Власть опирается на всех, кто живет во лжи.
Вацлав Гавел, чешский политик и общественный деятель, диссидент, критик коммунистического режима, драматург и эссеист, девятый и последний президент Чехословакии и первый президент Чехии

2006-й: черное и белое

28 декабря, 2006 - 00:00

Вот и прожили мы этот год. Сложный, нестабильный, но тем не менее богатый на разного рода события. Условно 2006-й можно разделить на три этапа: первый — предвыборная жара. Второй — затяжная «коалициада». Третий этап — «холодная война» между двумя Викторами, которым, несмотря на все договоренности и универсалы, так и не удалось объединить усилия.

Благо, не единой политикой живет человек. Есть еще семья, дети, общение и в конце концов работа, которую, независимо от политической погоды, нужно выполнять каждый день. Украинский парадокс уходящего года: в то время как наши политики занимались «коалициадой», в отечественной экономике наблюдался заметный рост. Видимо, мы уже не обращаем внимание на бесконечные политические игры с неопределенными правилами и неожиданными результатами. Так и живем: они своей жизнью, а мы — своей.

В субботнем номере мы начали подводить итоги уходящего года, предложив членам Клуба экспертов «Дня», с которыми мы, можно сказать, вместе выпускаем газету, ответить на вопросы предновогодней анкеты:

1. Каковы основные итоги 2006 года? Ваш личный рейтинг: три события со знаком плюс и три — со знаком минус. Как из классики: кто виноват и что делать?

2. Каковы главные события вашего внутреннего мира? (Мысли, кино, книги, поступки etс.)

3. Три вещи, которые придают вам силы и наполняют оптимизмом?

Надеемся, вам будет интересно сравнить собственные ощущения с мнениями наших экспертов.


Когда-то молодое сердце Европы будет биться в Украине»

Оксана ПАХЛЕВСКАЯ:

1. Итоги? Год катастрофы. Но катастрофы необходимой. Это микроскоп, который показал вирус постсоветской чумы во всей его — пусть остаточной, — но все же функциональности. Общество теперь имеет возможность рассмотреть его формы — и решить пути своего спасения. А также посмотреть вокруг и убедиться: там, где граждане этой страны спасли в 2004 м образ Украины, там в 2006-мполитики втоптали его опять в свою естественную среду: грязь. Словом, общество в целом проявило себя лучшим и более зрелым сравнительно со своим политическим классом. Если эта тенденция углубится, появится реальный шанс построить демократическую Украину. Начну с событий со знаком минус. Первое — позорная насмешка над избирателями в виде «универсала», «коалициады» и других кулис этого неуместного политического вертепа. И — как результат — у страны на много лет вперед украдена европейская перспектива. С таким политическим классом Украина как максимум может быть использована для мойки верблюдов на этой оруэлловской евразийской «ферме». Второе событие — убийство Анны Политковской, которое означает окончательную фашизацию России. Это является одним из наиболее постыдных событий современной русской истории. Третье — углубление демографической и экологической угроз в Украине. На фоне этих РЕАЛЬНЫХ проблем политическое руководство, которое провоцирует «борьбу за русский язык» или «борьбу против НАТО», превращает страну в «корабль дураков», слепо летящий на скалы. К тому же в атомный «корабль дураков».

Первое событие со знаком плюс — этот год, наконец, уходит. Второе — начинается, наконец, год следующий. Пусть Свиньи, но все-таки другой. Третье — в севастопольский дельфинарий приплыл дельфинчик-сирота и чужая мама-дельфинка приняла его в свою дельфинью семью. Кто виноват? Виноваты все. Как написала какая-то пани на сайте — по-русски: «Если нами руководят заведующие овощными базами, это значит, что мы овощи». Другое дело, что нельзя иметь претензии к «овощам», — такими они родились и/или такими их вырастила тоталитарная система, — независимо от того, эти ли «овощи» катаются по феодосийским побережьям, героически отбивая «атаку» НАТО, или они восседают во властных креслах. Поэтому виновны в первую очередь те, кто якобы не принадлежит к общественным овощам и имеет достаточный ум, опыт — и мандат общества — для политических решений, которые бы соответствовали заявленной обществу программе. Лозунг «Не зрадь Майдан!» — это большая ответственность. Разыграть ее в абсурдной политической игре значит не знать, что Майдан — это и есть настоящий Судья на следующем этапе украинской истории. А делать-то что? Образование, образование и еще раз образование. Молодежь — против этого абсурда. Мы — свидетели трагикомедии, в которой высмеивается не только Украина, а и Россия. Какой «второй государственный» в этом «общем пространстве бескультурья? Тут общий СПИД, туберкулез, алкоголизм, а также медицина и образование, отставшие на световые годы от Запада. И общие также бритоголовые, кричащие: «Россия — все, остальное — ничто». Все бывшие альянты — в очереди перед европейскими дверьми. Прародина православия — Болгария — даже не озиралась на своих «единоверных братьев», с облегчением ступая на европейский берег. А евразийская Россия тем временем утверждает свою новую-старую идентичность через уничтожение именно европейского наследия своей культуры. И убийца европейской идентичности России — это коллективный «шариков», также прописанный в «общем пространстве» между Украиной и Россией. Это путь гибельный для России и опасный для ее соседей. Значит настоящая стратегическая борьба — это борьба за свободную европейскую молодежь. В Украине молодежь убивали разным способом — на протяжении веков. Интеграция в Европу состоится не при помощи заявлений наших политиков, которые говорят в Брюсселе одно, в Вашинґтоне — другое, а в Москве — третье, а только по пути длительной интеллектуальной интеграции волей, знаниями, интеллектуальной энергией молодежи в цивилизованный мир. Именно так, без излишней политкорректности. Это не Европа не принимает Украину. Это Украина должна решить, по какую сторону границы цивилизованного мира должны жить ее следующие поколения.

2. Ощущение геокультурного перелома. Как будто нерационально — против зашкаливания абсурда в украинской политической жизни. Но — увидев окончательный оскал политической фауны, вдруг поняла: ОНИ никогда не победят. Потому что это советский «секонд-хенд», махающий рукавами по ВР и других малодостойных властных местах. Пахнет цвелью, но это ненадолго. Постсоветская русская, украинская, евразийская, — как ее ни называй, — это по определению неконкурентноноспособная реальность, неспособная на фантазию, на творчество, на инновацию. А в современном мире вопрос стоит жестко: кто не способен на конкуренцию, тот — обречен, таким или иным способом. Утонет хоть и в море петродолларов, но утонет. Поэтому в работе «главным событием внутреннего мира» является ощущение европейской Украины, — еще не консолидированной, противоречивой, фрагментарной. Но это измерение, которое есть. И которое будет — против всего. Книжка — Поль Рикер «Память, история, забвение». Книжка о феноменологии прощения, — прощение, которое возможно только благодаря памяти и благодаря истории. Чтобы простить, нужно забыть, но РЕШИТЬ ЗАБЫТЬ можно только то, что помнишь. Читая эту книжку, с особой остротой ощущаешь оскорбительную малость фигурок этой постсоветской трагикомедии, которые говорят о языке, о культуре, о переписывании истории, о «гармонизации» истории... С ужасом понимаешь безнадежную отсталость мира, в котором беда не в том, что эти фигурки раскрывают рот и машут руками, а беда в том, что это называется «политикой». И еще «перманентное» событие — путешествие. Из-за работы я постоянно в пути. Пересекаешь границы. Родину носишь в себе — поэтической строкой, деревом, растущим около твоего дома, преломленным сквозь дождь лучом солнца. И ощущением, что эта моя европейская Украина — везде дома в этой Европе. Больше, чем у себя на Родине. И отступают концепции, интерпретации. Почему хочешь такой перспективы для твоей страны? Чтобы людям так же свободно дышалось, как тут. Чтобы граница была не полицейским заслоном, а символической линией на карте. Сегодня в Европе говорят: «Молодое сердце Европы бьется в Эстонии». Когда-то молодое сердце Европы будет биться в Украине. Потому что человек рождается с «естественным правом» на свободу. Наши предки сказали это еще в ХVII ст. И словом, и саблей.

3. Буду говорить не о «вещах», а о ПРИСУТСТВИИ. Добавляют мне силы в первую очередь мои родные и круг ближайших друзей. Потом работа. И еще — человеческий смысл того, что делаешь. Если любишь, если веришь, если удается что-то спасти, — хаос упирается, но отступает. А слова «оптимизм» не люблю, слишком советское. И в современном мире, как для меня, даже чуть-чуть оптимизма — это уже безответственность.

Люблю слово — ВОЛЯ. Потому что оно сочетает в себе два понятия — нравственную дисциплину и свободу. Путь к настоящей свободе (и демократии тоже!) лежит через внутреннюю свободу. В частности, и волю к противостоянию.


Рим, 26 декабря 2006 г.


Государство в постоянном поиске: как твой бизнес разрушить, а инвестиции присвоить

Вячеслав ЮТКИН, председатель наблюдательного совета Банка НБР:

1.К сожалению, это был год сплошных разочарований как в политике, так и в экономике. К единственному, на мой взгляд, событию со знаком «плюс» я бы отнес давшееся нелегко парламенту решение о признании геноцидом украинского народа событий 1932—1933 годов в Украине.

Событий со знаком «минус», считаю, было гораздо больше трех, но все-таки.

Первое: резкое падение в мире интереса к событиям в Украине и к стране в целом. Слишком велика оказалась пропасть между ожиданиями и реальностью. Очарование Украиной 2004— 2005 сменилось откровенным разочарованием в 2006.

Второе: полное и безоговорочное поражение команды оранжевых, лидеры которых в борьбе за должности и властные полномочия начисто забыли о своих обещаниях на Майдане.

Третье: расцвет коррупции в Украине. Думаю, 2006 год побил все украинские рекорды по распространению этого явления в нашей жизни. Во многом виноват Президент. Данный ему народом кредит доверия растрачен впустую, основные обещания не выполнены; роль и авторитет Президента в обществе никогда не находились на таких низких отметках. Порою кажется, что он парализован. Момент эйфории по окончании оранжевой революции создал иллюзию гармонии. Изменения в обществе были неизбежными, прогресс — нет.

Что делать? Поскорее освободиться из плена иллюзий и в полной мере воспользоваться изменениями, происшедшими в обществе.

2.Внутренний мир был очень тесно связан с событиями в стране. Никак не удавалось проследить логику действий Президента: он назначал лучших своих соратников на ответственные государственные посты, лично представлял их, а через месяц-два увольнял. А они подавали на него в суд (губернаторы Киевщины, Сумщины и др.).

Тревога за бизнес, за судьбу инвестиций — ежедневные мысли даже на отдыхе. Государство в лице контролирующих и проверяющих органов в постоянном поиске: как твой бизнес разрушить, а инвестиции присвоить. Десятки судебных исков за год и полная профанация роли государства как защитника предпринимательства и гаранта справедливости.

Наконец-то прочитал в этом году замечательную книгу Самюэля Хантингтона «Столкновение цивилизаций». Редкий по полноте и глубине анализа взгляд на наш мир с объяснением событий, до которых не всегда сам доходишь.

Из очень личного и что я, безусловно, отношу к поступкам — второй брак. Для меня это главное событие моего внутреннего мира в уходящем году.

3.1. Любовь родных и близких — непреходящие ценности.

2. Счастье в новом браке.

3. Успехи детей, которые выбрали свой путь в этой жизни и уверенно по нему идут.


Очень медленно, но гражданское общество развивается

Сергей ТРЫМБАЧ, кинокритик:

1. У меня ощущение того, что очень медленно, но все-таки гражданское общество в Украине развивается. Оно еще как таковое не сформировалось, но все меньше людей безразличных и пассивных. Второй позитив — тот, что кинематографическая среда напитывается все большим количеством кинематографических текстов, что образованность рядовых потребителей кинематографической продукции повышается, во всяком случае, условия для этого созданы — рынок насыщен: видео, DVD, игры... Радует, что развиваются интернет-издания, т.е. информированность украинцев повышается на порядок. Собственно, это залог того, что нас труднее обманывать, хотя, возможно, это моя иллюзия. Очевидно, что полностью мы осознаем, что произошло в 2006-м, лет через пять-шесть. Третий позитив, по моему мнению, — украинское телевидение понемногу понимает, что нужно делать программы, которые несут не только разрушительный пафос и дают негативный образ Украины, а программируют какие-то добрые позитивные чувства. В этом, кстати, видится определенная склонность к голливудской эстетике. Например, тот же телепроект «Танцы со звездами». Хотя деструктивное все-таки остается — достаточно часто это еще выглядит так, будто Украина — едва ли самая плохая страна для жизни. Телевидение как наиболее мощный ресурс влияния на массовое сознание должно удерживать баланс реализма и идеализма. Событие минус один — то, что результаты выборов в Верховную Раду как бы утвердили эту расколотость Украины. Ситуация будто бы начинала меняться. Но мы снова оказались в состоянии холодной общественной войны. Второе (это, можно сказать, и не событие 2006 года) — проблемы с переосмысливанием прошлого. Если дебатируем, был ли геноцидом голод в Украине в 1932—1933 гг., это значит, что значительная часть общества, а главным образом политической элиты, так и ничего не осознала... Третье негативное событие для меня как кинематографиста — государственные чиновники продолжают хоронить украинский кинематограф. Бюджетное финансирование не выполнено. Введены новые идиотические условия тендера, который выстраивает стену перед реализацией проектов. Большинство средств не реализовано, хотя вице-премьер по гуманитарным вопросам Дмитрий Табачник утверждает, что кинематографисты не сумели освоить эти деньги. Это обман. На самом деле деньги не поступают по разным причинам. Между прочим, пренебрегали этим вопросом и два «оранжевых» правительства, за исключением Вячеслава Кириленко, который, как я считаю, был единственным гуманитарным вице-премьером за все годы украинской новейшей власти, который проявлял настоящую заинтересованность в том, чтобы украинское кино было. И это касается, к сожалению, не только кино.

2. Я в течение года дорабатывал свою книгу, посвященную жизни и творчеству Александра Довженко. Вообще, Довженко — мой любимый культурный герой, и, думаю, он будет продолжать определять многое в моей духовной жизни. Также работа над несколькими сценариями. К слову, с Довженко связан и мой сценарий «Довженко начинается» (о начале его творческой карьеры в кино), но, к сожалению, так и не началась реализация проекта. Роллан Сергиенко закончил работу над фильмом о Николае Винграновском, где я — сосценарист.

3. Во-первых, прежде всего, общение с моим внуком Никитой. Он — главный герой, можно сказать, моих историй — рассказываю большое количество историй о нем. Во-вторых, я — фанат-трудоголик — люблю свою работу, кино, культуру вообще. Не понимаю, как без этого можно жить, поэтому мне очень жаль людей, которые не нашли себя. В-третьих, любовь к жизни в широком понимании этого слова.

4. Мне иногда вспоминается Богдан Ступка, как он рассказывал в Москве один анекдот, собственно, украинский. И известный актер Гафт отреагировал интересно — он сказал: «Гоголь жив». Вот Гоголь жив! И наша сегодняшняя украинская жизнь такая сюрреальная, иногда дурноватая, но вместе с тем и гоголевская, т.е. здесь все в этой жизни — много смешного, карнавального, живого...

Основной итог 2006-го настолько же хорош, насколько и плох

Евгений ГОЛОВАХА, социолог:

1. Украина — государство в котором ни одно событие нельзя оценивать однозначно — положительно или отрицательно. Потепление отношений с Западом — хорошо и плохо одновременно. Хорошо, потому что Запад — это вполне теплое место для Украины, но до горячих объятий Евросоюза — очень далеко, а до холодной реакции со стороны России — гораздо ближе. Хорошо, что выборы в Верховную Раду прошли, по мнению наблюдателей и победителей, вполне демократично, но плохо, что при власти оказался весьма странный триумвират из бывших «оранжевых» революционеров и бывших «бело-голубых» жертв то ли революционных мстителей, то ли собственных фальсификаций. Хорошо, что граждане Украины чувствуют себя более свободными и независимыми от власти, чем при старом режиме, но плохо, что они уже успели разочароваться в новом режиме, который сделал их свободнее и независимее в их же критических суждениях. Так что основной итог 2006 года для Украины и украинцев настолько же хорош, насколько и плох. С одной стороны, очень хорош. Ведь одна половина нашего общества хотела, чтобы власть получил Виктор Ющенко, а другая не менее истово жаждала Виктора Януковича. И вот сейчас именно эти два политика до упоения делят властные полномочия. В цветовом спектре нынешней власти нашлось место и «розовому» Александру Морозу, занявшему на президентских выборах 2004 года почетное третье место. Помимо властного «классического треугольника», у нас во главе оппозиции оказалась (правда, не совсем по своей воле) Юлия Тимошенко — лучший из возможных кандидатов на роль пламенной Пассионарии. Если следовать формальной логике, недовольных вообще не должно быть! Ведь народ Украины в 2006 году имеет чуть ли не идеальное представительство своих разновекторных устремлений. Во власти нашли отражение основные общественные настроения: и устремление к европейским ценностям, и требование сохранить хорошие отношения с Россией и, одновременно, низкие цены на бензин, и прозрачная приватизация, и многое другое, что отличает нынешнюю власть от той, которая устроила себе революцию. С другой стороны, несмотря на всеохватывающую репрезентацию во властной элите интересов народа, большинство граждан Украины этой властью недовольны, причем недовольны и «оранжевые», и «бело-голубые», и даже «розовые» избиратели. Возможно, в Новом году они попробуют выбрать себе что-нибудь еще лучшее, чем имеют в уходящем, а возможно, согласятся еще не один год жить в мире и согласии с властвующим союзом лидеров революции и контрреволюции. В любом случае, Украина не первый раз продемонстрирует миру свою уникальную толерантность — способность соединить на Олимпе ярых антагонистов. Последний раз подобное сосуществование наблюдалось разве что в древнегреческом политеистичесском пантеоне.

2. Теперь о личном. Для меня уходящий год — это год ухода из жизни моей жены, лучшего социолога Украины — Наталии Паниной. Это не только для меня трагедия — для всего социологического сообщества, для украинской науки, для общества, которое обретало возможность адекватного самопознания в научных и публицистических работах Наталии Паниной. Я благодарен коллегам, которые нашли достойные пути увековечивания памяти выдающегося ученого и уникального по своим нравственным качествам человека. Ученый совет Института социологии НАНУ единогласно решил назвать институт именем Н.В.Паниной. Социологическая ассоциация Украины приняла решение о создании специального фонда для ежегодного вручения премии и медали Наталии Паниной лучшему молодому социологу года. В газетах и на популярных сайтах появились статьи о Наталии Паниной. Не остался в стороне и «День». Полемика между социологом Владимиром Паниотто и журналистом Валерием Зайцевым во многом касалась деятельности Н.Паниной как председателя комиссии по профессиональной этике Социологической ассоциации Украины и эксперта экзит-поллов, проведенных во время последних президентских выборов. Поскольку в полемике упомянут был и я, считаю своим долгом высказать личное мнение в связи с тем, что В. Паниотто и В. Зайцев имеют разную точку зрения на роль социологов в проведении электоральных опросов. Валерий Зайце в статье «Далекие горизонты Наталии Паниной», опубликованной в газете «Грани+», заподозрил социологов, проводящих экзит-поллы, в фальсификации данных, В. Паниотто в «Дне» не согласился с этими подозрениями, В. Зайцев опубликовал ответ, в котором отстаивал свою точку зрения. — Я с уважением и симпатией отношусь к обоим полемистам. Считаю, что они в своем противостоянии по-своему правы оба. В. Паниотто прав в том, что Наталия Панина не считала, что он участвовал в каких- либо фальсификациях. Если у Н. Паниной как эксперта и были какие-то сомнения такого рода, то они могли касаться кого угодно, но только не В.Паниотто. В его компетентности и честности она не сомневалась. Об этом я могу высказаться публично в любом месте и в любое время. В. Зайцев прав в том, что статью с подозрениями в фальсификации данных электоральных опросов он писал, исходя из логики, которую мы, социологи, сами ему навязали. После того, как все участники экзит-поллов обвинили друг друга в фальсификации, некомпетентности и ангажированности, журналисты получили моральное право относиться к социологам без уважения. Я знал, что так и будет, и Наталия Панина знала, поэтому мы добивались только одного — не выносить в интернет внутренние профессиональные «разборки». Увы! А логика Валерия Зайцева проста и понятна: «Если вы, участники электоральных опросов (кто прав, кто виноват, решайте сами), себя не уважаете, то и я вас не уважаю, подозреваю во всех грехах. Если вы сфальсифицировали данные 2004 года, о чем сами твердите на каждом углу, то почему не могли это делать и раньше, тем более, есть сведения о том, что власть требовала фальсификаций на местах». В своей статье В. Зайцев говорил о социологическом сообществе в целом, не называл ни имен, ни организаций. Я не видел в этой статье ничего большего, чем отражения сомнений журналистов в реноме социологов, которое сами же социологи и породили своими сварами. Более всего я сожалею, что именно Владимир Паниотто лично пострадал от ситуации, которую породили другие. Думаю, что В.Паниотто откликнулся на подозрения журналиста именно потому, что он наиболее компетентен и, как оказалось, наименее равнодушен из всех, кто проводил электоральныные опросы.

3. Не вещи, а люди: 1) которые бескорыстно помогают мне сохранить память о Наталии Паниной как ученом и человеке; 2) которые неравнодушны ко всему, что касается их профессионального и человеческого достоинства; 3) которые сохраняют надежду, что в новом году будет лучше, чем в уходящем.


«Коалициада» показала суть нашего плитикума — его глупость, жадность и предательство

Ирина БЕКЕШКИНА, социолог

1. В общем итоги 2006 года (вот Cобака!) не вдохновляют оптимизмом. После выборов электоральная массовка распущена, народ еще раз удостоверился, что в период между выборами он становится лишним, и решения принимают за плотно закрытыми дверями. Страну сняли с иглы дешевого газа, и сейчас все находятся в предчувствии постнаркотической ломки.

Три события со знаком минус назвать, конечно, легче.

1. «Коалициады» после выборов, очень хорошо показавшие населению суть нашего политикума — его глупость, жадность и предательство.

2. Неподъемное для большинства населения повышение тарифов, которое ставит людей в зависимость от чиновников и существенно повлияет не только на материальное состояние людей, а и будет иметь далеко идущие изменения: в структуре бюджета семей — уменьшение средств на удовлетворение духовных потребностей (книги, газеты, кино, туризм), на нравственность общества (утаивание прибылей, рост теневой экономики в виде «конвертных» зарплат и тому подобное). Кстати, где дешевый природный газ отечественной добычи, который должен идти в коммунальное хозяйство? Кто-то очень хорошо нагрел на этом руки, и эта афера прошла тихо и незаметно. Афера, потому что хочу напомнить, что недра никто пока что не национализировал, следовательно, украинский газ — это народное добро.

3. Для социологов негативные события — отход метров социологии: Юрия Александровича Левады в России, который стоял у истоков современной социологии на постсоветском пространстве, Наталии Паниной в Украине, которая была самым лучшим украинским методологом и положила начало мониторингу «Украинское общество», подобного которому нет в немалом количестве стран значительно более богатых, чем Украина.

С положительными событиями попробую, однако это — сложнее.

1. Неотказ новой власти от западного вектора развития Украины, продвижение в ВТО.

2. Выдвижение Евгения Захарова на должность омбудсмана общественными организациями, поддержка его кандидатуры фракциями «Наша Украина» и БЮТ и, главное, рекомендация профильного комитета Верховной Рады. Это негромкое событие доказывает, что гражданское общество уже достигло в Украине того уровня, что с ним начинают считаться и политики, и не только во время Майданов. Вполне очевидно (это было очевидно уже после оранжевой революции), что именно достойные люди из гражданского сектора могут спасти нашу политику.

3. Небольшие победы гражданского общества в различных концах страны — прекращение сомнительных строительств (например, в Киеве на углу улиц Хмельницкого и Пушкинской), отмена под давлением граждан незаконных распоряжений и тому подобное.

2. С внутренним миром сложно, когда очень много внешней активности. Все время мечусь между неотложными обязательствами и требованиями «вечности»; первые, к сожалению, побеждают, потому что персонифицированы в людях, которых нельзя подводить, а «вечность» — это обязательства скорее всего перед собой, а нас слишком долго учили не быть эгоистами... На книжки времени практически нет, кинофильмы для души — иногда на видике («Аромат женщины», «Человек дождя» и аналогичные). Относительно поступков — могу быть довольна тем, что никогда и ни за что не делаю того, в чем не убеждена. @TT 3. Три вещи, вдохновляющие оптимизмом: 1. Моя работа, которая, собственно, и есть моей жизнью. Когда просто люди на улице или в метро говорят мне, что благодарны за мою работу и даже иногда пишут письма по рабочему адресу, это трогает до слез и вдохновляет оптимизмом.

2. Близкие мне люди, без поддержки которых было бы очень тяжело иногда оправиться от «сюрпризов» нашего украинского социума.

3. Собственное внутреннее Я, которое, мне кажется, иногда живет своей жизнью, иногда дремлет, но когда нужно — может устроить такой нагоняй, а особенно не любит оно пессимизма и лености. А, главное, время от времени оно напоминает, что уже пора подумать о чем-то вечном или, во всяком случае, долговременном (к сожалению, тут от него постоянно отмахиваются — «Да отстань ты!»).

4. Эмоциональный характер минувшего года, — разочарованность, растерянность и ощущение большей атомизированости.


Жизнь — это не только действия политиков, нужно как-то «страховаться» и самому

Юрий БОЖИЧ, Рубежное, Луганская область:

1. Три события со знаком плюс: — мировоззренческое: часть общества уже осознала, что жизнь — это не только действия Президента, Верховной Рады или правительства, от которых ты в полной зависимости; нужно как-то «страховаться» и самому; в голову приходят слова Рональда Рейгана: «Не нужно думать, что правительство решит все наши проблемы, правительство и есть наша главная проблема» (когда еще это было сказано — а как кстати!);

— политико-экономическое: законодательное оформление готовности Украины ко вступлению в ВТО;

— cпортивное: сборная Украины по футболу — одна из восьми лучших футбольных команд планеты.

Три события со знаком минус:

— мировоззренческое (не событие, а вредная константа): украинство, как и в начале года, разделено на своих и чужих;

— экономическое: цена на газ, которая зафиксирована правительством Януковича;

— социальное: подписание Президентом бюджета в том виде, в котором он не гарантирует даже минимальных социальных стандартов.

Кто виноват? Я бы так сказал: ситуация, сложившаяся в стране после выборов-2004. Именно тогда была заложена «бомба замедленного действия» под властные институты. Тактическое преодоление противостояния, оказалось, не спасает от стратегических проблем. Что делать? Мягкий алгоритм: на уровне государства совершенствовать систему власти. Жесткий: добиваться пересмотра положений конституционной реформы. Но никоим образом не нужны все эти «представления» с подписанием бумаг, которые ничего не значат.

2. Недавно прочитал у Артуро Переса-Реверте следующее (цитирую на языке перевода): «Газеты больше не предлагают новых идей и не требуют их у политиков. От них все равно ничего не добьешься, кроме глупости и клеветы. Вместо того, чтобы составлять программы и искать решения, отцы нации ночи напролет бьются над колкостями, которые, как им кажется, украсят завтрашнюю речь. Из тактического приема оскорбление превратилось в главный, а то и единственный аргумент спора… политические дискуссии давно превратились в портовые драки, отвратительные свалки, ни одна противоборствующая сторона не вызывает ни малейшей симпатии. Все демонстрируют одинаковую глупость и подлость». Это Испания, 99-й год. И это успокаивает: мы — не исключение. И этот иностранный негатив даже заставляет быть оптимистом.

Что касается поступков — их немного. Написана пьеса, трагифарс. Вот бы еще кто-нибудь ее поставил…

3. Люди, люди, люди (иногда уже умершие, живущие только в книгах, картинах или кинолентах).

4. Холерик с начала, внутри — сангвиник, в конце — меланхолик.


Нам необходимы новые выборы, но некого выбирать

Раиса КРАВЧЕНКО, исполнительный директор Всеукраинской общественной организации «Коалиция защиты прав инвалидов и лиц с интеллектуальной недостаточностью»

1. Первый плюс в этом году — в том, что наконец началась практическая работа в нашем мини-общежитии для инвалидов. Второй позитивный аспект тесно с этим связан: нам подарили дом транзитного пребывания инвалидов, который так необходим людям с интеллектуальной недостаточностью. Третий плюс — это, наверное, проведение общественных слушаний по программе профессиональной реабилитации наших подопечных. Негативов было больше. Для меня большим минусом 2006 года стали выборы — как в Верховную Раду, так и в органы местного самоуправления. Деятельность наших избранников уже сейчас негативно отразилась на нашей работе. Во-первых, было принято немало нормативных документов в отношении инвалидов с умственной отсталостью, и в этих документах, в новых нормах и правилах нам не удалось отстоять свои интересы.

Кто в этом виноват? Все мы. Наше общество как будто совершило шаг назад. Те, кого мы избирали, кому поверили, теперь не оглядываются на наши нужды и требования. Нам необходимы новые выборы, но некого выбирать. Наша власть равнодушна к нашим интересам, а мы этого вовремя не заметили. От нового года хочется ожидать изменений. На днях прочитала свой гороскоп на 2007 год — пишут, он будет сложным и тяжелым. У меня и этот год выдался чрезвычайно сложным, а следующий станет еще более тяжелым? Самое сложное в моей работе — политика оплаты труда социального работника, которая не соответствует уже никаким стандартам. Я была потрясена, когда услышала статистику средних киевских зарплат: социальные работники получают в четыре раза меньше! Тем временем состоялось заседание парламентского комитета по законопроекту о социальной работе — будет определен статус этой профессии. Тогда, возможно, речь пойдет о цивилизованном обучении, переподготовке, о достойных зарплатах для такой тяжелой профессии.

2-3. Сил в работе добавляют также три простые вещи. В первую очередь, невзирая на политику, у нас есть наши дети. Они есть, мы им нужны, и для них нужно работать. Во-вторых, невзирая на все нелады, наш коллектив искренне остался преданным своему делу. И наконец — то, что все проходит. Мы выдержим это испытание, выберем для себя президента, который не будет ни с кем торговаться, власть, которая будет слышать свой народ. Год выдался бурным и нестабильным. Нам пришлось рассчитывать только на собственные силы. Мы не ожидали ничего чрезвычайного, ничего такого слишком позитивного. Все проходит, и этот год проходит. А нынешние временные проблемы канут в прошлое.

Продолжение темы читайте на странице  «К л у б      э к с п е р т о в      «Дня»»

Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments