Каждый должен выполнять свою работу, быть чувствительным к великим событиям, чувствовать величие и опасность момента. Как за маленькими поступками волонтеров стоит гуманизм, так и по нашим делам скрывается нечто большое.
Мирослав Попович, украинский философ

Сашка-«правосек»

«Среди нас были разные люди, в том числе националисты и анархисты, но объединило нас одно — желание защитить Украину», — Александр Астанков
18 января, 2021 - 19:11

Передо мной — обычный пожилой украинец, который не может похвастаться отличным здоровьем, но почти семь лет назад променял уютную городскую квартиру на солдатский окоп.  Что заставило его взяться за оружие и вместе с такими же энтузиастами поехать на Донбасс?  Приключений захотелось на свою уже седую голову?  С войны он вернулся без единой государственной награды, участие в боевых действиях не дало ему никакого бонуса, и он отнюдь не улучшил свое материальное положение.  «Ни то, ни другое, — улыбается мой собеседник, отхлебывая из чашки ароматный кофе.  — Не знаю, как объяснить без громких слов.  Поэтому скажу так: я присоединился к своим друзьям».

«УСТАЛ ОТ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ И ВМЕСТЕ С НЕСКОЛЬКИМИ РЕБЯТАМИ ПОЕХАЛ НА БАЗУ «ПРАВОГО СЕКТОРА»

— В каком подразделении выпало воевать?

— Я, как и мои товарищи, записался в добровольческий батальон «Донбасс» — подразделение общественно-территориальной обороны, который на первых порах состоял в основном из майдановских активистов.  Все это происходило в мае 2014-го, и все мы, кто захотел выступить в защиту Украины, ждали, когда же наступит время «Х».

Ты понимал, что оттуда, куда ты собрался, можешь и не вернуться?  Такая перспектива не пугала?

— За всех «не стану расписываться», а вот о ребятах, которые были рядом, скажу так: мы тогда как-то не думали об опасности, которая будет подстерегать там на каждом шагу, высокой вероятности погибнуть.  Поэтому перспектива вернуться в качестве «груза 200» и не пугала.  По крайней мере, мы об этом тоже не думали.  Возможно, и не поверишь, но мы с нетерпением ждали команды на отбытие в район Антитеррористической операции.  Однако командование подразделения приказало «быть дома в полной боевой готовности и ждать команду».  Позвонили только в августе, предложив прибыть в город Новомосковск на Днепропетровщине: там располагалась база «Донбасса».  Когда прибыл туда, то еще раз услышал, что надо «еще немного подождать команды».  Я, откровенно говоря, матерился, но понимал, что приказы командования не обсуждают.  В конце концов, устал от такой неопределенности и вместе с несколькими ребятами поехал в Большую Михайловку: там была база «Правого сектора».

— Почему выбрал именно эту структуру?

— Уже тогда мы много слышали об этой организации — о ней ходили целые легенды, «запущенные» в основном российским ТВ.  Но вместе с тем мы знали, что «правосеки» реально воевали с врагом, активно помогая Украинской армии освободить немало городов и сел Донбасса.  Словом, решили, что наше место тоже среди «правосеков».  После беседы с командованием одного подразделения они приняли нас в свои ряды.

«ОТ МЕСТНЫХ УЗНАЛИ, ЧТО БОЕВИКИ ХОДЯТ К СЕЛЯНАМ... ЗА САМОГОНОМ.  УСТРОИЛИ ЗАСАДУ И УНИЧТОЖИЛИ ТРЕХ СЕПАРОВ»

— И что — сразу вручили вам автоматы, и все вы пошли воевать?

— Сначала, как и положено, началось полевое обучение, во время которого мы учились этому искусству.  Военной муштры в классическом армейском понимании не было: нас учили не маршировать, а элементарным навыкам ведения боя, разбираться в оружии и пользоваться им. Среди нас были представители практически всех слоев населения, вероисповедания и даже политических взглядов.  Например, сторонники националистических движений и анархистов.  Объединило нас одно — желание защитить Украину, не дать врагу продвинуться вглубь нее и построить так называемый «русский мир».

По окончании «курса молодого бойца» наш дальнейший путь растянулся до Водяного — поселка, расположенного неподалеку от Донецкого аэропорта.  Тогда весь тот район входил в так называемую «серую зону» — территорию, которая не принадлежала ни нашим, ни сепаратистам.  Несколько недель мы вели наблюдение за окружающей территорией и автострадой.  И как-то от местных узнали, что боевики ходят к селянам... за самогоном. Поэтому решили устроить засаду, в результате чего было уничтожено трое сепаров.  Остальные убежали, бросив на месте схватки своего товарища — россиянина, как выяснилось.

Мы, конечно, не стали добивать раненого.  Взвалив на спину под 100 килограммов «живого веса», отошли к месту дислокации, оказав перед этим ему первую медицинскую помощь.  Но она ему не спасла жизнь.  Жаль: остался бы наемник в живых, было бы еще одно убедительное доказательство того, что «настамнет», как любит повторять Путин.

После этого думали, что наш противник сделал правильные выводы и больше не полезет в опасность.  Но где там: уже по хорошо протоптанной дорожке к селянам начали наведываться «кадыровцы»!  Только уже не за водкой, а за водой.  Решили и этих проучить — снова устроили засаду.  На этот раз нашей «добычей» стали два «кадыровца». Как ни старались взять хотя бы одного пленного, не удалось.

Впоследствии к нам прибыла небольшая группа военнослужащих 93-й отдельной механизированной бригады, усиленная одной БМП.  И кусок «серой зоны» стал нашей, украинской территорией. По прибытии военных начались безумные обстрелы.  Как из минометов и орудий, так и реактивных установок «Град»: враг неистовствовал от ярости...

«Я ВИДЕЛ ГЕРОИЗМ НАШИХ ВОИНОВ, НО ВИДЕЛ И ЧЕЛОВЕЧЕСКУЮ ПОДЛОСТЬ»

— Мой покойный дед, который не любил рассказывать о войне, говорил: честных и порядочных людей война делает еще честнее и порядочнее, а негодяев и трусов — еще большими негодяями и трусами.  Слова актуальны?

— Умным человеком был твой дед. Я видел героизм наших воинов, готовность жертвовать собственным благополучием и даже жизнью ради других, познакомился с людьми, которые от души любят свою землю и готовы отдать за Украину самое дорогое — жизнь.  Но видел и человеческую подлость тех, кто ради собственной выгоды готов продать не только свою страну, но и близких людей.  Встречал «патриотов», которые, прикрываясь красивыми словами и лозунгами, совершали преступления, в том числе и против людей.  Их, слава Богу, немного встречалось на моем пути, но не они определяют лицо всех тех, кто защищал в те дни и теперь защищает Украину.

Кстати, паршивцев хватало и среди местного населения.  К примеру, именно по информации жителей Водяного боевики сумели достаточно прицельно накрыть место расположения нашего подразделения.  И это был не единичный случай: люди, которые воспитывались в течение десятилетий на ценностях «русского мира», навязанного им российским ТВ, ненавидят все украинское.  Попробуй таких убедить, что «русский мир» — это война, разруха, уничтоженные дома и погибшие родственники!..

Но было бы крайне несправедливо всех причислять к врагам Украины: многие люди не могут дождаться того дня, когда закончится война и они будут жить в едином Украинском государстве.  Там, на Донбассе, я в очередной раз убедился, что этот мир не однообразен.  Он даже не черно-белый, а состоит из разных цветов.

«КОГДА Я СЛЫШУ ЧУШЬ С ТЕЛЕЭКРАНА, ТО ПРОСТО «ЗАКИПАЮ»

— Сегодня некоторые «умники» говорят: то, что происходит на Донбассе, никак не назовешь войной — мол, это какое-то недоразумение между двумя братскими народами.  Что скажешь на это?..

— Когда я слышу эти глупости с телеэкранов, то просто «закипаю».  Пусть те умники, что так говорят, скажут об этом матери павшего солдата.  Или отцу, чей сын потерял там ногу или руку и в каких-то 25-30 лет стал инвалидом.  Да, эта война довольно странная: в то время, когда на головы наших ребят сыпались мины и падали «Грады», киевские рестораны и кафе были переполнены молодежью, которой, извини, было наплевать на то, что происходит в каких-то нескольких сотнях километров от их  домов.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Александр — очень скромный человек.  Поэтому не стал рассказывать о своем участии во многих боевых столкновениях, десятках обстрелов «градом», когда находился на грани жизни и смерти.  Промолчал и о том, что во время одного из них все же получил ранение и, не долечившись как следует, покинул больничную палату и поехал к боевым собратьям.

За участие в антитеррористической операции Александр имеет несколько негосударственных наград.  Одна из них — награда Православной церкви Украины.  А вот государственной нет, он ни разу не был героем газетных публикаций или телесюжетов.  Но совсем не жалеет об этом.  «Не всем же быть героями, — улыбается он.  — Мы делали свою обычную работу — защищались от врага».

После знакомства и общения с этим человеком подумалось: именно такие украинцы и остановили «старших братьев», заплатив за это своими жизнями и здоровьем.  Именно такие, как Саша, ребята надавали по зубам сепаратистам, показав их хозяевам, что украинцы готовы воевать за свою землю до последней капли крови.

Сергей ЗЯТЬЕВ
Газета: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ