В огне переплавляется железо в сталь, в борьбе превращается народ в нацию
Евгений Коновалец, украинский общественно-политический деятель

Язык процента в интеллекте

24 ноября, 2010 - 19:28

Согласно последним «научным» изысканиям отдельных украинских политиков, обучение на украинском языке снижает умственные способности человека на 40—60%.

Насколько подобное утверждение имеет отношение к науке, сказать невозможно. Ибо нынче развелось очень много, особенно во властных структурах, обладателей той или иной научной степени, а потому любое шевеление ума таких персон преподносится как «научное мнение».

Не является исключением из этого ряда и небезызвестный народный депутат Верховной Рады из рядов Партии регионов Вадим Колесниченко, приобретший своеобразную славу тем, что слово «Украина» уже давно многими воспринимается в качестве антагонизма его демонстрируемым убеждениям.

Недавно бывший профессиональный компартийный работник, а ныне один из основных спикеров партии власти блеснул новым пониманием взаимосвязи интеллекта и языка. В эксклюзивном комментарии интернет-изданию «ИМК» он следующим образом сформулировал необходимость отказа от обязательности украинского языка как основного для обучения детей в государственных образовательных заведениях: «...Мы с уважением относимся к украинскому языку, хотя русский для нас родной, и мы готовы изучать его (украинский. — Ред.). Но мы не желаем, потому что это противоречит нормам европейского права, чтобы наши дети учились неродному языку. Эта мысль подтверждается мнением ученых: обучение ребенка должно происходить на его родном языке. Обучение ребенка на неродном языке снижает его интеллектуальный потенциал на 40—60%, поэтому мы за то, чтобы дети у нас учились на родном языке...»

Народная истина гласит, что каждый судит по себе. Так что не стану разбираться в том, насколько украинский язык уже сумел изуродовать интеллект четырехлетнего сына нардепа Колесниченко, но приведу пример своей восьмилетней дочери.

Вот моя история. Я родился и вырос в советские времена в целинном регионе Казахстана, куда еще со времен ГУЛАГа были согнаны «дети разных народов». Среда, в которой я вырос, была русскоязычной. Что, в принципе, воспринималось мною в силу обстоятельств как явление вполне естественное. Естественным казалось даже то, что все казахи в моих краях тогда должны были обучаться в средних школах и вузах исключительно на русском языке.

Моя жена — белоруска, родившаяся на Дальнем Востоке, а потому тоже с детства русскоязычная. Неудивительно, что и наша семья оказалась моноязычной, хотя за время проживания в Украине оба выучили украинский язык достаточно для того, чтобы мочь свободно общаться с людьми, говорящими по-украински. Но когда нашему ребенку пришло время идти в детский сад, ни я, ни жена ни секунды не сомневались, что это должно быть исключительно украиноязычное заведение. Так наша русскоязычная дочь оказалась в украиноязычном детском саду-лицее, который в пять лет закончила отличницей с похвальной грамотой. В те же пять лет она поступила в украиноязычную общеобразовательную школу с углубленным изучением гуманитарных предметов. И уже третий год подряд продолжает быть круглой отличницей по всем предметам. Но, что больше всего нас радует, в прошлом году дочка стала победителем олимпиады по украинскому языку, а в этом — вошла в тройку призеров.

Возможно, наша родительская нечуткость в принуждении ребенка к обучению на неродном языке отупила ее на 60%. Иначе она в восемь лет вместо того, чтобы писать стихи по-украински, уже могла бы заниматься целыми нанопроблемами в каком-нибудь Сколково. Конечно, если бы не эта «языковая» дегенерация ума.

Но, надо признать, моя семья — не показатель. Мы своего ребенка делаем моральным уродом, можно сказать, из-за того, что не имеем возможности изуродовать его еще больше. Как это, к примеру, делает самый богатый гражданин Украины, однопартиец Колесниченко Ринат Ахметов, отправивший своего сына обучаться в Англию, где тот явно получает образование не на русском или татарском языке. И он не одинок: так, еще один видный представитель партии власти Андрей Клюев тоже предпочитает, чтобы его сыновья получали образование в странах, где русскоязычную школу найти днем с огнем невозможно. И вообще, среди представителей того слоя украинского общества, которое по недоразумению считает себя «элитой», давно очень модным поветрием является уменьшать интеллект своих детей на все 60%, отправляя их обучаться подальше не только от украиноязычной, но и от русскоязычной среды. Видимо, они считают, что по классической формулировке на их детях природа имеет полное право отдохнуть.

Хотя, похоже, Вадим Колесниченко не во всем не прав. Ведь, принимая за истину его «научные воззрения», мы имеем возможность во всей красе оценить русификаторскую политику, проводимую на захваченных и «освобожденных» территориях Российской империи как во времена царизма, так и в СССР при советской власти. И Валуевский циркуляр, и Эмский указ, запрещавшие обучение на «малороссийском наречии», так и борьба коммунистов против «украинского буржуазного национализма» представляют нам картину политики сознательной дебилизации национальных окраин, проводимую царско-коммунистическими режимами. Кстати, сам Вадим Колесниченко до сих пор демонстрирует откровенную враждебность к тем, кто боролся за то, чтобы украинцы имели право жить в своей стране и обучаться на родном языке. Но это отдельная тема, и ей я посвящу отдельную статью.

Казалось бы, утверждения народного депутата внутренне противоречат сами себе: подтверждая интеллектуальную деградацию тех стран, в которых уничтожался родной язык в пользу оккупационного, эта же идея опровергается в случаях, когда носители навязанного языка сами стремятся к тому, чтобы их дети получали образование в передовых странах мира. Однако противоречие это мнимое. Если, конечно, понимать, что государство как совокупность всех своих институтов может развиваться и достигать успехов исключительно на своей национальной почве. В условиях же нашей страны, в которой власти откровенно не способствуют созданию и развитию полноценной национальной научной школы, представители политических сил, причастных к этому, предпочитают своих детей отправлять подальше, оправдываясь тем, что, дескать, язык обучения в Украине не тот. Но «не тот» этот язык почему-то оказывается только в Украине. Но никак не в Австрии, Швейцарии или Франции...

Впрочем, проект закона «О языках», разработанный в недрах правящей коалиции, уже готов к рассмотрению в Верховной Раде. Его итоговое рассмотрение и будет вердиктом «научным воззрениям» Вадима Колесниченко. Или же окончательным приговором интеллекту нации.

Сергей СУХОБОК
Газета: 

НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

Loading...
comments powered by HyperComments