...Несогласие в собственных рядах есть смертоноснее за враждебные мечи, а внутренние разногласия открывают двери иностранным захватчикам.
Карл Густав Эмиль Маннергейм, государственный и военный деятель Финляндии, президент Финляндии

Украинское будущее Европы

Ужасы и надежды наших граждан «для себя» заменили труд, страдания и война за будущее «для всех»
28 ноября, 2014 - 16:14
21 НОЯБРЯ 2014 ГОДА. ФЛЕШМОБ ЕДИНСТВА УКРАИНЫ И ЕС К ГОДОВЩИНЕ НАЧАЛА ЕВРОМАЙДАНА. В ПРОШЛОМ ГОДУ РЕВОЛЮЦИЯ ДОСТОИНСТВА НАЧИНАЛАСЬ КАК МИРНАЯ АКЦИЯ ПРОТИВ ОТМЕНЫ ЕВРОИНТЕГРАЦИИ / ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Хотелось бы добавить несколько философских мнений относительно того, что решалось год назад и что является в дальнейшем актуальным на сегодняшний день именно в цивилизационном смысле.

В свое время, в 30-е годы ХХ века выдающийся немецкий философ Эдмунд Гуссерль писал о кризисе европейства. Он не был единственным после Первой мировой войны, кто задумывался о таких вещах. Не прибегая к перечню других имен и экскурсов в их труды, обратим внимание на одну, на наш взгляд важную, мысль именно упомянутого философа. Э.Гуссерль отмечал, что для модерной Европы в течение веков речь шла о том, чтобы поставить разум, стремящийся к истине, не только за основу единства знания, но и обоснования ценностей и идей, являющихся двигателем прогресса человечества. Истина должна была противостоять той бесспорности и само собой разумеющимся догмам, господствовавшим в мире и дававшим ввести себя в заблуждение человечеству.

Этот проект построения европейской культуры на принципах разума очевидно испытывал поражение в начале ХХ века. Вместе с тем, как отмечал Гуссерль, пропадала также и вера в то, что человеческий разум способен придать смысл миру, истории, самому человечеству, а также вера в человеческую свободу, которую и нужно понимать как способность человека придавать смысл своему индивидуальному и общечеловеческому бытию. Философ не дожил до начала Второй мировой войны, события которой, по-видимому, довели до края этот апофеоз бессмысленности и господства для кого-то бесспорной иррациональности. Гуссерль предлагал в качестве выхода из кризиса возвращение к жизненному миру, то есть к тем очевидностям, на которых основывается наше осознание себя и окружающего. Мир выжил в войне 1939-1945 годов, Европа отстроилась на принципах общечеловеческих прав, осуждения преступлений против человечности. Следовательно, были найдены те основы, на которых возможно удержать разумное существование, общие нормы и ценности для последующего существования европейской цивилизации.

Что происходит теперь в Украине, учитывая опыт ХХ века? Мы видим опять наступление на истину. Без пафоса, это так. Поток откровенной лжи от агрессора словно нивелирует не только способность, но и само право человека на то, чтобы иметь мнение, делать выводы на основании истинных фактов, жить в соответствии с разумом, а не в мире обмана и «саморазумеющихся» величественных идей, как, например, всемирной миссии определенного народа...

Мессианство происходит не от мира сего. Кто провозглашает себя таковым или побуждает его таковым считать, тот грешит против истины. Украинцы знают это, имея опыт после Майдана 2004 года. Однако есть своя миссия, вполне земная и не пафосная, у нашего народа - доказать еще раз, что в этом мире возможно выстроить пространство общей жизни на основаниях разума, знания, на универсалиях человеческих ценностей. Мы должны это сделать, иначе в мире будут потеряны ориентиры, а именно - вера в то, что истина таки правит этим миром, что люди, какими бы несовершенными они ни были, способны жить вместе, по крайней мере, честно, уважая личные права и свободу. То, что может дать Европе и миру Украина - это вера в истину, которая отвергает догму, цинизм и побуждает к развитию. И еще одно, очень важное, это пример неравнодушия, братства, любви к своей земле. Этого естественно недостает в сытых и мирных странах Запада.

Украина сегодня - это не то государство, которому что-то должны дать. Она сама дает надежду миру и возрождает европейские фундаменты социального бытия. В этом нам стоит помочь, ведь потеря украинской надежды подрывает будущее самой Европы.

Пережитое страной на Майдане становится историей. Однако история творится и теперь. Мы получили волю, но наша судьба еще решается. Ужасы и надежды украинцев «для себя» заменили труд, страдания и война за будущее «для всех». Вместе с тем, пришло понимание: то, что творится у Украины, дает надежду на жизнь в лучшем мире не только для нас. Глядя на Украину, Европа должна понимать: это о ее последующей судьбе идет речь здесь - в Киеве, Одессе, Львове или Донецке. 

Евгений Мулярчук, научный сотрудник Института философии НАН Украины
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ