...когда две нации борются, то белые перчатки нужно сбросить.
Юрий Горлис-Горский, украинский военный и общественный деятель, писатель, старшина Армии УНР

Восемь отважных сердец

«День» посетил многодетную семью из Горловки, которая из-за войны была вынуждена покинуть дом
20 марта, 2015 - 14:44
Восемь отважных сердец
ЗДЕСЬ ЛЮБЯТ. В ПЕРВОМ РЯДУ СЛЕВА НАПРАВО — АНЯ, ИЛЮША И ОЛЯ. ВО ВТОРОМ — МАРИНА, БОГДАН, ОКСАНА, МИРОН И СВЕТЛАНА КОВАЛЕНКО

Общежитие на улице Чайковского в Артемовске Донецкой области зимой приняло много переселенцев. Мы зашли туда, чтобы узнать, как обустраиваются люди из Дебальцево, Авдеевки и других «горячих точек» востока. Большинство переселенцев плохо шли на контакт. Местные жители в это время выглядывали из комнат и улыбались. Так мы добрались до третьего этажа. В общей кухне две женщины обсуждали очереди в банкоматы. Наконец, одна из них, Светлана Коваленко из Горловки через ободранные коридоры провела в свои комнаты.

Мирон и Светлана, Аня, Марина, Оксана, Богдан, Оля и маленький Илюша живут в двух небольших комнатах общежития. Приехали из Горловки в конце ноября. Одна комната — «спальня», где проживают старшие дети. Другая — «гостиная», где спят родители, Оля и Илюша, все пьют чай и смотрят телевизор. Светлана Коваленко сразу зовет к столу. В глубокой тарелке несколько видов печенья, рядом — пирог, заваривается чай. Здесь любят гостей. Оксана, которая учится в девятом классе, жалеет, что мы не предупредили о визите — тогда бы нас угостили блинами.

АНЯ И БОГДАН КОВАЛЕНКО РАССМАТРИВАЮТ РИСУНКИ ДЛЯ ВОЕННЫХ. ИНОГДА БОЙЦЫ ПРИНОСЯТ В ОБЩЕЖИТИЕ ГОСТИНЦЫ ДЛЯ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ

Из кровати вытаращилась кошка Буся. «Она, как человек. Привезли ее из Горловки. Нельзя оставлять животных. Многие люди выехали и бросили привязанных собак. Даже не спустили! Еще бездомные животные бегают стаями», — рассказывает Светлана Коваленко.

Эта семья не бросает беззащитных. Шестилетний Илюша — не родной сын Светланы. Год назад его мать уехала на заработки в Москву. Говорила, что заберет мальчика, но до сих пор не выполнила обещания. Сначала посылала какие-то деньги, потом и это перестала делать. Иногда Светлана общается с женщиной по телефону.

У Илюши проблемы со здоровьем, поэтому он требует много внимания. Иногда рассуждает, как взрослый, иногда дурачится — теряешься, как с ним вести себя. Илюша обещает: «Когда выросту, буду дегустатором и стоматологом. Дегустатор пробует конфеты. Но от этого зубы болят. Поэтому буду лечиться у стоматолога».

ВЧЕРА

Отец семейства Мирон Владимирович родом из Львовщины. Служил в ракетных войсках, потом приехал в Горловку, работал горняком. В целом на шахте работал 30 лет, теперь на пенсии. Боевики «ДНР» затопили шахту, где он работал. «Напротив нашего дома стояли «Грады» «ДНР», — вспоминает Мирон Владимирович. — В городе подорвали несколько мостов. Снаряды попали в магазин, в остановку, в церковь, которую построили два месяца назад. Церковь дотла сгорела».

ИЛЮША — МАЛЕНЬКИЙ ФОНТАН ЭНЕРГИИ. МАЛЬЧИК МНОГО ПОЗИРОВАЛ ПЕРЕД КАМЕРОЙ, А ПОТОМ САМ ПОПЫТАЛСЯ СФОТОГРАФИРОВАТЬ ИГРУШКИ

Летом семья выехала в Дрогобыч, там живет друг детства Мирона Коваленко. Жили в частном доме с июля по октябрь. Дети успели проходить в местную школу. Когда ехали в Горловку, на вокзале Оксану и Богдана провожали новые одноклассники. В Артемовске о Дрогобыче напоминает стул зеленого цвета, приобретенный на Львовщине.

«Осенью люди стали возвращаться в Горловку. Не стреляли где-то месяц. Потом снова начали. В ста метрах от нас в дом попал снаряд. В здании поблизости все окна вылетали, погиб мужчина», — говорит Мирон Коваленко. В конце ноября семья приехала в Артемовск. Этот город выбрали, потому что он рядом с Горловкой.

Заселиться в общежитие помогла... Партия регионов. «Раз в жизни выручила, — смеется Светлана Коваленко. — Когда приехали в Артемовск, некуда было идти. Социальная служба ничем не помогла. Иду по улице с детьми и чемоданом, рыдаю, мороз, и вижу штаб Партии регионов. Зашла туда погреть детей. Рассказала о своей проблеме. Там позвонили куда-то и поселили нас в это общежитие. Здесь ремонт был, наверное, времен Олимпиады-1980. Потом немного все отмыли».

Семья живет на пенсию Мирона Владимировича. Бытовые условия сложные. Купаются раз в неделю: нагревают воду в большой кастрюле и устраивают «банный день». За средства ООН на этаже поставили три стиральных машины. Но, по словам Светланы, едва выбьешь очередь, чтобы постирать. Светлана мечтательно говорит: «Люблю утра. Отправляю Олю в школу, Оксана с Богданом идут на занятия. Илюша еще спит, а я пью кофе».

СЕГОДНЯ

Оля показывает своих кукол и браслеты, которые подарили военные. Девочка учится в четвертом классе. Говорит и на русском, и на украинском языке, а пишет только на украинском — этим в семье немного гордятся. «Оля сначала плакала из-за обстрелов. И на улице, когда начинали стрелять, у нее отказывали ноги, не могла идти. Потом как-то привыкла», — вспоминает Светлана.

«В Горловке сидели в подвале. Бахало сильно. В подвале были и новорожденные, и беременные. Живут там, как в бункере», — рассказывает старшая дочь, 23-летняя Аня. «Бывает, сидишь в комнате, а рядом стреляют, и дома все светится оранжевым», — добавляет Оксана. Весной ей исполнилось 16 лет. Мать волнуется, как девушка получит паспорт. Будущее крайне туманно. Оксана рассуждает: «Кем только не хотела быть: и журналистом, и фотографом. В детстве вообще мечтала быть пожарником. Но как выбрать профессию, когда не знаешь, что будет завтра?»

В Горловке большая семья долго проживала в однокомнатной квартире. Семь лет назад выбили четырехкомнатные апартаменты, обжились там. «Теперь должна все бросить и бегать с детьми по Украине», — разводит руками Светлана Коваленко. Переселенке хочется проверить, что с квартирой, но ехать в Горловку страшно. Главный оптимист, Илья, выкрикивает: «Слава Україні! Ми — українці!». «Теперь ему точно в Россию нельзя», — смеется Светлана.

ЗАВТРА

По наблюдениям Светланы, другие переселенцы из общежития в основном поддерживают «ДНР». Говорит женщина: «Здесь даже местные ждут «ДНР». Могут взять мои ключи и поехать на территорию, свободную от Украины. Там литр масла стоит 30 гривен, хлеб — десять гривен, но никто никому не платит деньги». Переселенка была в Горловке в конце января, ездила за теплой одеждой.

Семья внимательно следит за новостями. Дома по телевидению ныне только российская пропаганда, поэтому в Артемовске люди обрадовались украинским каналам. Вообще, в семье Коваленко много внимания уделяют информационному меню. Всегда покупают свежие газеты, хотя семейный бюджет скромный.

«Благодаря этой войне мы увидели Украину. В Дрогобыч съездили, а на обратном пути еще и в Киеве погуляли», — замечает Светлана. С декабря в столице живет старшая дочь Светланы, Ирина. Девушка работает в стоматологической клинике. С первой зарплаты выслала подарки родным. Когда мы в гостях у Коваленко, школьник Богдан хочет проверить на почте, дошли ли они.

Семья мечтает о доме на западе Украины. «Устала так жить. Все в одной комнате, не помыться, — признается Светлана. — Славянск освободили. А почему Горловку не освободили? Там три банды, все не могут разделить город и постоянно колотят друг друга».

Мы со Светланой и Олей выходим на улицу. Через дорогу — воинская часть. Едут на ротацию военные из 128-й бригады, которые недавно вернулись из Дебальцево. Ребята отправляются на Закарпатье, на желанный семье Коваленко запад. Мы машем ребятам на прощание, они улыбаются из окон. Убеждена, что в краях, куда они едут, есть домик и для дружной семьи переселенцев. Поможете найти?

Для тех, кто хочет поддержать семью Коваленко

Гривневая карточка «Приватбанк» 4149497826741557

КОВАЛЕНКО Светлана Юрьевна

Мария ПРОКОПЕНКО, фото Николая ТИМЧЕНКО, «День», Киев — Артемовск — Киев
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ