... Все были готовы на жертвы, знали, что не сегодня-завтра их уничтожат, но их волновало прежде ли знать мир об этом, или мир что-то скажет? .. И вторая проблема - еще более духовная: будет кому помолиться за всех, кто погиб?
Джеймс Мейс, выдающийся историк, политолог, исследователь голодомора в Украине

Вопросов больше, чем ответов

Сегодня исполняется 10 лет как похитили, а затем убили Георгия Гонгадзе
15 сентября, 2010 - 19:29
«РЕКВИЕМ» / ФОТО АННЫ АНДРИЕВСКОЙ

После 2000 года сменился уже третий президент, но дело об убийстве главного редактора интернет-издания «Украинская правда» так и не раскрыто до конца. В тюрьме отбывают свой срок лишь исполнители убийства. Но...

На днях Генеральная прокуратура Украины заявила о завершении дела в отношении Алексея Пукача. Задержанный летом 2009 года в Житомирской области (с 2003 года находился в международном розыске) генерал-лейтенант милиции обвиняется в организации убийства журналиста Георгия Гонгадзе и похищении журналиста Алексея Подольского. И, что самое главное, была обнародована информация, что генерал Алексей Пукач получил приказ убить Георгия Гонгадзе от тогдашнего министра внутренних дел Юрия Кравченко. В принципе, такой сценарий расследования ранее уже многие предсказывали. О каких-либо других заказчиках в деле Гонгадзе речь не идет. «День» связался с журналистом Алексеем Подольским.

— Алексей Игоревич, как вы оцениваете информацию о том, что вас и Георгия Гонгадзе «заказал» покойный Юрий Кравченко?

— Я еще не принял окончательного решения, как я буду реагировать на все это: буду я вообще принимать участие в судебном заседании или не буду. Можно, конечно, пойти посмотреть на этот спектакль. Но, скорее, приму решение, как Леся (Гонгадзе — мать журналиста. — Авт.), — не буду туда ходить. Какой смысл там сидеть? Они (власть. — Авт.) хотят, как всегда, поставить точку в этом деле. Конечно, они бы и не расследовали это дело, но надо брать кредиты на Западе. На наше общество они не смотрят, им плевать на него. Их не интересует, кто здесь что скажет, их интересует, как будет реагировать Запад. Перед Западом надо поставить точку, что вот, мол, дело закрыто.

Для этого, собственно, они и вытянули Пукача. Его ведь никто никогда и не терял из виду. А главное, они хотят на этом убиенном генерале (Кравченко. — Авт.) закрыть дело. Я считаю, что его убили. И точно также сфальсифицировали следствие о его самоубийстве. Если после закрытия дела Запад и дальше будет негативно реагировать, тогда они продолжат его — и дальше будут имитировать следствие. Если же международное сообщество закроет глаза на Украину, значит, на этом все и закончиться.

— Вы говорите, что в случае необходимости власть и дальше сможет фальсифицировать ваше с Гонгадзе дело. Каким образом?

— Будут опять искать кого-то крайнего. Вот, например, пройдут выборы, и Литвин окажется за бортом. В таком случае он уже никому не нужен будет, необходимость штамповать законы для коалиции отпадет. Вот тогда его и вытянут из колоды. На самом деле все зависит от политической воли. Дадут команду — расследовать до определенного момента, значит, будут расследовать именно до этого момента. А не дадут команду, значит, не будут расследовать.

Они же ведь сегодня, по сути, собираются судить орудие преступления. Пукач — это такой же шнурок, которым он душил, только воодушевленный. Система, которую создали политики, позволяет плевать в лицо гражданскому обществу. И эта система, когда правоохранительные органы обслуживают политиков, на сегодняшний день только усиливается. К сожалению, никто эту систему судить не собирается. А власть тем временем все сводит к частному случаю — злобные генералы Кравченко, Пукач...

О чем мы можем говорить, если в райотделе убивают студента и говорят при этом, что он сам головой об стенку или пол ударился. Мне тоже в свое время следователи говорили: «Может, вы это сами себя побили, может, друзья вас побили. А может, вы вообще имитируете ваше похищение и избиение». В Генеральной прокуратуре мне на полном серьезе говорили, что мы устроили специальную провокацию. Про Гонгадзе генпрокурор Потебенько тоже говорил, что в день убийства его видели во Львове, что все это провокация.

Тормозом расследования дела всегда было отсутствие политической воли. Ее не было у Кучмы, Ющенко, нет сейчас и у Януковича. Казалось бы, Ющенко должен был дать «зеленый свет» расследованию. Но обещание Ющенко «бандитам — тюрьмы» было реализовано с точностью до наоборот.

— Похоже, Кучма был прав, когда сказал, что все обнулилось, все стало на свои места?

— Абсолютно. На самом деле они никуда со своих мест и не уходили. А вообще, многое зависит от вас — СМИ. Если вы будете довольны тем, что вам говорят, вот, мол, табуретка или покойник виноват, значит, так и будем жить дальше. Клевать будут по одному. Если же вы не будете довольны, тогда на вас и мировое сообщество будет обращать внимание. Пока мы не заставим власть считаться с нами, до тех пор будет такая сложная ситуация. Когда мы будем готовы идти на баррикады, чувствуя, что наши права ущемлены, тогда они будут думать, прежде чем что-то делать. А наше с Гонгадзе дело — это просто лакмусовая бумажка для них.

 

***

 

Со вчерашнего дня мать погибшего журналиста, жена и их адвокат, а также Алексей Подольский имеют право ознакомиться с материалами дела. Только после этого с делом сможет ознакомиться и сам Пукач. Но Валентина Теличенко, представитель вдовы Георгия Гонгадзе — Мирославы, — уже заявила, что не доверяет выводам следствия Генпрокуратуры о заказчиках убийства: «Пока что у меня вопросов больше, чем ответов». А мать Георгия — Леся Гонгадзе, — кроме того, что не будет принимать участия в судебных заседаниях, также заявила, что все это фарс и «развлечения Генпрокуратуры, которая таким образом делает попытку выгородить себя за бездеятельность в прошлом. То, что они делают, — это попытка замести следы того, что они ничего не делали, когда мой сын обращался в прокуратуру за помощью. Это обычное дело — сбросить все на покойного. Бог им судья».

Еще один момент — это аудиозаписи разговоров в рабочем кабинете президента Леонида Кучмы, сделанные майором Госохраны Николаем Мельниченко. Так называемые пленки Мельниченко. Они были обнародованы 29 ноября 2000 года. На них, в частности, обсуждалось физическое устранение Георгия Гонгадзе. В записях слышны голоса, похожие на голоса Леонида Кучмы, бывшего главы администрации президента Владимира Литвина, экс-председателя СБУ Леонида Деркача и бывшего главы МВД Юрия Кравченко. Пленки прошли ряд экспертиз, как в Украине, так и за рубежом. Но в данном случае о них ничего не упоминается. Мельниченко также заявил, что он не исключает, что вообще откажется давать показания в суде. «17 сентября — последний день, когда можно предъявить обвинение заказчикам. Если это не будет сделано до этого дня, они не будут наказаны никогда. Следствие могло бы быть более эффективным. Не было поддержки со стороны руководства страны — оно не помогало и не ускоряло его продвижения».

У журналиста Леонида Фросевича информация о завершении дела Гонгадзе (о заказчике Кравченко) вызывает много сомнений. «Мне — журналисту, который изучал эту криминальную историю, — комментирует ситуацию «Дню» Леонид Борисович, — кажется, что точка в этом деле еще не поставлена. Хотя бы потому, что не указаны мотивы, почему Кравченко решил отдать приказ Пукачу уничтожить Георгия. А ведь известно, что нет преступлений, где бы отсутствовал мотив. Прокурорское следствие почему-то не заинтересовано в том, чтобы на этом акцентировать внимание. Конечно, сегодня выгодно все сваливать на Кравченко, который не может опровергнуть его слова. Мне кажется, что Пукач в данном случае многое не договаривает. Все это зависит от того, какая у него была договоренность со следствием. Вся эта история вызывает и ряд других вопросов. Помните, как общественность время от времени подводили к тому, что реального заказчика в этом деле не будет. Нам «подбрасывали» какие-то версии о том, что заказчиками или людьми, близкими к ним, могли быть покойные генералы Фере и Дагаев. Сегодня же не упоминаются фамилии ни Фере, ни Дагаева, только Кравченко. Нас постоянно выводили на ложные версии о том, что есть свидетели, которые видели Гонгадзе во Львове или других местах. Я считаю, что это был ложный след, специально запущенный людьми из высшего милицейского руководства, чтобы вывести следствие на ложные пути расследования. Сегодня нам преподнесли один из таких вариантов, где указан заказчик Кравченко. Повторюсь, мы не знаем, какие мотивы были у Кравченко по уничтожению Гонгадзе. Мы также не знаем, насколько полно исследованы такие связки, как Литвин — Гонгадзе — Притула. Нам неизвестно содержание разговоров между Кравченко и Литвиным, а ведь подтверждается факт их встречи. Также важнейшее обстоятельство по делу Гонгадзе — «пленки Мельниченко» — остаются в стороне. Нет информации о роли тогдашнего главы СБУ Деркача в оперативном деле «Провокатор», которое было заведено на Георгия. То есть на сегодняшний день вопросов по делу Гонгадзе намного больше, чем ответов».

Кстати, о ложных путях расследования. Журналист Владимир Бойко, комментируя дело Гонгадзе, заявил о том, что он знал, что Кравченко будет объявлен единственным заказчиком убийства журналиста: «Я знал еще в 2003 году, поскольку мне в свое время предлагали за определенную сумму принять участие в освещении фальсификата расследования Генеральной прокуратуры в этом деле! Мне и, кстати, Сергею Шолоху — руководителю радио «Континент». Если я об этом рассказываю, то я, конечно, отказался».

Таким образом, даже через десять лет после убийства Гонгадзе в его деле очень много вопросов остается без ответов. И, несмотря на то, что Генпрокуратура назвала заказчиком покойного Кравченко (против него дело не может быть возбуждено в связи со смертью), в обществе однозначно сохраняется чувство неудовлетворенности. Кто отдал приказ Кравченко убить Гонгадзе? Почему не задействованы «пленки Мельниченко»? Почему не привлекаются к ответственности следователи, которые еще при президенте Кучме фальсифицировали дела Гонгадзе и Подольского? И так далее.

Совсем недавно — 8 сентября — мир отмечал Международный день солидарности журналистов. Поводом стало убийство 8 сентября 1943 года чехословацкого писателя-антифашиста Юлиуса Фучика. Наверное, мало что изменилось с того времени, если в Украине, которая является частью Европы, в XXI веке убивают журналистов, дела которых не раскрываются. Месяц назад пропал главный редактор харьковской газеты «Новый стиль» Василий Клементьев. Милиция не может определить его местонахождение, заместитель главного редактора «Нового стиля» Петр Матвиенко убежден, что Клеметьева убили. Правоохранительные структуры возбудили уголовное дело по статье «умышленное убийство», но подозреваемых пока нет. Кроме того, недавно прокуратура отказала в возбуждении уголовного дела по факту препятствования профессиональной деятельности журналиста СТБ Сергея Андрушко. Также в Херсоне буквально на днях охрана херсонского мэра Владимира Сальдо побила журналиста газеты «Свободный выбор» Дементия Белого. Для журналистов эти факты стали очередными признаками свертывания свободы слова в Украине.

К сожалению, сегодня трагическая страница убийства журналиста Гонгадзе так и не перевернута. Обнародованная Генпрокуратурой информация — это, конечно, хорошо, но скорее она представляет лишь 10% от полного раскрытия убийства. Способна ли сегодня власть к очищению? Ведь глубина морального разложения такова, что вряд ли кто-то способен вывести ее на нормальный уровень.

СПРАВКА «Дня»

В тюрьме отбывают свои сроки исполнители убийства Георгия Гонгадзе: сотрудники милиции Валерий Костенко и Александр Попович приговорены к 12 годам, а Николай Протасов — к 13 годам лишения свободы. По делу Подольского также несут наказание только исполнители: полковник Николай Наумец и майор Олег Мариняк получили три года лишения свободы за превышение служебных полномочий.

В окончательной редакции постановления о привлечении организатора убийства Гонгадзе — Пукача — в качестве обвиняемого ему предъявлено обвинение по части 2 статьи 365 действующего Уголовного кодекса, а также части 3 статьи 166 и пунктам «а» и «и» статьи 93 Уголовного кодекса в редакции 1960 года. Максимальная санкция, предусмотренная этими статьями, — пожизненное заключение.

Пункт «и» статьи 93 Уголовного кодекса в редакции 1960 года — «умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, совершенное по предварительному сговору группой лиц или организованной группой».

Пункт «а» статьи 93 Уголовного кодекса в редакции 1960 года — «умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах, совершенное по заказу».

Часть 3 статьи 166 Уголовного кодекса в редакции 1960 года — «превышение власти или должностных полномочий, если они повлекли тяжкие последствия».

Часть 2 статьи 365 действующего Уголовного кодекса — «превышение власти или служебных полномочий, если они сопровождалось насилием, применением оружия или болезненными и оскорбляющими личное достоинство потерпевшего действиями, при отсутствии признаков пыток».

Следствие установило, что роль Алексея Пукача в организации убийства Георгия Гонгадзе и похищении Алексея Подольского была ключевой. Пукач и сотрудники МВД подбирали журналистов в машине под видом такси. Далее Гонгадзе и Подольского вывозили за пределы Киева, где им угрожали, их душили, избивали. Подольского оставили в живых, Гонгадзе — убили. Обеими операциями руководил Пукач.

В начале ноября 2000 года в Таращанском лесу Киевской области был обнаружен обезглавленный труп Гонгадзе (опознали родные, доказала экспертиза). После задержания Пукача он сообщил следователям, где захоронена голова убитого журналиста (экспертиза показала, что это останки убитого журналиста).

Роль Кравченко в убийстве Гонгадзе в постановлении описывается так:

«...Примерно 13 — 14 сентября 2000 года в своем служебном кабинете в городе Киеве по улице Богомольца, 10 министр внутренних дел Кравченко Ю. Ф. устно отдал начальнику ГУКП МВД Украины Пукачу А. П. явно преступный приказ —убить журналиста Гонгадзе Г. Р. для прекращения таким образом журналистской деятельности».

«Пукач А. П., действуя из личной заинтересованности и карьерных побуждений, не желая осложнять отношения с руководителем МВД Украины, а также рассчитывая снискать расположение Кравченко Ю. Ф. и получить повышение по службе и повышение специального звания работника милиции, согласился выполнить приказ Кравченко Ю. Ф., т.е. на заказ убить Гонгадзе Г. Р.», — также говорится в постановлении следователя.

Кроме того, в постановлении сказано, что Кравченко также отдавал приказ на похищение и совершение насилия над помощником депутата Сергея Головатого — Алексеем Подольским, чтобы побудить его прекратить оппозиционную деятельность.

Напомним, Юрий Кравченко был обнаружен мертвым на своей даче 4 марта 2005 года с двумя огнестрельными ранениями в голову, произведенными из оружия разного калибра. В тот день он должен был прийти в ГПУ на допрос по возобновленному после оранжевой революции «делу Гонгадзе». Официальная версия: покончил жизнь самоубийством.

Киевский независимый медиа-профсоюз призывает родных покойного министра внутренних дел Юрия Кравченко по делу убийства журналиста Георгия Гонгадзе опротестовать позицию следствия, заключающаяся в том, что единственным заказчиком убийства выступил один только Юрий Кравченко.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

Бывший президент Украины Леонид Кучма назвал дело об убийстве журналиста Георгия Гонгадзе международной провокацией. «Это международная провокация, чтобы Украину скомпрометировать. Пять лет ни мне жизни не давали, ни Украине», — сказал второй президент страны. По словам Кучмы, за организацией дела исчезновения журналиста стояли иностранные спецслужбы, и это известно...

Иван КАПСАМУН, «День»
Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ