Мои дорогие! Задайте себе вопрос: что о вас однажды скажет история?
Иосиф Слепой, украинский диссидент, епископ Украинской греко-католической церкви, кардинал Римско-католической церкви

Могила Патриарха превращена в символ раздора

25 сентября, 1999 - 00:00

Прошло уже больше четырех лет с тех пор, как у ворот колокольни
Святой Софии Киевской, фактически на площади, появилась свежая могила.
18 июля 1995 года здесь был похоронен украинский Патриарх, известный правозащитник,
бывший узник совести Владимир (Василий Романюк).

Все помнят события того черного вторника — похоронная процессия
вышла из Владимирского собора и повернула не на Байковое кладбище, как
было согласовано, а к Софии Киевской. Противостояние Киевской милиции и
участников похорон, разгон процессии, побоище на площади. Больше всего
пострадали простые верующие, которые пришли попрощаться с Патриархом, не
имея ни малейшего представления о закулисных манипуляциях над его гробом.

Это произошло в первый год президентства Леонида Кучмы;
похороны Патриарха стали трагическим прологом будущего.

Похоже, однако, что голгофа украинского Патриарха не закончилась
— сегодня он, его имя, его могила опять стали картой в большой политической
игре, объектом предвыборных спекуляций.

На пресс-конференции во Львове Президент Украины сообщил
журналистам, что его почти законченные мемуары прольют свет на некоторые
события, в частности на те, которые происходили во время погребения патриарха
Владимира. (Между прочим, обычному человеку трудно представить себе, как
мог найти время на мемуары Президент страны, которая находится в состоянии
страшного кризиса).

Леонид Кучма рассказал журналистам, что все события на
Софийской площади были специально спровоцированы и направлены именно против
него. А еще выразил удовлетворение по поводу того, что сам он был в то
время в Беларуси — это его железное алиби. Вспомнил также, что премьер-министр
Евгений Марчук был тогда в поездке по Киевской области, а когда вернулся
в Киев, то «не принял никакого решения». (Возникает подозрение, что Президент
побывал не в соседней Беларуси, а где-то за пределами нашей Галактики,
без какой-либо связи, не имея никакой возможности контролировать ситуацию
в стране или хотя бы следить за ней — через многочисленных помощников,
через свою администрацию.) Всю вину за случившееся Леонид Кучма безоговорочно
переложил на Евгения Марчука. (Можно допустить, что если бы кандидатами
в президенты были сегодня Роман Шпек или Иван Курас, то именно они фигурировали
бы в мемуарах Президента как виновники).

В связи с новым продолжением событий 1995 года редакция
газеты «День» обратилась к нескольким лицам, так или иначе причастным к
погребению, с просьбой дать ответ на вопрос: «Кто виноват?»

Патриарх УПЦ КП ФИЛАРЕТ (тогда заместитель Патриарха,
митрополит):

— До сих пор, хотя прошло уже столько времени, на это вопрос
не может ответить никто — одни не знают, другие боятся. Я, однако, убежден,
что это, действительно, была заблаговременно подготовленная провокация,
целью которой было покончить с молодым Киевским патриархатом. Логика была
такая — похоронить Патриарха Владимира необходимо на светском кладбище
как светского человека, и тем самым вычеркнуть его как патриарха из истории,
а вместе с ним и всю нашу церковь. Это планировалось где-то в темных закоулках
высших эшелонов власти и, уверен, не без помощи из- за границы. Всю правду
узнают только наши потомки.

Архиепископ УАПЦ ИГОРЬ (Исиченко):

— Я не имею какой-то эксклюзивной информации, но уверен
в одном: во всяком конфликте всегда есть две стороны. А главное — в любых
условиях, для достижения какой- либо цели нельзя пользоваться гробом как
тараном. Особенно, когда речь идет об останках такого человека, как владыка
Владимир. Мы принадлежали к различным церквям, но я его безмерно уважал.

Депутат ВР, кандидат в президенты Евгений МАРЧУК:

— За время после своей отставки я старался не комментировать
все, что произошло в июле 1995 года. Это просто нужно будет доподлинно
расследовать. Тем более, я никак и никогда не использовал это в политической
избирательной кампании, считая вершиной кощунства и непорядочности для
любого политика опускаться — даже если речь идет о президентских выборах
— до «топтания» на могилах наших великих предков.

Президентская интерпретация событий 18 июля 1995 года на
Софийский площади является примитивным повтором версии, автором которой
является Николай Поровский. А Президент еще раз продемонстрировал, что
он говорит публично то, что ему нашептывают в избирательной гонке его вассалы,
не обременяя себя выяснением сути проблемы, а то и вовсе извращая истину.

Президент, по-видимому, забыл, как за сутки до похорон
Патриарха Владимира в присутствии одного из руководителей парламента (мы
трое были тогда в одном из зданий Кабмина на похоронах министра Готовчица)
дал однозначную команду: ни в коем случае не допустить похороны Патриарха
Владимира на территории Софийского собора. Это теперь администрация Президента
и он сам заигрывают с обеими УПЦ. А тогда, летом 1995 года, УПЦ КП была
в немилости у администрации Президента. Леонид Кравчук еще был оппозиционным
политиком. Начальник его личной охраны был под следствием. УПЦ МП поддерживала
на выборах преимущественно Леонида Кучму, а еще — награждала орденами работников
администрации Президента. А немного позже Леонид Кучма издал распоряжение
о передаче УПЦ МП некоторых зданий, которые находятся на территории Печерской
лавры; это вызвало бурю негодования, в том числе и среди народных депутатов.

После смерти Патриарха Владимира его погребением занимался
вице-премьер Иван Курас; он изучил все обстоятельства, провел переговоры
с заместителем патриарха митрополитом Филаретом. Было принято согласованное
с митрополитом решение о погребении Патриарха на Байковом кладбище, где
УПЦ Киевского патриархата имеет свою церковь и небольшую территорию. Именно
здесь была подготовлена (выкопана) могила. Утром 18 июля министр внутренних
дел Юрий Кравченко доложил, что никаких данных относительно обострения
ситуации нет, а митрополит Филарет подтвердил договоренность о погребении
на Байковом кладбище. То, что потом Николай Поровский и Леонид Кравчук
повернули всю похоронную процессию из Владимирского собора не на Байковое
кладбище, а к Софии Киевской, было полной неожиданностью для милиции.

Это сейчас Николай Поровский и его партия поддерживают
Леонида Кучму. Это сейчас Леонид Кравчук сотрудничает с Кучмой. А летом
1995 года они возглавили похоронную процессию и повели ее на территорию
Софийского собора, взяв управление ситуацией из рук митрополита Филарета.

Роман Шпек хорошо знает и может засвидетельствовать, что
в том случае на него никто не перекладывал ответственности, как это сегодня
утверждает Леонид Кучма. По-видимому, также Иван Курас хорошо помнит, как
все происходило. Безусловно, не забыл и министр Юрий Кравченко, кто порекомендовал
Начальнику киевской милиции — без ведома министра — применить силу против
участников похорон. Между тем, только полный профан не знает, что нельзя
применять силу против похоронной процессии. А она, сила, была применена.
Нужно особо отметить, что после проведенного властью расследования непосредственный
исполнитель применения силы был «наказан» ... повышением по службе.

Напоминаю, что все силовые ведомства были тогда, как и
сейчас, непосредственно подчинены Президенту — Верховному Главнокомандующему.

И последнее. Президент действительно был в Беларуси. Но
ВЧ-связь с ним не прерывалась. Из Беларуси Леонид Кучма прибыл в Киев вечером
в тот же день, когда состоялось побоище на Софийской площади. Из аэропорта
он поехал, однако не на работу, а домой, в Кончу-Заспу. (По-видимому, писать
мемуары. — К.Г. ).

Считаю, что для полного и объективного расследования инцидента
на Софийской площади достаточно всего каких-то 7—10 дней. Среди руководителей
нынешнего избирательного штаба Леонида Кучмы найдутся люди, которые очень
хорошо знают, кто в действительности спровоцировал инцидент, нацеленный
против ненавистного тогдашнего премьера. Тогда все для всех станет абсолютно
ясным.

P.S. Одну из многочисленных возможных причин «черного
вторника», не ислючая других, можно назвать сейчас. Бывают такие случаи,
когда виновны все и одновременно — никто. Это случается в так называемых
«патологических» — хронически недействующих — системах управления, где
четко не определены обязанности и права каждого субъекта управления в любых
возможных ситуациях. К сожалению, в нашем государстве на всех уровнях управления,
включительно с высшим , до сих пор господствуют именно такие, хронически
«больные», системы. Ведь структурная перестройка власти так и не началась.
Поэтому впереди нас ожидает еще немало «сюрпризов».

Подготовила Клара ГУДЗИК, «День»
Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ