Я видела, тогда, кто клонился ниже всего, того топтали люди и лошади.
Леся Украинка, украинская писательница, переводчица, фольклористка, культурная деятельница

Забота как... пытки

Эксперты — о том, что происходит в местах несвободы
13 ноября, 2015 - 14:57

В Украине три года действует национальный превентивный механизм, направленный против пыток. НПМ — это система мониторинговых визитов в места несвободы, то есть заведения, которые лицо не может покинуть по собственному желанию. Это — детские дома, тюрьмы, интернаты для пожилых людей и тому подобное. Сегодня в Украине больше шести тысяч мест несвободы, за которые отвечают 11 министерств и ведомств. За три года мониторы НПМ сделали 762 визита во все типы мест несвободы. Мониторы работают по системе «Уполномоченный по правам человека+». Визиты в места несвободы делают представители Офиса Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека и общественности. Детальные отчеты после этих посещений можно прочитать на сайте уполномоченного. А «День» из первых уст узнал об основных проблемах, с которыми сталкиваются мониторы национального превентивного механизма в местах несвободы.

ПСИХИАТРИЧЕСКАЯ ПРОПАСТЬ

«Ежедневно рядом с нами происходят вещи, характерные для Средневековья: жестокие пытки и издевательства, — говорит представитель Уполномоченного по вопросам реализации национального превентивного механизма Юрий Белоусов. — Огромная проблема по всей стране — обеспечение прав душевнобольных людей. Ныне подготовлен законопроект о внесении изменений, в частности, в закон о психиатрической помощи. Он предусматривает, что люди, которые находятся в заведениях лишения свободы и нуждаются в психиатрической помощи, должны получать ее в учреждениях Министерства здравоохранения. В пенитенциарной системе есть единственная психиатрическая больница, которая поражает своими «стандартами». До недавнего времени больница давала свои группы инвалидности. Диагнозы были такие: «может быть привлечен к работе» или «не может быть привлечен к работе». Я видел пациента, который не мог разговаривать, не понимал, что происходит вокруг, но у него был диагноз: «может работать, но в дневное время». Это врачи поставили!».

В Украине есть психиатрические больницы с хорошими условиями, где персонал заботится о пациентах, но многие заведения — вызов для мониторов. В Левоньковской психиатрической больнице Черниговской области люди спали на улице, на деревянных поддонах, а туалет был среди двора и без дверей. Представители Офиса Уполномоченного добились, чтобы прокуратура открыла уголовное производство  в отношении персонала этого заведения. Есть проблемы и с психоневрологическими интернатами, которые подчиняются Министерству социальной политики. Этим учреждениям почти не выделяют деньги на лечение. Иногда детей в таких интернатах привязывают к кроватям и коляскам.

В сущности, единственный способ помочь людям, о которых так беспощадно «заботятся», — общественная огласка. Недавно подняли скандал из-за ситуации в Городнянском психоневрологическом интернате Черниговской области. Многие пациенты учреждения недоедали, лежали на мокрых пеленках, а пол был пропитан мочой. При этом памперсы в заведении были, но лежали на складе запакованные. «Из-за этой ситуации открыли уголовное производство, делом занялась и прокуратура, — рассказывает Юрий Белоусов. — Но почему-то правоохранительные органы не видели этих нарушений раньше. Надеемся, прокуратура и милиция доведут открытые производства до конца. Часто в Украине не срабатывает эффективный механизм расследования случаев пыток, и Уполномоченному придется несколько раз обращаться к правоохранителям в плане открытия уголовного производства и привлечения к ответственности».

«ЛЮДИ ОТКАЗЫВАЮТСЯ ОТ ЭВАКУАЦИИ»

Новая проблема — ситуация с местами несвободы на Донбассе, на территориях, неподконтрольных Украине и на передовой. «Офис Уполномоченного не имеет доступа к неподконтрольным территориям. Об условиях в тех местах преимущественно узнаем от международных организаций — ООН, ОБСЕ, — комментирует Юрий Белоусов. — Уполномоченный инициировала процесс вывоза осужденных из неподконтрольных территорий. Все происходило при посредничестве ООН. Переговоры с «ДНР» и «ЛНР» продолжались полгода. Удалось вывезти две группы лиц — в целом несколько десятков людей. Переговоры продолжаются. При этом Министерство юстиции не вывезло ни одного осужденного из неподконтрольных территорий на Донбассе. Теперь там около 13 тысяч человек. Они в ужасных условиях. Некоторые колонии разбомблены, люди без пищи. Сколько погибло — мы не знаем».

Несколько месяцев назад мониторы НПМ акцентировали, что необходимо эвакуировать людей из городов, подконтрольных Украине, и около зоны боевых действий. Но ситуация изменилась. «Об эвакуации мы говорили до того, как сами попали в такие заведения, в частности, в места лишения свободы, — рассказывает Уполномоченный Верховной Рады Украины по правам человека Валерия Лутковская. — Мы руководствуемся принципом: человек отбывает наказание рядом с местом проживания родственников. И люди отказываются переезжать, потому что хотят быть рядом с близкими. Действовать вопреки интересам человека неправильно. Поэтому мы попросили пенитенциарную службу, по крайней мере, не пополнять эти заведения. Также мы проверили наличие планов эвакуации, договоренности с Национальной гвардией, которая конвоирует осужденных, понятно ли, куда будут переезжать люди в случае обострения ситуации и тому подобное».

Мониторы национального превентивного механизма посетили практически все места несвободы разного типа на востоке — от Станицы Луганской до Мариуполя. Просили руководителей этих заведений: если человек все-таки хочет эвакуироваться, нужно помочь ему сделать это. Но большинство людей — на удивление мониторов — отказывались от переезда. Юрий Белоусов вспоминает: «Гериатрический дом в Дзержинске Донецкой области — самое высокое здание в городе, оно легко простреливается. Там проживает около ста стариков. В заведении прекрасное обеспечение. Интернат подчиняется городскому совету Дзержинска — государство не может вывезти оттуда людей. Да и люди сами не хотят — говорят, что у них все хорошо. Мы попросили перенести с третьего этажа на первый лежащих людей — так минимизировали риски».

К ТЕМЕ

Кроме упомянутых, в местах несвободы много других проблем. Нет обезболивающих в заведениях, где оказывают паллиативную помощь. Поэтому смертельно больные люди «обезболиваются», зажимая в зубах деревянные палки. А в кабинетах работников райотделов милиции находят странные предметы: противогазы, заткнутые деревянным чопиком, и куски железной решетки. Чем не приборы для выбивания свидетельств?

Мониторы НПМ никогда не сообщают заранее, куда и когда поедут. Как правило, работают по плану и не раскрывают систему осуществления визитов. Но также реагируют на внезапные острые ситуации. «Бывает, обвиняют, что приезжаем с проверками «на заказ». Были и попытки давления, — улыбается Юрий Белоусов. — Когда на проблему обращают внимание СМИ, для людей в местах несвободы наступают определенные улучшения — это касается материального обеспечения, лечения. Иначе достучаться до чиновников бывают трудно. Теперь мы проводим и тренинги для психиатров, представителей прокуратуры, органов внутренних дел, пенитенциарной системы. Что не нужно делать, они знают. Теперь они должны понять, что нужно».

Мария ПРОКОПЕНКО, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ