Если бы вы учились так, как надо, то и мудрость бы была своя.
Тарас Шевченко, украинский поэт, писатель, художник, общественный деятель

«Мины» следующего политсезона

19 июля, 2003 - 00:00

По всем показаниям политический сезон 2002—2003 должен был стать проходным. После парламентских и местных выборов 2002 года украинский политикум хотел передышки. Надо было не только отойти от горячки прошедшей избирательной кампании, но и не спеша накопить силы и ресурсы для грядущих президентских выборов. Однако совершенно неожиданно для абсолютного большинства политиков и экспертов сезон 2002—2003 обрел свою собственную интригу, имя которой — политическая реформа. Сенсационное телеобращение Л.Кучмы 24 августа 2002 года с декларацией намерений о проведении политической реформы открыло политический сезон, а завершило его решение Верховной Рады о направлении законопроектов о внесении изменений в Конституцию в Конституционный Суд Украины и очередное сенсационное заявление Президента о возможности отзыва своего конституционного законопроекта.

«Процедурное» голосование в Верховной Раде 11 июля в известном смысле можно считать качественно-количественным выражением отношения украинских политиков к конституционной реформе. Подавляющее большинство народных депутатов (причем как оппозиционных, так представителей пропрезидентского лагеря) боится президентской монополии на политическую реформу и неопределенных последствий ее реализации. В крайнем случае, они готовы на некий компромисс, даже если он и не приведет к какому-либо конкретному результату. Лучше плохое, но понятное статус-кво, чем игра по новым (к тому же заданным извне) правилам, да еще с непредсказуемым результатом. В поведении парламентского большинства проявилась одна забавная тенденция: внешнее отсутствие политической воли также может быть выражением этой самой политической воли. Это очень по-нашему, по- украински — бездействие как форма политической активности. Кстати, как показывает новейшая политическая история Украины, такая практика может быть весьма результативной для отдельных персоналий и группировок.

Соломоново решение парламента по конституционному вопросу и заявление Президента о возможном отзыве своего законопроекта только усилили интригу вокруг политической реформы. Не исключено, что и будущий политический сезон пройдет под ее знаком. Однако сейчас ситуация выглядит почти патовой. Ключевой на сегодня вопрос — что дальше? В качестве ответа можно предположить несколько сценариев развития ситуации.

Сценарий первый — Конституционный Суд признает юридически некорректным процедурное решение Верховной Рады по конституционным законопроектам. А далее все сначала, с одной существенной поправкой — в ускоренном режиме законодательно принимается процедура направления в Конституционный Суд законопроектов о внесении изменений в Конституцию Украины, затем предпринимается попытка утвердить большинством голосов только президентский законопроект и получить его одобрение в Конституционном Суде. Наконец, финальный аккорд — формирование конституционного большинства в Верховной Раде (скорее всего, с участием коммунистов).

Второй вариант — отзыв президентского законопроекта, инициирование (возможно, на предстоящем осенью гражданском форуме) новой редакции Конституции и всеукраинского референдума по ее одобрению. В этом случае роль Верховной Рады сводится к нулю. Новую редакцию Конституции, как публично утверждал заместитель председателя Конституционного Суда Украины В.Шаповал, можно принять и на всеукраинском референдуме. Однако на подготовку нового проекта Основного закона, его публичное обсуждение, а также инициирование референдума потребуется время — не меньше 5—6 месяцев, реально даже больше. С начала 2004 года фактически уже начнется новая избирательная кампания. Два политических проекта вступят в явное противоречие, что чревато резким обострением политической ситуации с непредсказуемыми последствиями.

Возможна комбинация первого и второго вариантов, особенно на заключительной фазе реализации политической реформы. В этом случае может состояться референдум в поддержку новой редакции президентского законопроекта о конституционной реформе.

Третий вариант — разработка и принятие некоего компромиссного проекта политической реформы, с отказом от идеи выборов в один год, но с конституционным закреплением порядка формирования правительства парламентской коалицией. Вероятность такого развития событий резко возрастет в случае постатейного рейтингового голосования законопроектов о конституционных изменениях.

Вполне возможно, что осенью будут предприняты попытки реализовать все три сценария сразу (естественно, разными политическими силами).

Прошедший сезон можно также назвать периодом политических экспериментов. К числу таких экспериментов можно отнести и вышеупомянутый проект политической реформы, и так называемое «коалиционное правительство» В.Януковича. Если первый эксперимент еще не завершился, хотя и находится под явной угрозой срыва, то результаты второго эксперимента уже можно оценивать. Опыт оказался не вполне удачным — и с институционально-юридической и с политической точки зрения. Правительство Януковича с очень большой натяжкой можно назвать «квазикоалиционным» или формально-коалиционным.

Парламентская коалиция, якобы его сформировавшая, является в значительной мере искусственным образованием (и результаты многих голосований это подтверждают), не имеет серьезных политических инструментов влияния на «свое» правительство, как, впрочем, и Кабинет Министров лишь весьма условно влияет на «свою» парламентскую коалицию. Правительство остается почти в полной зависимости от Президента. История со смещением В.Шевчука с министерского поста в очередной раз показала фиктивность коалиционности и политической самостоятельности правительства. Правда, потом требуемую политкорректность соблюли, пост министра экологии формально остался в квоте НДП. Однако С.Полякова можно считать представителем НДП с таким же успехом, как В.Гайдука — креатурой СДПУ(О), а Ю.Кравченко — выдвиженцем «Демократических инициатив».

И, вместе с тем, в данном случае стоит говорить о таком отрицательном результате эксперимента, который только подтверждает потребность и необходимость формирования коалиционного правительства, политически ответственного перед парламентом. Очевидно, что полагаться только на добрую волю Президента (кто бы им ни был) явно недостаточно. Проблема должна быть решена на законодательном (а еще лучше на конституционном) уровне. Поэтому есть основания полагать, что если политическая реформа и будет реализована, то именно в плане реализации идеи о формировании правительства парламентской коалицией. Это может произойти либо в следующем политическом сезоне, либо несколько позднее. Но произойдет почти наверняка. Идея правительства, политически ответственного перед сформировавшей его парламентской коалицией, обретает плоть и кровь (в политическом и юридическом смысле), расширяет число своих сторонников. Так что час ее пробьет и довольно скоро.

Судьба правительства В.Януковича и самого премьера также представляет собой особую интригу будущего политического сезона. Впору принимать ставки — сколько продержится Кабинет Министров во главе с лидером Партии регионов? Весьма вероятно, что Виктор Федорович окажется перед угрозой отставки уже нынешней осенью (если все-таки год будет неурожайным и потребуются ответственные). Хотя все может обойтись и менее значительными кадровыми жертвами. Если правительство Януковича переживет нынешнюю осень, то второй кризисный максимум его ожидает весной 2003 года, когда закончится период парламентской неприкосновенности Кабинета Министров. В Верховной Раде вполне может сформироваться ситуативная коалиция против В.Януковича, особенно если премьер не откажется от президентских амбиций, но при этом не получит однозначной санкции от Л.Кучмы на участие в борьбе за пост главы государства.

Из внутриполитических итогов прошедшего сезона стоит также отметить стабилизацию парламентской (и в целом партийно-идеологической) структуры украинского политикума. Количественные изменения фракционной структуры Верховной Рады происходили, но в качественном плане она оставалась неизменной. Одновременно и для лагеря власти, и для оппозиции характерна высокая внутренняя противоречивость.

Магнитное поле украинской политики в сезоне 2002 — 2003 определялось президентскими выборами 2004 года. Смена власти и изменение системы власти — эти лозунги звучат все чаще, причем нередко в противопоставлении друг другу. Однако логично и, может быть, гораздо важнее взглянуть на эту проблему с другой стороны — как обеспечить эффективность и стабильность власти, а также преемственность государственной политики? Последнее означает и определенные гарантии от радикального передела собственности в случае смены власти. Значительную часть политической и бизнес-элиты страны беспокоит именно этот вопрос. Четкого и однозначного ответа на него пока нет. Поиск оптимальных средств и форм решения этой проблемы станет одной из главных политических задач будущего сезона.

Говоря о проблеме преемственности государственной политики, следует отметить и внешнеполитическое измерение итогов прошедшего сезона. Международное положение Украины изменилась очень существенно, особенно если сравнивать с осенью прошлого года. На смену острому кризису в отношениях с США, западноевропейскими державами и международными организациями («кольчужный» скандал, санкции FATF и т.д. и т.п.) пришло контрастное потепление на западном направлении. Дипломатический маневр Украины во время Иракской войны и после ее окончания оказался весьма удачным и приносит свои дивиденды. Однако дальнейшая гармонизация отношений с Западом, перспективы европейской и евроатлантической интеграции Украины будут напрямую зависеть от нашей внутриполитической ситуации, от того, как (в какой политической обстановке) будет происходить реализация конституционной реформы, как будут соблюдаться демократические стандарты во время грядущих президентских выборов, насколько преемственной будет внешняя политика Украины. В не меньшей мере это касается и российского направления.

В отношениях с Россией в следующий политический сезон переходят такие непростые проблемы, как проект Единого экономического пространства (или все-таки зоны свободной торговли?) и газотранспортного консорциума. И в том и в другом случае перспективы достаточно неопределенные. К тому же Россия уже полным ходом втягивается в череду избирательных кампаний — сначала парламентской, а затем и президентской. Это может несколько отвлечь внимание россиян от украинских проблем. Но, с другой стороны, «технологические фишки» российских избирательных кампаний могут найти свою вторую жизнь в украинских условиях. Так что не исключены украинские версии «дела оборотней» и «государственной борьбы с олигархическим капитализмом». Однако украинская политическая жизнь все более отличается от российской. И это вселяет надежду, естественно на лучшее.

Резюмируя, можно сказать, что политический сезон 2002 — 2003 не стал проходным. Скорее его можно назвать переходным.

Владимир ФЕСЕНКО, Центр прикладных политических исследований «Пента», специально для «Дня»
Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ