Это же большая глупость - хотеть говорить, а не хотеть быть понятым.
Феофан (Елеазар) Прокопович, украинский богослов, писатель, поэт, математик, философ

Передовая демократии

19 мая, 2011 - 19:50
ФОТО РЕЙТЕР

На этой неделе я летал в Бенгази на встречу с Переходным национальным советом Ливии (ПНС) — этот визит был согласован с высоким представителем Европейского Союза Кэтрин Эштон и союзниками по НАТО. Я был первым западным министром иностранных дел, посетившим Ливию с момента начала кризиса. То, что я увидел, напомнило мне мою страну 20 лет назад, сразу после первых свободных выборов в Польше, которые вместе с падением Берлинской стены (спустя всего лишь шесть месяцев) стали символом конца холодной войны.

Народы в процессе перехода от авторитарного правления — мирного в Польше в 1989 году, кровавого в Ливии сегодня — борются с решениями, определяющими их судьбу на протяжении десятилетий. Как следует поступить с худшими преступниками бывшего режима и полицией безопасности с их тайными архивами? Нужно ли запретить бывшую правящую партию? Как обеспечить гражданский демократический контроль над армией и полицией? Какую роль должна играть религия в государственных делах? Должна конституция установить президентскую или парламентскую систему?

Бывший коммунистический мир сделал этот выбор 20 лет назад. Очень разный выбор — к лучшему и к худшему — был сделан в Польше, Венгрии и Чехословакии, в Прибалтике, в странах бывшего Советского Союза, в Центральной Азии и в Восточной Германии. Его результаты составляют основную базу опыта. Таким образом, сегодня арабские реформаторы могут опереться на наши успехи — и избежать наших ошибок.

Мы, жители Центральной Европы, пережили невзгоды коммунизма. Также мы знали, чем хотели их заменить — системой, основанной на современных европейских демократических рыночных ценностях. Создание демократических структур требует времени, дисциплины, страданий и терпения. Но все это окупается. В июле Польша впервые возьмет на себя председательство в ЕС; мы заслужили ответственность руководить европейскими делами в течение следующих шести месяцев.

Польша узнала на своем опыте, что требовать изменений и отвергать тиранию гораздо легче, чем разработать и предоставить четкую, умеренную программу для лучшего будущего. Не все народные требования свободы достигают успеха: в суматохе реакционные силы могут сделать свой ход. Падение шаха в Иране привело к губительным последствиям для этой страны. Беларусь получила независимость в 1991 году, но, начиная с 1994 года, президент Республики Беларусь Александр Лукашенко без всякого стеснения перенял коммунистические символы — и методы — чтобы держаться у власти. Здесь Европа еще не сыграла свою роль.

Сегодня по всей Северной Африке миллионы людей требуют права голоса в своей собственной судьбе. Каждая страна ждет перемен и движения вперед. В Марокко король объявил о конституционных реформах, в том числе о гарантиях участия общества в процессе принятия национальных решений, независимой судебной системы и новых региональных властей. Это предполагает, что инклюзивные реформы могут быть примером для других. Также реформаторы в арабском мире могли бы получить огромную поддержку из Катара, который служит примером сильного руководства, в частности в Ливии, а также через информационный канал «Аль-Джазира», представляющий реальную силу перемен в регионе.

В Ливии идет смертельная борьба между людьми, настаивающими на изменениях, и отчаянным, жадным режимом, который цепляется за власть после 40-ка лет плохого правления. Совет Безопасности ООН при поддержке Лиги арабских государств разрешил использовать все необходимые средства для защиты ливийцев от жестокости их собственных руководителей. Наши союзники по НАТО начали соответствующие военные операции, направленные на лишение режима полковника Муаммара Каддафи средств для нападения на гражданские объекты. Правительства во всем мире заморозили незаконные активы, спрятанные режимом за рубежом — деньги, которые должны быть использованы, чтобы помочь оппозиции построить новое общество.

Я направился в Бенгази, чтобы оценить намерения и авторитет Переходного национального совета и ливийской оппозиции. Мы привезли медицинские средства в медицинский центр Бенгази, где проходят лечение раненые из Мисураты и других мест.

За столом сидели немыслимые союзники: некоторые из них были видными чиновниками режима Каддафи; другие много лет провели в тюрьме, приговоренные к смертной казни. Они были едины в признании того, что их страна заслуживает начала новой жизни. Мне напомнили о польском круглом столе в 1989 году, когда представители «Солидарности» сели за стол с правящими коммунистами, чтобы начать переговоры о конце режима.

Я говорил откровенно с председателем ПНС Мустафой Абдуллой Джалилем, заместителем председателя Абдуллой Хафизом Гога и министром обороны ПНС Джалалем Дейли, который также некогда был политзаключенным. Они были благодарны за участие международного сообщества, но также ярко описали огромные потери, на которые Каддафи обрек свой собственный народ.

Я сказал им, что мы рассматривали ПНС в качестве своего нового законного политического собеседника в Ливии и были готовы их поддержать, но в обмен ожидали, что ПНС будет стремиться к лучшим стандартам прозрачного демократического правительства. Они должны были понимать, что им был нужен план, а революционные моменты — это моменты, которые нужно остановить. Польша готова помочь, предлагая обучение для чиновников ПНС.

После этого визита мое послание европейским лидерам двоякое. Во-первых, ПНС Ливии является лучшим выбором, который мы можем сделать сейчас для будущего Ливии. Его лидеры сотрудничают, чтобы достигнуть реальных реформ способом, который было невозможно представить несколько месяцев назад. Они заслуживают энергичной поддержки в мире.

Во-вторых, в то время как Европа может многое предложить своим североафриканским соседям с точки зрения финансовой поддержки, консультаций и обучения, регион должен найти свой собственный путь к свободе и успеху. Давайте подойдем к этой задаче в лучшем духе европейской солидарности, но также и с определенным смирением. Бывшие коммунистические страны Европы могут сделать особый вклад в переходный процесс во всей Северной Африке. Прежде всего, мы понимаем, что устойчивые реформы требуют взятия на себя ответственности за мобилизацию энергии своего собственного народа, не полагаясь на благие, но часто плохо сосредоточенные намерения со стороны.

Польша готова взять лидерство сама по себе и как председатель ЕС. Например, бывший президент страны Лех Валенса недавно посетил Тунис, чтобы помочь Тунису разработать надежные конституционные реформы и законы о выборах.

Люди в Северной Африке знают, чего они не хотят и не примут. Но они пытаются определить, что они действительно хотят и как это построить. Как я видел в Бенгази, есть шанс, что новые лидеры Ливии будут хорошими, реалистичными партнерами для проведения хорошей реалистической политики.

Радек СИКОРСКИ — министр иностранных дел Польши.

Радек СИКОРСКИ. Проект Синдикат для «Дня»
Газета: 

Добавить комментарий

Image CAPTCHA
Введите символы с картинки


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ