Настоящий способ отомстить врагу — не быть похожим на него.
Марк Аврелий, римский правитель, принадлежал к династии Антонинов, философ-стоик.

Тянем-протянем,

или О дальтонизме в политике власти
22 июля, 2010 - 19:56
РИСУНОК ИГОРЯ ЛУКЬЯНЧЕНКО

«В ночь на 2 июля 2010 года правящая коалиция совершила наглую фальсификацию голосования в парламенте. Без всякой гласности, при прекращенной трансляции телеканала «Рада», в полночь не более чем 50 «кнопкодавами» из коалиции был принят закон об основах внутренней и внешней политики»


(из Заявления партии «Наша Украина»)

Запомнился коротенький разговор двух народных депутатов. Состоялся он утром, возле стола регистрации и, как правило, на русском языке. Итак, подаю в переводе.

— Ну, как, протянем? — спросил один.

— Обязаны! Отступать некуда, — уверенным голосом ответил другой.

Оба были из одной фракции, так что содержание этих коротких фраз и значение слов не надо было им расшифровывать. Да и для тех, кто был рядом, тоже все было понятно. Не впервые.

Итак, кого же пытались в сессионном зале «протянуть» народные депутаты? Как ни удивительно, но... законы. В последнее время их не столько принимают, сколько «протягивают». Раньше таким образом «протягивали» массово поправки, изменения в законы, выгодные тому или другому бизнесмену-депутату, а теперь — даже кодексы. Причем делается это без особых усилий, часто без предусмотренных процедурой обсуждений, согласований, заключений и даже без внесения поправок не только в соответствующих комитетах, но и в сессионном зале. Таким же образом «протягивают» все документы, которые попадают ныне в парламент. Причем часто это «протягивание» обходится заказчикам и самим «протягивальщикам» недешево.

И такой же метод принятия государственных актов не только в Верховной Раде. Не исключение и Кабинет Министров, который, по сути, стал филиалом коалиции в парламенте, а точнее одной фракции. Отличие лишь в том, что в правительстве нет оппозиции. Там полный «одобрямс». Но что с того, что в парламенте она есть. Какая польза от оппозиции, у которой, кроме возможности иногда заблокировать трибуну и выразить свой гнев и негодование на каком-то телеканале, других способов на практике нет. Даже поправки к закону из одного предложения или двух-трех слов оппозиционеры не способны внести. Де-юре могут, но де-факто коалиция не принимает их. И это в высшем законодательном органе. Что-то наподобие политического террора, которому положили начало драки с выкручиванием рук друг другу. Ведь там его корни. Не зря в народе этот феномен «бурной» парламентской деятельности объясняют известной народной пословицей: «Ворон ворону глаз не выклюет».

Потому удивляет, что сами нынешние оппозиционеры публично возмущаются своим почти безвыходным положением, забывая, что среди нынешних «протягивальщиков» (кнопкодавов) все больше становится их бывших друзей, коллег, соратников по партии, по блоку, по фракции и т.п. Неужели за пять или десять лет знакомства и совместной политической работы так и не разобрались «кто есть кто»? И теперь радуются тому, что партия «очищается» от политических предателей. И не задумываются над тем, что слишком дорого стоит народу их политическая слепота или запоздалое прозрение, и даже раскаяние. Хотя на последнее сподобились лишь немногие политики. Остальные себя святыми и безгрешными считают. Но ведь статус неприкосновенности таких моральных индульгенций не дает.

Не надо кривить душой — партийная «рубашка» вам никогда не была близка к собственному телу. Даже и вышиванка. А о душе и речи уже не может быть. Это касается всех, без исключения. За годы независимости многие на политическом рынке умудрились продаться по четыре-пять раз, давно став в обществе политическим секонд-хендом. Жаль, что бирки с надписью «бывший в употреблении» нельзя цеплять к такому товару. Хотя бы для морального удовлетворения.

Правда, в нынешней кадровой политике, чем больше разных «бирок» имеет претендент, тем он больше подходит и для депутатства, и на государственный пост. Здесь действует обмен: деньги — должность, и наоборот. И никто, кроме нас с вами, то есть налогоплательщиков, не платит за такие сделки из собственного кармана. Личный риск чиновников почти нулевой. Сегодня подписал указ, распоряжение или постановление, а через неделю или месяц-два отменил. Все в рамках закона. Это на предприятии плохо выточенная деталь или небрежно сконструированный механизм считаются браком, а в кадровой политике — ротацией.

А то, что один такой, «протянутый» «ротационный» кадр в кресло главы государственного комитета, министра, или вице-премьера за этот месяц-два или полгода не только отрасли и работающим в ней людям и в которую он случайно попал, но и стране нанесет огромный финансовый, материальный, социальный, духовный, моральный ущерб, временных обладателей главных гербовых печатей меньше всего волнует. Так как в этой «стабильной» политике есть две самых главных сверхзадачи. Во-первых, не разобраться в том, что происходит по горизонтали от Карпат до Дона, а выстроить такую вертикаль власти, которой бы могли позавидовать все диктаторские режимы. Во-вторых, за свою каденцию успеть «проротировать» побольше своих. А кое-кого и по несколько раз. Благо, что сейчас все государственные должности одного цвета. Не подумайте, что государственного — партийного.

Правда, иногда бывают исключения, и приходится, стиснув зубы, мириться с двумя-тремя оттенками, которые стараются дорисовать коалицианты к бело-синим цветам. Однако на их фоне другие — едва заметны, я бы сказал расплывчаты.

Есть и еще одна категория «чужих». Во всяком случае — не своих. Это блуждающие дуэтами или квартетами избранники, которым слово «народный» подходит, извините, как корове седло. Это они с помятыми в карманах партийными билетами бывших партий, тоже ходят кругами вокруг президентско-правительственного корыта. Вынюхивают, присматриваются, прислушиваются. Правда, на расстоянии, так как близко не допускают. Не доверяют. Одни из них тоже хотят, чтобы их хоть на какую-нибудь государственную ступень вытянули. А другие — превратились во что-то наподобие сторожевых псов собственных бизнесов, которым как воздух нужна лояльность власти, гарантия, так сказать, охранная грамота о неприкосновенности их коммерческих структур.

Это мы с вами думаем о чести, о совести, о других моральных добродетелях. А если они физиологически отсутствуют у человека, не передались на генном уровне и последние 70—80 лет вообще не культивировались в семье? Где их взять? Тем более что они не товарные и не денежные знаки. Это духовный капитал, который либо есть, либо его нет.

Психологи утверждают, что для моральных и духовных калек нет лекарства для исцеления или оздоровления. Поэтому важно распознать это увечье как можно раньше. К сожалению, по настоящему государственная, прагматичная, а не корпоративная, а тем более не коррупционная кадровая диагностика в стране отсутствует. Причем, такое впечатление, что высшие должностные лица больше всего больны дальтонизмом. А если и различают цвета, то опять-таки, только партийные. А что касается рентгена на профпригодность чиновников высшего ранга, то он на уровне «свой» — «чужой».

Не случайно главной кузницей правительственных кадров уже много лет является Верховная Рада. Складывается впечатление, что каждый народный депутат, с того момента, как только получает мандат, уже готов, по меньшей мере, на должность министра, причем любой отрасли. Так повелось еще с начала 90-х годов. По этому поводу вспоминаются четыре сатирических строчки:
«Нема сенсу керувати
Відсталим колгоспом —
Піду краще в депутати,
Там є шлях для росту»

Точнее говоря, самое главное попасть в номенклатурную макитру. И для начала нет значения вареником какой величины. Важно вываляться в государственной сметане. А потом, даже если и выпадешь из нее, то не стоит особо волноваться — по нюху, по вкусу, по цвету свои найдут и в руководящую макитру «протянут». Для нашего с вами «блага».

Аркадий МУЗЫЧУК
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ