Это же большая глупость - хотеть говорить, а не хотеть быть понятым.
Феофан (Елеазар) Прокопович, украинский богослов, писатель, поэт, математик, философ

О знаках из Донецка

Социолог Татьяна ЕРЕСКОВА: У власти еще есть шанс
28 ноября, 2011 - 21:56
ФОТО УНИАН

События последних дней в электоральном ядре Партии регионов должны были бы стать особым знаком для тех, кто так уверенно чувствует себя на столичных Банковой и Грушевского.

Итак, последние события:

В воскресенье вечером во время демонтажа милицией и МЧС палатки, в которой голодали митингующие чернобыльцы, умер 70-летний шахтер. Погибший Геннадий Коноплев возлагал ответственность за последствия своей голодовки на руководство страны. Об этом говорит соответствующее заявление, которое Коноплев написал в день начала голодовки, 23 октября. «Ответственность за последствия возлагаю на Президента Украины, премьер-министра Украины, спикера Верховной Рады, начальника Главного управления Пенсионного фонда Украины в Донецкой области, начальника управления Пенсионного фонда, где я состою на учете», — написано в заявлении.

Вчера утром около сотни пенсионеров в том же Донецке взялись за вилы и, требуя встречи с губернатором Андреем Шишацким, выломали двери в облгосадминистрацию. Митингующие выступали за снижение коммунальных тарифов и соблюдение прав льготников, в частности, детей войны и чернобыльцев.

Также вчера стало известно об убийстве директора одной из луганских телекомпаний. По информации СМИ, его гибель связана с переделом собственности...

Партия «УДАР Виталия Кличко» вчера обнародовала заявление, в котором требует привлечь к ответственности руководителей силовых ведомств, допустивших разгром палаточного городка чернобыльцев в Донецке.

По мнению представителей партии, ситуация в Донецке демонстрирует то, насколько велика сегодня пропасть между властью и обществом. «Мы видим, как быстро в обществе поднимается градус агрессии. Примечательно, что акции протеста сегодня прошли в регионе, население которого больше всего поддерживает провластную партию. Нынешняя власть должна была бы задуматься над тем, насколько провальной является ее социальная политика. События в Донецке могут быть поводом для отставки правительства Азарова», — заявляют в партии «УДАР».

Между тем, вчера на эти бурные события в правительстве не реагировали. Так же, как не уделили особого внимания событиям в Донецке. Зато Николай Азаров успел дать интервью известному американскому журналисту Лари Кингу, который, кстати, даже сравнил нашего премьера с американским президентом Джимми Картером.

Интересно, что узнать, как анализируют эти события (и анализируют ли вообще) специалисты, которые обязаны обеспечивать Администрацию Президента аналитической информацией, нам не удалось. Андрей Ермолаев, директор Национального института стратегических исследований, сославшись на занятость, отказался давать комментарии. В СНБО готовятся к поездке Раисы Богатыревой в Китай, ближайшее общение с ней возможно только во второй половине декабря, а сейчас в совете никаких комментариев не будут давать, поскольку «очень во многих вещах тут нужно разбираться».

Разбираться и в самом деле нужно. Ведь ситуация в регионе, похоже, выходит из-под контроля местной власти. Разворачивающиеся события уже не напоминают «выпускание пара», на которое так нравится списывать немассовые протесты политологам. Вот только остались ли в окружении Президента люди, способные ему подсказать, что смерть человека — это последний сигнал. Что вилы для украинцев — очень символичное оружие. И может случиться так, что время для диалога с обществом будет безнадежно утрачено.

Кандидат социологических наук, доцент Донецкого государственного университета управления Татьяна ЕРЕСКОВА считает, что у власти еще есть шанс...

— То, что события, о которых идет речь, произошли именно в Донецке, можно назвать своеобразным барометром для власти?

— По результатам исследований, которые мы проводили в прошлом и в этом году, единственная причина, которая может заставить людей выйти на открытый протест, — это «ощущение несправедливости». И именно это чувство заставило выйти на улицу людей, кстати, не только в Донецке, но и в других городах.

Барометром чего? Отношения к этой власти? Наверное, нет. Потому что донетчане так и продолжают считать Партию регионов своей партией. Протесты в Донецке — это нормальная реакция людей, если не доведенных до отчаяния, то, по крайней мере, поставленных перед определенным выбором. Кстати, эти протесты не имеют политической окраски. Когда пенсионеры прорывались в ОДА, там не было флагов политических партий. Был лозунг: «Владу геть!». Поэтому я бы акцентировала внимание на эмоциональном аспекте протестов: социальная несправедливость, невыполнение властью обещанного...

Я пониманию, что кому-то, возможно, интересно придать политическую окраску, что именно в Донецке — в центре влияния Партии регионов — начались протестные движения против власти. Но — нет, тут другая мотивация.

— Интересно, что параллельно с новостями о протестах в Донецке появилась страшная новость об эпидемии самоубийств в Северодонецке. Вчера произошел четвертый случай суицида за последние две недели. Как вы считаете, может ли это быть связанно с напряженной социальной ситуацией?

— Я бы не связывала эти вещи. Тем более, что в Северодонецке покончили с жизнью молодые люди, а суицид среди молодежи — это отдельный вопрос. Понимаете, если бы протесты начались во Львове или Ивано-Франковске, — а там, я уверена, люди тоже к ним готовы, просто не было катализатора — то они бы подавались в СМИ абсолютно в другом политическом контексте. Сейчас же удобно бить по названиям: Донецк, Северодонецк, Макеевка...

— И еще одна новость: депутатам Верховной Рады закупили самые дорогие ноутбуки...

— Я стараюсь быть острожной в таких сочетаниях фактов. Они могут привести к очень неприятным последствиям. С помощью таких фактов очень легко манипулировать общественным мнением. Да, это реалии нашей жизни. Разрыв между верхушкой и низами огромен. Но именно в этот момент я бы не устанавливала причинно-следственной связи между этими новостями.

— Известная российская журналистка Юлия Латынина как-то сказала, что после второго прихода Путина путь к мирной передаче власти в России закрыт. Не кажется ли вам, что мы очень близки к этой российской ситуации?

— Я не думаю, что в Украине возможно повторение российского сценария. Россия — это особое социокультурное пространство. Я внимательно слежу за событиями в России, и тенденции к силовому развитию событий там действительно есть. В Украине же не настолько силен политический режим. Он и не может быть таким сильным, как в России, поскольку у него нет для этого ресурсов. Кроме того, есть политическая традиция. Что стоило разогнать Майдан? Но этого не случилось. Думаю, потому что этические и даже гуманистические моменты в нашей стране гораздо сильнее.

— Что бы вы как социолог посоветовали власти, как выйти из ситуации, в которую она сама себя загоняет?

— Ничего нового. Принципы демократического общества. Сейчас уже никого не купишь популизмом. Меньше популизма — именно он приводит к ощущению социального неравенства. Украинцы достаточно мудры для того, чтобы понять реальное положение вещей и в нужный момент поддержать власть, скажем, если это касается переговоров с ЕС или с Россией по газу. Люди уже хотят доверять власти. Но для этого самой власти надо быть открытой.

КОММЕНТАРИИ

Владимир ОЛИЙНЫК, народный депутат Украины (фракция Партии регионов):

— Пока что я знаю все события из интернета. В этой ситуации должны быть выводы медиков о причине смерти. Они должны установить зависимость смерти от обстоятельств. Только после этого будет приниматься решение, возбуждать уголовное дело или нет. Если возбуждается дело, нужно будет выяснять, кто виноват и отчего это произошло. Повторяю, очень важно провести предварительные исследования, связанные с тем насколько эта причина связана с определёнными причинами, действиями, последствиями. Наверное, есть много причин, отчего это произошло. Могла проявиться нервозность в рамках семьи, коллектива, общества... Нельзя сегодня так просто взять и привязать — если они требовали справедливого решения, то это стало причиной смерти. Может, у человека были проблемы с сердцем. Для того, чтобы дать ответ на вопрос кто виноват, должна быть чётко установлена причинная связь. Я часто привожу пример. Даже заявление условно об убийстве не всегда может быть причиной для возбуждения дела. Иногда родители, например, говорят детям: «Если не придёшь в одиннадцать вечера, то убью». Но это ещё не намерение убийства, это ещё не то серьёзное заявление, которое можно трансформировать в то, что хотели, желали и так далее. Как юрист могу сказать, что прежде чем делать какие-то выводы, нужно очень хорошо изучить ситуацию. Если это связано с невыплатами, то это один вопрос, если что-то другое, то это иной вопрос. В этой ситуации должен разобраться только следователь.

Сергей СТУКАНОВ, философ, Донецк:

— Смерть митингующего, произошедшая позавчера во время грубого разгона акции протеста чернобыльцев в Донецке, понятное дело, прибавила событию скандальность, привлекла к нему внимание широкой общественности, повлекла волну заявлений различных организаций, в конечном счёте, победоносный поход с вилами на Донецкую ОГА сотни пенсионеров. Однако, следует понимать, что эта трагедия лишь подчеркнула несимметричность и без того весьма сомнительных, с точки зрения права, действий местной власти, которая в очередной раз доказала, что боится открытого протеста граждан и, собственно говоря, не знает, как на него реагировать, кроме как применением грубой силы. Вступить в диалог с митингующими, пришедшими под ОГА и на коленях умолявшими о встрече с высокопоставленными должностными лицами, последние отказались, зато сослаться на какое-то «постановление исполнительной службы» и силами работников МЧС снести палатки, признали за возможное — несмотря на предусмотренное Конституцией страны право граждан на проведение мирных собраний (в том числе и на высказывание своего несогласия с действиями власти). Очевидно, что такая модель отношений между властью и общественностью не соответствует не только современным представлениям о гражданском обществе, но и, извините, противоречит программным принципам нынешнего Президента, обещавшего «услышать каждого». А впрочем, власть позволяет себе ровно столько, сколько ей позволяет общество, то есть изменение баланса в системе «власть — общество» полностью зависит от этого последнего. Гражданское общество рождается тогда, когда общество доказывает, что оно родилось, своими активными действиями, направленными на ограничение произвола властей. Возможно, вызванные снесением палатки чернобыльцев движения гражданской активности представителей Донецка и являются теми схватками, которые приблизят рождение гражданского общества в Донецке.

Ольга РЕШЕТИЛОВА, «День»
Газета: 

Добавить комментарий

Image CAPTCHA
Введите символы с картинки


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ