку успешности Украины по нашей модели (со 100%), то получится, что сегодня менять свое поведение собираются целых 0,6%. Со здоровьем у нас — на 30%, в финансовой стабильности — около 5% с минусом, базовый эмоциональный фон — 40% и снижается, а способность налаживать отношения — тоже не самом высоком уровне. И меня как гражданку это возмущает. Потому что я, работая со студентами, вижу, что есть талантливая, яркая молодежь, которая хочет создавать эту страну, но в первую очередь нам нужно изменить свое поведение. По нашим исследованиями, в ранге УСПЕШНЫХ профессий Украины первые позиции занимают государственные деятели и политики (70%), предприниматели и бизнесмены (65%), актеры кино (56%), спортсмены (54%) и музыканты (53%). А наименее успешные — священнослужители (14%), учителя (21%) и врачи (27%). Сделайте выводы сами.

К сожалению, у нас нет интегрирующей идеи — поэтому мы в опасности. Примкнем мы к той модели, которая будет агрессивнее, или скопируем какую-то, как раньше. Но на самом деле мы не можем быть счастливы в «чужой» модели, имеем другие таланты: есть психологическая гибкость, мы ценим искусство, творчество и юмор. Но если у нас всех нет интегрирующей идеи, то получается, что каждый будет делать так, как ему заблагорассудится, и саботировать то, с чем не согласен... Также у нас есть такое интересное качество: успешным считается человек, способный на юмор, а юмор — это свойство интеллекта. У нас есть старательность. Но она проявляется тогда, когда украинцы верят.

В действительности же вопрос звучит глобально: будем мы «made in Ukraine» или «created in Ukraine» (будем сырьевой базой для кого-то или будем понимать, что у нас есть уникальные собственные черты). «Following by Ukraine» или «Ukraine follows»? Мы следуем за кем-то? Или мы идем вперед?

Есть такое мнение — это не является пока что фактом исследования, — что чтобы здесь, в Украине, формировались те индивидуумы, которые влияют на общественность, наши таланты должны оставаться здесь. Проследите в истории, сколько украинцев, имевших потенциал, выехало за границу... Один мой коллега считает, что в Украине как минимум со времен Переяславской рады уничтожался лидерский потенциал.

Вспоминая результаты, скажу, что Россия, кстати, возвращается к модели, которая была до 1913 года. Это модель использования собственных ресурсов плюс активное первенство. Наше исследование так характеризует всех по-российски: это принадлежность к ресурсам, агрессивность в достижении первенства, активность и копирование самых лучших моделей, «охота за головами». Там ищут талантливых руководителей. В России сначала идет активное действие (живой хаос), а потом — упорядочивание того, что выжило. Все должно делаться быстро, должны быть первыми, и иногда первенство важнее средств его достижения. А уже потом идет администрирование, что означает «закручивать гайки». Все это направлено на поиск идеи и интегрирует людей России.

— Что бы вы посоветовали нашим государственным деятелям?

— Проверить свою ментальную модель успеха. Если говорить о политиках как о группе, то если бы они создали какую-то общую схему, то это было бы лучше, чем никакой схемы. Потому что успех политика — это умение находить консенсус между моделями ради главной модели, идеи. Важно понимать, на каком уровне находятся люди, пребывающие сегодня в политике. Если это уровень «жизнь для жизни», то так и будет — они станут максимально зарабатывать деньги; если уровень «жизни для игры», то в Украине будет развиваться бизнес, если это уровень «жизнь для бытия», то политики станут думать о том, как сделать Украину успешной.

Мне кажется, что мы подходим к моменту, когда люди должны осознать, что не нужно ждать помощи ни от кого, что каждый человек должен создавать систему для детей и внуков. Мы должны сами создать свою культуру, и никто нам не поможет, кроме Бога и наших собственных выборов-решений.

Беседовала Оксана МИКОЛЮК, «День»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments