Пусть мысли, заключенные в книгах, будут твоим основным капиталом, а мысли, которые возникнут у тебя самого - процентами с него.
Фома Аквинский, теолог, святой католической церкви

Павел ТЕЛИЧКА: «Чтобы получить помощь от ЕС, сначала помогите себе сами»

15 февраля, 2006 - 19:58
ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ

Как известно, Президент Ющенко в послании к парламенту поставил амбициозную цель: в 2007 году создать зону свободной торговли с ЕС, в 2008 — получить ассоциацию и дальше уверенно направляться к полноценному членству в Европейском Союзе. На днях в Киеве состоялось заседание экспертной группы, созданной международной неправительственной организацией Институт Восток-Запад, чтобы разработать рекомендации для нового украинского правительства. Эксперты, среди которых директор Института экономических исследований и политических консультаций Игорь Бураковский, заместитель генерального директора департамента Европейского Союза МИД Украины Игорь Дир, директор научно-исследовательского центра Словацкой ассоциации внешней политики Александр Дулеба, профессор кафедры Жана Моне Европейского института Суссекса Аллан Мейхью, советник Александра Квасьневского Анджей Майковский, заведующий кафедрой евроинтеграции Национальной академии госуправления при Президенте Украины Григорий Немыря, должны очертить задачи, которые встанут перед Украиной на пути евроинтеграции, а также изложить предложения к новому соглашению между Украиной и ЕС, которое будет заключено после того, как в 2008 году завершится срок действия Соглашения о партнерстве и сотрудничестве и Плана действий Украина — ЕС. Результаты экспертных разработок будут представлены на конференциях, которые состоятся в мае в Киеве и в июне в Брюсселе. Возглавил группу опытный чешский юрист и дипломат, бывший председатель чешской делегации на переговорах о вступлении в ЕС Павел ТЕЛИЧКА, который с 2004 года некоторое время представлял свою страну в Европейской комиссии. Перед заседанием господин Теличка ответил на вопрос «Дня».

— Каковы ваши ожидания от украинских парламентских выборов и от правительства, которое будет сформировано после них? Уверены ли вы, что ваши рекомендации будут соответствовать внешнеполитическому курсу будущей правящей коалиции?

— Я могу говорить не столько об ожиданиях, сколько о желаниях. Я хотел бы, чтобы выборы принесли преемственность, продолжение и ускорение проевропейской, прореформистской ориентации вашей страны с устремлением стать ближе к Европейскому Союзу, и возможно — а это зависит от Украины — с перспективной целью интеграции в ЕС. Если этого прореформистского курса и ускорения не будет, я лично буду считать это несчастьем. Все усилия будут соответственно ограничены.

— И Юлия Тимошенко, и даже Виктор Янукович заявили, что проевропейскому курсу Украины нет альтернативы (хотя лидер Партии регионов не говорит о перспективе членства ни в ЕС, ни в НАТО). Убеждают ли вас эти заявления в последовательности и преемственности украинской политики после выборов?

— Я думаю, что значение будет иметь практическая политика. Хорошо услышать о намерениях лидеров политических сил продолжать направление реформ и, возможно, ускорить их темп, но для Брюсселя, Евросоюза этого недостаточно. Чрезвычайно важным для украинских политических сил будет очень скоро после выборов показать: «Таковы наши намерения, таковой является наша политика, это мы будем делать, это мы хотим делать в отношениях с ЕС, в этом нам нужна поддержка». Наша работа — в определенной мере содействовать программе нового правительства, с которой оно должно будет выступить вскоре после выборов. Значение будут иметь не слова, а поступки. И поступки должны быть убедительными. Еврокомиссия будет ожидать решительных обязательств и их воплощения.

— Каких именно шагов украинской стороны будет ожидать Евросоюз?

— Украина более года назад сделала очень важный первый шаг: это была оранжевая революция, которая, безусловно, прославила вашу страну. Конечно, настоящая работа началась потом, определенные важные шаги были сделаны. Но Украина и далее должна быть убедительной в своих экономических, политических и правовых трансформациях. На этом этапе я не буду говорить, что правительство должно делать то или это. Мы пытаемся показать путь, которым можно будет идти, а установление приоритетов будет делом правительства. Важно продолжать экономические реформы, реформы юридической системы, искоренять коррупцию. Также очень важно модернизировать и сделать более профессиональной государственную администрацию, создать административную силу для задач, которые должны быть имплементированы на пути приближения к Европейскому Союзу.

— Видите ли вы недостаток определенных решительных шагов, необходимых для реализации евроинтеграционных амбиций новой власти, или считаете, что за год полномочий, который можно назвать малым сроком, все было сделано хорошо?

— Да, это был короткий период, кроме того, за это время также были изменения в украинском правительстве... Думаю, с моей стороны будет неправильно незадолго до выборов в вашей стране так или иначе вмешиваться, оценивая, что следовало и возможно было сделать лучше.

Я думаю, справедливо будет сказать, учитывая мнения в европейских институтах, что существует потребность в ускорении реформ. Однако я бы не хотел предоставлять привилегии той или иной политической силе, говоря, что что-то было сделано замечательно, а что-то можно было сделать лучше. В предвыборное время важно, чтобы голоса вне Украины в определенной мере утихли. Безусловно, чрезвычайно важно, чтобы Украина оставалась на пути реформ, ориентировалась на Европу, очень быстро после выборов определила приоритетные вопросы и убедительно имплементировала эти приоритеты.

— Каких шагов навстречу Украине мы можем ожидать от Европейского Союза?

— Я сам прошел через этот процесс, когда к членству в Евросоюзе стремилась моя страна — Чехия. Сначала я был советником в делегации на переговорах по договору об ассоциации, а потом — главным переговорщиком на переговорах о вхождении. Один из базовых принципов: для того, чтобы вам помогли, вы должны помочь себе сами. Европейский Союз будет готов посылать важные политические сигналы, если будет убежден в том, что Украина последовательно следует четкой цели, воплощает устремления на практике и достигает настоящего прогресса. Еврокомиссия хорошо умеет оценивать прогресс. Я думаю, она будет иметь очень объективную картину того, что будет происходить в Украине.

Политические сигналы поступят в надлежащее время, когда Украина ясно покажет, что идет путем евроинтеграции. Конечно, Украина хочет совершенствовать свои договорные отношения с ЕС. Я думаю, что такое обновление на подходе, оно должно быть предложено. Но снова-таки первоочередной вопрос — это выборы, как они пройдут. По моему личному мнению, в зависимости от разных результатов выборов ЕС также будет действовать по разным сценариям. Я думаю, что есть возможность получить обновленное и улучшенное соглашение с Европейским Союзом, если продвижение с украинской стороны будут соответствующим.

И в рамках действующего соглашения может быть внедрен ряд новшеств, например, постепенное открытие рынка для украинской продукции. Конечно, Украине также придется постепенно открывать свой рынок. Будет поступать помощь в гармонизации вашего законодательства с acquis communautaire ЕС, помощь в реформировании юридической системы. Мы можем рассчитывать на много шагов, от которых получат пользу Украина и иностранные инвесторы. Но все это должно быть, во-первых, провозглашено Украиной как потребность, во-вторых, обсуждено между Киевом и Брюсселем.

— Какие три проблемы вы бы назвали самыми главными в интеграции Чешской Республики в ЕС?

— Во-первых, думаю, главной сложностью является понимание того, что такое на самом деле Европейский Союз. Это очень комплексная, сложная, развитая организация со сложными процедурами принятия решений, с очень развитой правовой базой — сотни и сотни тысяч законодательных норм, которые следует инкорпорировать в отечественное законодательство. Поэтому знание — это проблема как для администрации, так и для политиков. Политики очень часто думали, что их знания очень хорошие, но в реальности они были очень поверхностными. Во-вторых, я думаю, важно иметь административную мощь. В-третьих, важно, чтобы общественность была мобилизована и следила за европейским курсом. Конечно, эти три базовые требования можно разделить еще на ряд требований. Понятно также, что необходимые для евроинтеграции реформы временами болезненны, а их результаты не сразу заметны общественности.

— В одном из интервью украинской прессе вы сказали, что среди различных политических сил в Чехии велись споры о евроинтеграци. Как чешским партиям удалось достичь консенсуса?

— Что касается главной цели — стать членом ЕС — более-менее существовал консенсус. Только некоторые самые радикальные партии не поддерживали этого. Но если с главной целью все соглашались, то во взглядах на пути ее реализации были разногласия. Кроме того, переговоры с Евросоюзом в определенной мере стали инструментом внутренней политической борьбы. Но важно было, что главную цель поддерживало большинство населения. По моему мнению, это объяснялось хорошей координацией между различными институтами, многие молодые образованные люди были привлечены к этой работе. Важно, чтобы интеграция была не только вопросом цены и выгоды, но и вопросом ценностей, которые мы разделяем, общей истории, будущего, которое трудно представить без того, чтобы быть частью ЕС.

— Что принесло Чехии членство в Европейском Союзе?

— Во-первых, Чехия получила членство в семье государств, от которых мы были отделены на протяжении веков. Во-вторых, — и это очень важно — мы получили возможность участвовать в принятии решений, которые и раньше влияли на нас, но мы, находясь за границами ЕС, не могли на них влиять. В-третьих, мы интегрировались в очень большой внутренний рынок, что, конечно, было очень хорошо для оживления экономических сил страны и стало «внешней инъекцией» в финальную фазу всех внутренних реформ. В целом же мы получили видение, мы получили поддержку, ноу-хау, финансовую, техническую помощь. Сейчас как член мы, конечно, получаем пользу от политики ЕС. Наши фермеры — от очень щедрой, я бы даже сказал, слишком щедрой общей аграрной политики. Структурные фонды помогают ликвидировать неравенства между регионами. В целом же мы получили возможность формировать среду, к которой принадлежим.

— Являются ли проблемой ограничения на работу, которые пока существуют для представителей новых стран-членов в ряде старых членов Евросоюза? Чувствуете ли вы разделение Европы на сорта, о чем иногда любят говорить противники евроинтеграции?

— Политика в ХХI веке является очень специфической. Политики хотят быть смелыми, быть лидерами, выдвигать серьезные и в то же время прогрессивные идеи. А вместо этого они иногда предлагают людям очень ограниченные, близорукие споры по вопросам, которые в общем являются псевдотемами. Свобода людей и труда является очень важной. В то же время, новые страны-члены переживают переходный период, во время которого старые страны-члены могут либерализовать, а могут и не либерализовать свой рынок труда. Из 15 старых членов на сегодня три либерализовали его. С 1 мая, мы надеемся, еще несколько стран это сделают. Самое позднее — в 2011 году в Евросоюзе будет абсолютно свободное движение рабочей силы. Да, мы можем быть разочарованы. Но политика странная не только в Восточной и Центральной Европе, но и в Западной. Есть эмоции, и эти эмоции толкают политиков на определенные решения.

Я прилетел в Киев из Парижа украинскими авиалиниями, и, поверьте, мне не показалось, что большинство украинцев на борту были туристами. Большинство были мужчинами, загоревшими, с сильными руками — мое впечатление, что это были рабочие, которые трудятся где-то во Франции. Значит, даже для стран, которые, как Украина, не являются кандидатами на членство в Евросоюзе, существует определенная свобода в этом плане. Я могу сказать от имени моей страны, где работает множество украинцев, — никакие переходные или административные меры не могут остановить движение рабочей силы.

— Как вы оцениваете перспективы польского предложения о заключении договора по общей политике энергетической безопасности между странами-членами Евросоюза и НАТО и привлечении к такому сотрудничеству Украины?

— Энергетика — главный чувствительный вопрос. Украина пережила очень болезненную дискуссию с Россией, которая также зацепила ЕС, Туркменистан... Я думаю, что вместе с понижением температур, с ростом цен на нефть это показывает, что энергетика будет ключевым вопросом для близкого будущего. И перед Европой встанет вопрос энергетической безопасности, вопрос диверсификации, альтернативных источников энергии, энергосбережения. По моему мнению, существует потребность в общей энергетической политике Европейского Союза. Мы можем сотрудничать в этом плане со странами за пределами ЕС, в том числе и с Украиной, особенно если после выборов она выберет европейскую судьбу. Мы должны сотрудничать с Россией — и это должен быть не инструмент внешней политики, а вопрос, к которому подходят намного серьезнее и глубже.

— Насколько возможно заключение такого договора, учитывая, в частности, различные подходы к отношениям с Россией, например, в Польше и во Франции?

— Думаю, проблема не в этих подходах. Проблема в том, могут ли страны-члены ЕС определить общие интересы и способны ли они согласовать общую политику по крайней мере относительно определенных аспектов энергетики. Убеждены ли мы в том, что общая политика лучше позаботится об интересах даже таких стран, как Франция или Великобритания, чем их индивидуальные усилия? В энергетическом секторе мы сейчас видим соревнование двух систем: первая более либеральна, рыночно ориентирована, вторая — больше определяется политикой и зависит от государства. По-моему, нам следует укреплять первый подход. Некоторые индивидуальные попытки, двухсторонние соглашения, которые заключаются с целью иметь привилегированную позицию, больше укрепляют второй подход к энергетике, а не первый, и не обязательно вносят вклад в общую энергетическую политику. Перспективы общего подхода зависят от политической воли стран-членов и от признания, что в средней и долгосрочной перспективе на глобальной экономической сцене даже сильнейшие страны-члены ЕС поодиночке не в состоянии иметь сильную позицию в отношениях со странами, богатыми энергоресурсами.

Варвара ЖЛУКТЕНКО, «День»
Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ