Мир, прогресс, права человека - эти три цели неразрывно связаны. Невозможно достичь какой-то из них, пренебрегая другими.
Андрей Сахаров, физик, правозащитник, диссидент, общественный и политический деятель, лауреат Нобелевской премии мира

Тициан или Тинторетто?

Одесский отзвук конкуренции великих
28 декабря, 2009 - 20:31
ФОТО ПРЕДОСТАВЛЕНО АВТОРОМ

В Одесском музее западного и восточного искусства (ОМЗВИ) демонстрировалось одно-единственное полотно — «Портрет дожа Джироламо Приули», произведение, авторство которого отныне склонны приписывать Тициану. Существуют весомые аргументы и в интересах других художников времен Возрождения. Полотно Тициана в Одессе? Гипотеза об авторстве Тициана «Портрета венецианского дожа» выдвинута еще в 60-е годы. Пионером по этому делу был тогдашний заместитель директора по научной части музея Василий Даниилович Власов. Приблизительно тогда же, во время московской реставрации картины на ней были обнаруженные надписи «TIZIANO» и литер T.I. (над плечом портретированного). До сего времени упомянутое полотно приписывали кругу Тициана. Напомним, что на сегодня в Украине есть лишь одно полотно, которое с уверенностью идентифицируют как работу гениального венецианца — «Мужской портрет» (Львовская картинная галерея). Смелая гипотеза полвека назад обсуждалась на заседаниях в ОМЗВИ, а также в Эрмитаже (мнения тогда разделились).

Усиленный интерес к этому полотну возник четыре года назад. Чтобы развеять сомнения, одесситы обратились к киевским экспертам Национального научно-исследовательского реставрационного центра, которые провели рентгенологические исследования одесской картины. Его результаты были обнародованы на упомянутой выставке. Они засвидетельствовали, что портрет создан в XVI в. венецианским мастером, а отдельные живописные приемы, примененные при его написании, похожи на тициановские. С этим выводом согласились и некоторые специалисты из Эрмитажа, в частности Л. Вяземская — старший научный сотрудник отдела экспертиз.

Что заставило сотрудников ОМЗВИ пойти на этот шаг? Конечно, сенсационное похищение произведения Караваджио в известной степени ослабило харизму музея и стимулировало подобные поиски, но желание установить истину, довести до логического конца когда-то начатое дело безусловно превалирует. Даже, если это действительно произведение Тициана, то удастся ли искусствоведам провинциального города в конкурентной европейской среде доказать авторство «короля живописцев и живописца королей»? Ведь есть серьезные контраргументы. Вариантными изображениями венецианского дожа владеют несколько музеев, в частности, Детройта (Институт искусств) и Венеции (Академия). Авторство этих портретов приписывается Тинторетто, который уже при жизни Тициана перехватил право на получение официального заказа венецианских правителей (так называемая сенсерия). Это случилось после его победы в конкурсе на роспись Скуоло ди Сан-Рокко в 1564 году. Отдельные факты указывают, что именно во время правления Дж. Приули (правил до 1567) сенсерия переходит к менее меркантильному Тинторетто. Но не исключено, что портрет Приули был выполнен Тицианом в первые годы его правления (после 1559). Тинторетто изображал преемников Приули — Пьетро Лоредано (1568—7150) и Альвизе Мочениго (1575—1576). О том, что существуют другие изображения Дж. Приули, выполненные Тинторетто, признает и заместитель директора ОМЗВИ Людмила Сауленко: «Это, в частности, фреска во Дворце дожей, написанная Тинторетто. На ней есть изображение Джироламо Приули, при правлении которого в Венецианской республике воцарились покой и благодать». Пани Сауленко принадлежит и первенство в установленных имени изображаемого, которое она сделала чисто визуальным методом сравнений. Больше ясности в атрибуцию картины внесло бы ознакомление с каталогами рентгеноснимков работ Тициана и Тинторетто, которым владеет Эрмитаж. Продвижение по этому делу сделало возможным бы доступ к результатам экспертизы других вариантов портретов Дж. Приули (что крайне проблематично), а также организации заграничной выставки имеющихся портретов с целью непосредственного их сравнения. «Добиться проводилась ли экспертиза упомянутых произведений, а тем более ознакомиться с результатами химических анализов или рентгеноскопией — это чрезвычайно сложная вещь, как и проведение непосредственного визуального сравнения», — объясняет Людмила Сауленко. Тот факт, что общее мнение в атрибуции портретов Джироламо Приули — в пользу Тинторетто, не смущает искусствоведа. «Вот у меня интересная книга, изданная в Германии в 1911 году, — продолжает научный работник. — Тогда немецкое искусствоведение было на очень высоком уровне. Сколько здесь портретов! Но на сегодня атрибуция многих из них изменилась в интересах других художников и портретованных: что приписывалось, например, Тициану — в настоящее время считается работой Тинторетто и тому подобное. Возможны и противоположные выводы — это все процессуально». Усложняет атрибуцию и устойчивость иконографии репрезентативного портрета, к которым принадлежат портреты дожей, а также то, что писать в манере Тициана тогда было модно. Разновидность парадного портрета эволюционировала от «парсуны» (с её скованностью персонажа и графической интерпретацией) к непринужденным реалистичным изображениям, наделенным характерностью и психологизмом. В одесском портрете дожа есть определенная сухость, скованность и напряженность в передаче властного лица, и что нетипично для второй половины XVI в. — автор отказался от изображения рук. Лишь более поздней урезкой краёв полотна это не объяснить. Определенная сухость выполнения объясняется обстоятельствами: ведь заказные портреты приходилось писать при ограниченном количестве сеансов, больше по наброскам. Если на картине Дж. Паннини, передающей интерьер галерее кардинала С-В. Гонзага, действительно изображен именно «наш Приули», то биографию картины можно проследить достаточно уверенно. В каталоге собраний Гонзаги (XVIII в.) композиционно подобное изображение значится как «Портрет в манере Тициана», совпадает даже инвентарный номер на обороте — 453. Не исключено, что именно это полотно на одном из аукционов приобрел князь Лев Кочубей. В 1949 году картина была передана из Эрмитажа в одесский музей. Интересно, что, как и в случае с полотном Кароваджио «Взятия Христа под стражу», приобретенного в свое время дипломатом О. Базилевским, коллекционер имел украинское происхождение.

Отметим, что у «одесского Тициана» есть не только сторонники, но и оппоненты, например, содиректор «Итальянского Эрмитажа» в Феррари Ирина Артемьева. Серьезный оппонент, конечно, и больше мобилизирует. Обнадеживает, что своё письменное согласие на приезд в Одессу дала профессор Виктория Маркова (Москва). В конечном итоге, значительное продвижение по этому делу возможно после детального ознакомления с картиной научными работниками из Эрмитажа.

Процесс, связанный с идентификацией произведения, которое за четыреста лет изменило не одного владельца, достаточно сложный, требует не только последовательности, но и доброй воли всех заинтересованных сторон. Часть этого пути уже пройдена.

Владимир КУДЛАЧ, Одесса
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments