Надо любой ценой обходить ... широкие, распахнутые двери, а искать истинно большие ворота, над которыми веют неподдельные, неперелицьование флаги нашего духа
Елена Телига, украинская поэтесса, публицист, литературный критик, деятель ОУН

Зачем музею квадрокоптер?

Как в Славянске и Лисичанске реализуют проект, который меняет краеведческие учреждения и заодно — общественность
24 февраля, 2017 - 11:21

У меня словосочетание «краеведческий музей» раньше не вызывало позитивных эмоций — всегда считала, что история моего региона, а сама я из Славянска, заслуживает и требует более интересной подачи и большей активности в продвижении. Но — переменам к лучшему быть.

Публику Донетчины области и Луганщины по-новому знакомят с краеведческими музеями, превращая их в активное публичное пространство. Осенью в Славянске и Лисичанске начался проект «Музей открыт на ремонт», в рамках которого организаторы провели ряд образовательных событий, презентовали керамическое производство в Славянске как социальный феномен, обеспечили музеи новой современной техникой, сняли PR-ролики, провели занятия для музейных работников, а главное — дали понимание настоящей истории края.

О деталях того, что происходит в музеях, «День» расспросил Леонида МАРУЩАКА, куратора художественного направления общественной организации «Украинский кризисный медиацентр», руководителя проекта «Музей открыт на ремонт».

«МУЗЕЙ ЯВЛЯЕТСЯ МЕНТАЛЬНО ФОРМИРУЮЩИМ УЧРЕЖДЕНИЕМ»

— Как возникла идея ревитализации музеев на Донбассе? Почему считаете это необходимым именно в настоящий момент?

— Мы начали работать с музеями два года тому назад, а сам проект «Музей открыт на ремонт» стали реализовывать в ноябре прошлого года. Перед этим проводили большое исследование, во время которого обратили внимание на то, что музей, не только на востоке, а в любом уголке, остается ментально формирующим учреждением в городе, регионе, стране в целом. Но за 25 лет независимости они практически никак не изменились.

Музеи создавались преимущественно в 1970 — 1980-х годах, и одна из самых главных их функций была идеологической, это был рупор отстаивания и прославления коммунизма. Решили, что с этим нужно бороться в формате поиска новых методик. Наш проект «Музей открыт на ремонт» является экспериментальным, поскольку мы совместно с музейщиками Востока, а также всей Украины и иностранными, ищем понимание того, что с этим наследием коммунистических времен делать дальше. Ведь краеведческие учреждения выполняют очень важную функцию в городах. А на Востоке — это также возможность оживить жизнь в гуманитарной сфере города, даже метод работы с территориями по ту линию разграничения. Ведь, например, переселенцам будет интересно зайти в новые гуманитарные учреждения. Они должны были бы появляться, как грибы после дождя, учитывая нашу ситуацию.

Для начала мы выбрали два города — Славянск и Лисичанск. Славянск — потому что там началась война на Востоке и хроника сопротивления. А Лисичанск — город, который почти всегда был обделен вниманием. При этом фактически зарождение Донбасса такого, как мы знаем, индустриального, происходило еще в конце ХІХ века там, где в настоящий момент находится Лисичанск. Впервые именно там начали добычу угля, там построены первые европейские заводы.

«ОТКРЫТЬ ГЛАЗА НА ИСТОРИЮ ДОНБАССА И ЕГО СОВРЕМЕННОСТЬ»

— Какую основную мысль вы хотите донести этим проектом? Развенчивает ли он стереотипы в отношении к востоку?

— Я удивляюсь, почему в Украине, где идет война, есть гуманитарный вакуум, забывают о таких институтах, как музеи. Действительно, можно было бы сказать, что это несвоевременно. Всегда так говорят, говорили и будут говорить. Но учитывая то, что эти учреждения продолжают риторику, которая им была заложена еще в 1970—1980-х годах, игнорировать это не нужно.

Проект интересен тем, что имеет целью не только изменить музей, но и популяризировать то, что долго замалчивалось или на чем не акцентировалось внимание. Тех вещей, которые открыли бы глаза на настоящую историю Донбасса, на его современность. Даже сами удивляемся.

В прошлом году провели проект «Международные инвестиции в Украину с конца ХІХ ст. — начала ХХ в..», основанный на исследованиях Днепропетровского исторического музея имени Дмитрия Яворницкого. В действительности Донбасс индустриализовал не Советский Союз — это заслуга европейских инвестиций, которые сюда шли с конца ХІХ века до того, как произошла Октябрьская революция. Об этом немногие говорят. И как мы часто слышали на Востоке, «знать» и «осознавать» — это разные вещи. А такие города, например, как Константиновка, фактически заложили бельгийцы, европейцы. Они сделали инфраструктуру, которая в городе действует до сих пор.

Славянск исторически был славным купеческим городом. И там недавно мы делали презентацию социального проекта Ольги Герасимюк «Школы Лохвицкого земства». Речь идет о том, что школы в Полтавской области строились в начале ХХ века в стиле украинского архитектурного модерна. И этих домов по всей Украине осталось не так много, самый известный из них — Полтавский областной краеведческий музей. А в Славянске есть такой дом. Это дом общественного собрания 1912 года, построенный известным харьковским архитектором Евгением Сердюком в стиле украинского модерна. Если в Славянске строили такие дома, о какой «русской земле» вообще можно говорить?

И таких страниц истории мы обнаруживаем много. Например, когда готовили выставку «Славкерампродукт» в Славянском краеведческом музее, нашли витраж, который больше 20 лет был закрыт от общего доступа, и договорились, чтобы его реставрировать и открыть. А затем, благодаря этому процессу, обнаружили, что в Дружковском музее сохраняется витраж Афанасия Заливахи. Это известный «шестидесятник», работал с Аллой Горской, был другом Василя Стуса, Олексы Тихого. Все его монументальные работы уничтожали в советский период. Более того, он вступил в брак с племянницей Бандеры, что тоже сыграло не в его пользу. Самый известный витраж, который он делал с Аллой Горской для красного корпуса университета Шевченко, запретили и уничтожили, не дождавшись официального открытия. А здесь — его работа в фондах, которую чудом сохранили. Оказалось, что это прекрасный витраж, который состоит из трех частей, мы его составили. Очень рады, что наш проект не остановился на двух музеях, а стимулирует и другие.

Мы создали «Музейную лабораторию», при поддержке UCBI закупили новое современное оборудование, с которым посещаем не только музеи, но и школы, детские садики.

«ХОТИМ ВЫДЕЛИТЬ ПРОСТРАНСТВО МОЛОДЕЖИ»

— В рамках проекта проходят разные кинопоказы, мастер-классы, образовательные мероприятия, фотоконкурсы. Видите ли вы заинтересованность со стороны людей?

— Увеличение посетителей в музее — это самое простое, что можно было сделать в этом проекте. Наша цель — стимулировать научно просветительскую деятельность, чтобы в музее создавались новые проекты, инициативы, чтобы музей наполнялся жизнью. Не нужно забывать, что в маленьких городах у них катастрофическая инертность. И мы видим качественные изменения. Уже имеем явление, что музеям что-то дарят, и не просто открытки, книги, а, например, Славянскому краеведческому музею передали скифский меч, которому 2,5 тысяч лет. Также в музей обращаются по определенным вопросам изменений в городе — например, возобновление и реорганизация памятников архитектуры. Но главное, что оживляется интерес к музею как институту, который должен заниматься поиском собственной идентичности города и региона.

— В интернете приобрело популярность видео, снятое с помощью дрона, который летал вокруг памятника Артему скульптора Кавалеридзе. Что дает использование таких новых инструментов?

— Да, дрон — это звезда нашего проекта. Нас часто спрашивают, зачем музею квадрокоптер. По этому вопросу видно, что человек сомневается в современном потенциале музея. Как показала практика, он очень необходим. Для историка каждое поднятие в небо квадракоптера, фото— и видео— фиксация той или иной территории — это документация состояния. Пройдет время, и к этому видео вернутся как к историческому факту, документу. Такие поднятия, как возле памятника Артему, набирают много просмотров, но также это возможность обнаружить и зафиксировать повреждение работы гениального скульптура Ивана Кавалеридзе. Квадрокоптер очень помогает нам в информационном поле, привлекает внимание новых аудиторий — увеличилась в разы детская, подростковая. Дети самостоятельно выходят на нас, просят, чтобы мы приехали в их школу, в село.

Также теперь имеем такое устройство, как электронный микроскоп. Представьте себе, когда на большом экране на всю стену дети рассматривают букашек, растения, заглядывают в глаза паукам. Это просто колоссальные вещи, которые позволяют музеям быть местом, где ребенок начнет формироваться.

В дальнейших планах — инициировать открытие в ряде музеев отделов современности. Преимущественно в краеведческих музеях есть такое понятие, собственно, на базе таких отделов хотим выделить пространство молодежи, найти методики активного и познавательного досуга.

«В РЕГИОНАХ НЕ ХВАТАЕТ ГУМАНИТАРНОЙ ПОЛИТИКИ»

— Почему именно такое название проекта — «Музей открыт на ремонт»?

— Слово «ремонт» само по себе говорит об изменениях. Обычно когда происходит традиционный ремонт, все закрывается, потому что уже есть четкое виденье, что должно измениться, для кого и кем. А у нас другой проект. Мы делаем его совместно с музейщиками и общественностью города. Мы хотим «ремонт» в жизни музея, и делаем его совместно со всеми, кому он принадлежит, находимся в состоянии поиска.

— Проект реализуется с ноября по март. Четыре месяца — не малый срок? И что будет после его завершения?

— Проект реализуется в рамках Украинской инициативы укрепления общественного доверия (UCBI) при финансовой поддержке Агентства США по международному развитию (USAID). Это первый этап проекта. Мы возьмем небольшой тайм-аут, чтобы сделать мониторинг, что было сделано и какие получены результаты. Пронаблюдать за музеями, посмотреть на их работу без нашего активного участия, будет ли работать техника, будет ли действовать «Музейная лаборатория», в каких проектах музей будет принимать участие. Когда выучим ситуацию, будем говорить о продолжении.

То, что мы закупили технику для Славянского краеведческого музея, не означает, что ею будет пользоваться только этот музей. Мы собираем представителей других музеев региона, чтобы рассказать обо всем этом и чтобы они тоже могли этим пользоваться.

— Легко ли развить новое культурное направление на Донбассе? Какие особенности нужно было учитывать при разработке проекта?

— Аналогов проекта не было, и потому нам очень сложно — не на кого равняться. Пытаемся делать так, чтобы наш опыт могли перенимать, чтобы он был интересен другим. Нужно создавать такие направления, причем делать это на государственном уровне. Нам очень не хватает гуманитарной политики в Украине, в частности в Донецкой и Луганской областях, а также нужно обращать внимание на Прикарпатье и другое приграничье. Здесь нужно работать на опережение. С музеями нужно провести большую работу по реорганизации и осовремениванию, потому что, повторюсь, они продолжают оставаться ментально формирующими учреждениями.

Анастасия РУДЕНКО, «День». Фото с facebook-страницы «МУЗЕЙ ОТКРЫТ НА РЕМОНТ»
Рубрика: 
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments