Каждый народ познается по его богам и символам.
Лев Силенко, украинский мыслитель, философ, историк, писатель, номинант на Нобелевскую премию

Вадим Богомолец: драматическая судьба

законодателя украинского флота
30 марта, 2018 - 11:04

Легендарный гуманист Речи Посполитой, поэт и драматург Францишек Богомолец... Выдающийся математик, астроном, богослов Ян-Хризостом-Антоний Богомолец... Григорий Богомолец, опекун церквей, владелец Острожской библии, землевладелец, который одним из первых, по завещанию, дал волю дворовым... Уланский поручик Анджей Богомолец, один из участников «чуда на Висле», когда потерпело поражение красноармейское нашествие на Польшу, в дальнейшем — яхтсмен, который вместе с двумя другими польскими смельчаками впервые пересек на лодке Атлантический океан, кавалер ордена Почетного легиона... Российский художник-маринист, петербуржец Лев Богомолец, картины которого хранятся в двенадцати европейских музеях... Это лишь несколько харизматичных фигур из ветви Богомольцев в Литве, Польше, Беларуси, Украине, других странах, которые объединены в уникальном исследовании «Рід Богомольців. 600 років служіння людям».

На этих страницах впервые публично вспоминается, в частности, и Вадим Михайлович Богомолец, единственный двоюродный брат академика Богомольца и, возможно, даже его особая боль и тайна. Ведь во времена советских режимов в Украине Вадим Богомолец остается абсолютной «персоной нон грата» в ее новейшей истории. Хотя принадлежал к плеяде основателей оборонного могущества, фактически заложив фундаменты украинского военно-морского флота. Не следует ли в конце концов вернуть это имя в пантеон Украины ХХІ века?

КУЗЕНЫ

Трогательная дружба между Александром и Вадимом Богомольцами, почти ровесниками, началась в Кишиневе. Ведь Александр Михайлович Богомолец, земский врач, народоволец, отец гения украинской науки Александра Александровича Богомольца, и Михаил Михайлович Богомолец, общественный деятель, этнограф, знаток искусств, отец Вадима, — родные братья. Начав служебную карьеру в Петербурге, Михаил Михайлович впоследствии переехал в Кишинев. Именно к нему домой, в 1895 году, по возвращении с сыном из каторжной сибирской ссылки его жены Софии Присецкой, мамы Саши Богомольца, где они посетили умирающую героиню, добились прибытия отца и 14-летнего сын, чтобы найти здесь приют. Дело в том, что врачу-мятежнику постановлением министра внутренних дел империи было наконец разрешено относительно беспрепятственное обитание на ее территории, кроме столиц и петербуржской губернии. Поэтому Кишинев стал для него, хоть и не на длительное время, определенным островком безопасности. В Кишиневе Александр Михайлович, врач больших способностей и потенциала, принимает деятельное участие в разработке санитарных и противоэпидемических мероприятий в сопротивлении вспышке инфекционных заболеваний, хотя на государственную службу его, разумеется, не взяли.

Разница в возрасте Вадима и Александра равнялась всего лишь трем годам, поэтому они учились в одной гимназии в Кишиневе, однако, по-видимому, непродолжительный период. За свободомыслие Александра Богомольца-младшего отчисляют из этой сферы официоза, и он с отцом добирается до милого Нежина, семейного гнезда. Именно здесь в мужской гимназии при Институте князя Безбородько, то есть прежнего Гоголевского лицея Саша Богомолец после сибирского путешествия приобщился к миру знаний. Дальше доучивается в выпускном классе 1-й гимназии в Киеве, а Вадим Богомолец в это время поступает на юридический факультет Харьковского университета, чтобы служить обществу знаниями права.


ФОТО С САЙТА WIKIPEDIA.ORG

Стоит отметить, что и Александр Богомолец по окончании гимназии с золотой медалью 1900 года, в свои девятнадцать, также поступает, наследуя Вадима в гуманистических направлениях, на юридический факультет Университета Св. Владимира, однако вскоре переводится на медицинский факультет, за настоящим призванием сердца и мыслей, с тяготением служить обществу, другим милосердным путем. Врачебный диплом однако получает в Новороссийском университете в Одессе, городе Ивана Сеченова, Ильи Мечникова, Николая Гамалии. Относительно Вадима Богомольца, ему как блестящему студенту-интеллектуалу предлагают остаться на преподавательской вакансии в составе юридического факультета с чтением курса римского права. Впрочем, вскоре он все же предпочитает избрать путь законодателя-практика. Первым местом его общественного служения становится Полтавский областной суд. Впрочем, в 1904 году Вадим Михайлович соглашается по приглашению из Севастополя продолжить именно здесь юридический путь и как совершенный знаток градаций судопроизводства начинает плодотворно работать в судебных инстанциях Черноморского флота, проходя путь от должности следователя до назначения помощником прокурора Севастопольского военно-морского суда.

Добавим, что роботу в Полтаве молодой юрист решил покинуть преимущественно по собственным мотивам. Ведь здесь он, невзирая на диплом и образование, считался лишь «младшим кандидатом на судебные должности». Поэтому Вадим Михайлович охотно отправился на юг, возможно, еще и потому, что любил военную историю, а Севастополь был именно такой ареной размышлений и выводов. В подобных зеркалах и обязанности законодателя выглядели даже императивными: защищать этическую и служебную несокрушимость в реалиях военного дела, обеспечивать законность во всех этих отношениях.

Одним словом, то были позитивные и даже харизматичные для Вадима Михайловича годы. Он получает в 1914 году военное звание подполковника, дослуживается до штатского ранга надворного советника, начальника Главной военно-морской судебной управы Черноморского флота. Был награжден орденами Св. Станислава ІІ ст. и Св.  Анны ІІ ст. В 1912 году принимает участие в плавании на военном крейсере «Кагул» (бывшем «Очакове», на котором поднял революционное восстание предвестник демократических попыток в стране лейтенант Шмидт).

СЕСТРЫ ТИХОЦКИЕ

Стоит напомнить и такую подробность жизни: Вадим и Александр Богомольцы были женаты на сестрах Тихоцких — Софии и Ольге. Это также укрепляло их приязнь.

Впрочем, мать Софии и Ольги Тихоцких, Нина Александровна Беклемищева-Тихоцкая, по дворянскому происхождению и высокомерию была против бракосочетания старшей дочки с Вадимом. Возможно, еще и потому, что «младший кандидат на судебные должности» не казался ей перспективной партией для дочки. Случилось это в 1903 году, по-видимому, осенью, причем Вадим и София венчались в Одессе, и следует считать, в присутствии и при участии Александра Александровича, тогда еще студента медицинского факультета в Южной Пальмире. Хотя это и предположение и близкие отношения кузенов являются бесспорными. Позже Александр Александрович рассказывал отцу о письме от Вадима, скорее всего, из Полтавы, где «счастливец на четырех страницах увлеченно рассказывает о том, что забрал, мол, он у «чертовой ведьмы» (тещи) всю Сонькину душу — обстоятельство, которое наполняет его собственную непонятным блаженством». «Вадя просто не по-мужски любит ее, как самая родная мать», — писала Александру Богомольцу-младшему мать Вадима, Юлия Исааковна Мироненко-Богомолец. Вскоре в молодой семье родилась единственная дочка Нина. Есть основания сказать, что София Георгиевна была для Вадима Михайловича залогом поддержки во всех его сложных идейных решениях и вынужденных скитаниях.

Следует сказать, что и Ольга Георгиевна Тихоцкая, жена будущего президента АН Украины, всю жизнь нерушимо поддерживала Александра Александровича во всех его научных восхождениях и трудностях, разделяя его взгляды, отношения к науке и ученикам, его демократическую сущность, что помогало, в условиях кремлевского террора в стране, с упрямством и бесшабашностью спасать, почти на пороге пыток и преследований, немало невинных, в частности известного украинского демографа Михаила Птуху, основоположника украинской экономической географии Константина Воблого, математика Николая Крылова, физика Александра Лейпунского, в следующем лауреата Ленинской премии, который создал первый в СССР ядерный реактор на быстрых нейтронах. Уже после войны Александру Александровичу удалось добиться освобождения из тюрьмы литературоведа Владимира Лазурского, мужчины его двоюродной сестры Наталии Михайловны Богомолец-Лазурской, кстати, родного брата выдающегося психолога Александра Лазурского.

УКРАИНСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. ВЫБОР

Но почему Вадим Богомолец, при достаточно высокой должности русский военный, не остался на флоте с теми, кто пристав к сторонникам Врангеля, с сохранением Крыма как последнего обломка старой империи, а сделал совсем другой выбор, причем для младшего двоюродного брата это было, как говорят, не до шуток? Ведь Александр Александрович, исходя из своего статуса и, понятно, постоянного «глаза» со стороны ведомства на Лубянке и на улице Короленко, конечно, вынужденный был избегать даже переписки с Вадимом. Этим мостиком является сестра Вадима Наталья Богомолец. Она была младше его всего на два года, и случилось так, что благодаря ее общительности, обворожительности, артистизму, да и удивительной красоте — она была утехой не только для Вадима, но и для семьи Александра Александровича.

Небосвод актрисы привлекал Наталью Богомолец-Лазурскую почти с детства. Ведь Михаил Михайлович Богомолец издавна дружил с Марией Константиновной Заньковецкой, и эта приязнь и эмпатия передались  дочке. Богомолец-Лазурская и Заньковецкая свыше десяти лет играли на одной сцене в театре Николая Садовского. Воспитала двух красивых сыновей. Политически была достаточно нейтральной. Однако советский уклад и тоталитарную власть, по свидетельству родных, ни она, ни ее муж не уважали. По-видимому, только к ней каким-то личными окольными путями доходили сведения о последующих, после поражения украинской революции, тяжелые обстоятельства жизни брата.

Свой незаурядный опыт морского юриста Вадим Богомолец без каких-либо колебаний решает использовать ради Украины в бурные времена рождения государственности. Хотя как правительственный чиновник прежней царской России, согласно другой логике, мог очутиться в противоположных рядах. В 1917 году входит в украинское черноморское общество Севастополя. Начинает просветительскую и организаторскую работу в составе Черноморского украинского военного комитета. Берется преподавать солдатам и матросам украинизированных военных частей историю Украины. Сохранилось его письмо от 12 мая 1917 года председателю одесского горсовета Сергею Шелухину: «Очень прошу Вас, нельзя ли добыть в Одессе «Историю Украины» Аркаса, потому что у нас нет, а она мне очень нужна для лекций. Читаю как могу у нас историю Украины. Очень нам интересно было бы знать точно рисунки флагов запорожских...».

ОСНОВЫ ВОЕННО-МОРСКОЙ ПОЛИТИКИ ПРАВИТЕЛЬСТВА ГЕТМАНА СКОРОПАДСКОГО

Вадим Богомолец, будучи военным законодателем, вскоре входит в состав Украинского генерального военного комитета, из которого потом сформируется первое украинское оборонное ведомство. Сотрудничает с основателями собственного военно-морского флота Савченко-Бильским и Михаилом Билинским, как ведущий юрист учреждает законодательный прототип Украинского военно-морского министерства в формате Генерального секретарства морских дел. Именно Вадим Богомолец и разрабатывает «Временный закон о флоте Украинской народной республики», а также предлагает его флаг.

Настоящий законотворческий акт, утвержденный Центральной Радой, объявлял весь военный и торговый флот на Черном море «флотом УНР». Хотя важный исторический документ имел кое-что декларативный характер, значение его большое, потому что состоялась легитимизация появления украинского флота. Данный закон потом определил основы военно-морской политики правительства гетмана Павла Скоропадского. Послужил данный закон Украине и намного позже. Ведь в начале 1990-х годов, опираясь на него как на исторический прецедент, Киев затребовал и получил часть общего Черноморского флота, когда перестал существовать СССР. Поэтому именно поэтому Россия не стала единственным правопреемником этого флота.

ДИРЕКТОРИЯ. «ПОЧЕТНАЯ ССЫЛКА»

При гетманате Вадим Богомолец занимал должность Главного военно-морского прокурора, а также возглавлял военно-морское управление в морском министерстве. Получил из рук гетмана звания генеральского хорунжего. Если бы гетманат не был разрушен, судьба Вадима Михайловича сложилась бы иначе. Но при Директории, возглавляемой Симоном Петлюрой, это звание в известной степени уже раздражало новые верхи, и генерал-хорунжий Богомолец был направлен в «почетную ссылку» — военно-морским атташе в Румынию. В 1922 году, после поражения УНР в новых политических поединках, Вадим Богомолец эмигрировал в Турцию, поэтому булгаковский «Бег» немного и о нем, хотя понятно, в фактической антитезе белогвардейскому генералу Чарноти. Присоединился, возможно, в Стамбуле, к организации «Комитета спасения Украины». Впоследствии, после смерти его главы инженера-полковника Александра Авдиясевича, возглавил его. Комитет выпустил шесть номеров журнала «Вольна Україна» французским языком.

По-видимому, ДПУ заинтересовалось работой «Комитета спасения Украины» и Вадим переехал во Францию. Умер 19 апреля 1936 года. Похоронен на кладбище Визен-Шаетт-сюр-Луан под                Парижем. Ему было пятьдесят восемь.

И в завершение, кое-что в виде гипотезы. Александр Александрович Богомолец во второй раз посетил Францию с научной миссией как гематолог в 1937 году. Он, бесспорно, уже знал о преждевременной кончине двоюродного брата и вторая. Удалось ли отдать ему последний долг? Можно допустить, что такое путешествие состоялось. Хотя за Александром Александровичем при всех его, так сказать, официальных регалиях, неофициально следили определенные службы из НКВД и здесь.

И еще один, возможно, неповторимый сюжет. В своем исследовании Ольга Вадимовна Богомолец вспоминаете и георгиевского кавалера, генерала Николая Федоровича Богомольца (1871—1951), который воевал на стороне сопротивления Советской России, то есть среди белых, командующим бронепоезда в Дальневосточной армии Семенова, а до этого — в армии Колчака. В дальнейшем после многих приключений эмигрировал в США, где принимал участие в белоэмигрантском движении. Вот такая поляризация рода.

Юрий ВИЛЕНСКИЙ
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ