Человечество должно избавиться от войны, иначе война избавится от человечества.
Джон Кеннеди, 35-ый президент США

Война как ремесло

13 мая, 1996 - 19:35

Комментарий к публикации: «Цена Победы», (№80, среда, 7 мая 2008)

Мы никогда не осмыслим прошедшей войны, если будем рассматривать ее с идеологических позиций. В соответствии с различными идеологиями те же люди одними будут считаться «оккупантами», а другими — «освободителями». Потому что как «оккупанты», так же и «освободители» грабили местное население и насиловали женщин. И были женщины, которые добровольно отдавались «оккупантам» и не давались «освободителям». Поэтому если какому-то «освободителю» не нравится, что его кто-то называет «оккупантом», то нужно не возмущаться, а постараться понять, почему это так. Мы никогда не осмыслим прошедшей войны, если будем измерять ее моральными мерками, мысля по-ленински — есть войны «справедливые» и есть войны «несправедливые». Справедливость слишком сложная и субъективная категория, чтобы ею можно было измерять степень человеческих страданий и несчастий, которые несет с собой такое противоречивое явление, как война. Мы никогда не осмыслим прошедшей войны, если будем спрашивать себя, за что воевали те или другие солдаты. Не будем врать себе — солдаты по большей части воюют не потому, что хотят кого-то освободить или поработить, а потому, что просто не могут этого не делать. Одни считают это своим призванием, а других призвали в армию, не спрашивая согласия. Но и те, и другие вынуждены в первую очередь выполнять приказы командования и уже во вторую очередь думать о том, являются ли их действия справедливыми, правильными, целесообразными или нет. На этом держатся все армии. Мы никогда не осмыслим прошедшей войны, если будем забывать, что ведение войны является искусством, искусством побеждать не любой ценой, а минимальной. Слова из патриотической песни: «Мы за ценой не постоим» — это позор для военачальников. Война должна вестись мудро, профессионально, сберегательно. Соответственно нужно и оценивать солдат потому, насколько они овладели военным мастерством, а не по тому, что они проявили «безумие храбрых» и отдали свою жизнь за какую-то идею, тем более лицемерную. При таком подходе бывшие противники поскорее подадут друг другу руки, нежели будут продолжать спорить, на чьей стороне была справедливость и кто на самом деле боролся за независимость нашего государства. Потому что и во времена войны после каждого приказа Сталина стояло: «Слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Семьи». Поэтому независимость также можно понимать по-разному. В принципе, каждый солдат является обычной пешкой в большой игре политиков и в руках высшего командования. Осознавать это самому солдату неприятно, поэтому при тоталитарных режимах пропагандистская машина втемяшивает солдату в голову его «великую миссию». В Западной Европе иначе, там война издавна трактуется как своего рода опасный спорт, которым должны заниматься мужественные и сильные люди. Неспроста британский генерал Веллингтон после победы над Наполеоном сказал: «Война была выиграна на спортивных площадках Итона». А в спорте после поединка соперники пожмут друг другу руки, таков кодекс спортивной чести. Вот и в июне 1964 года в двадцатилетие «дня Д» на побережье Нормандии встретились ветераны немецкой и союзных армий, чтобы вместе помянуть павших в жестоких боях при высадке десанта союзников. Пожав друг другу ру ки, дали слово чести бороться за то, чтобы больше никогда не повторился ужас той войны, а соперничество между народами велось только на спортивных площадках. Они не смотрели друг на друга как враги, а как солдаты, обязанные только честно выполнять и выполнявшие свой военный долг, и за это они уважали друг друга. Вообще, это естественно — уважать людей, делающих свое дело мастерски. И нередко на западном фронте сбитый летчик хотел пожать руку асу, сбившему его. Это на западном, а советские летчики в таких случаях отказывались подать руку сбитому ими немцу. Славянская военная традиция отличается от западноевропейской, где обычаи ведения войны берут начало в рыцарских турнирах, проводимых по определенным правилам. Поэтому и война имеет свои неписаные законы. По этим законам воин должен открыто носить оружие, а подняв руки вверх, он честно дает знать неприятелю, что больше не будет вести боевые действия, он также не будет стрелять в спину неприятелю, притворившись убитым. Украина хочет идти в Европу, а украинская армия только строится, поэтому она должна постигать и европейские обычаи, войны и военное мастерство, изучая военные операций в войнах независимо от того, какая идеология была накинута той или другой армии. Как немецкие, так и советские генералы могут быть для украинских хорошими учителями. А учителей нужно уважать со всеми их недостатками. И военную профессию также следует уважать как особенно опасную профессию воспитанных и мужественных людей. Когда наши ветераны это поймут, тогда не нужно будет Президенту прикладывать сверхусилия для их примирения. И он также будет знать, что уважать Героя Советского Союза нужно за его военное мастерство, а не за то, что он принес «свободу» в Западную Украину или куда-то еще, как тот сам считает. Впрочем, это нужно знать не одному лишь Президенту.

Валентин СТЕЦЮК
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ