Если страна, выбирая между войной и позором, выбирает позор, она получает и войну, и позор.
Уинстон Черчилль, британский государственный деятель

Донецк: все по традиции

Александр КЛЮЖЕВ: «Если раньше чиновники пытались отрицать, что они содействуют партии власти, то сейчас — подчеркивают это»
20 июня, 2012 - 11:45
ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

На днях Донецкая областная организация «Комитет избирателей Украины» обнародовала отчет общественного наблюдения за подготовительным этапом избирательной кампании на Донетчине, в котором была проанализирована предвыборная ситуация и указано на самые большие недостатки и риски будущего избирательного процесса. Об особенностях избирательной кампании 2012 года «День» общался с руководителем аналитических программ ДОО ВОО «Комитет избирателей Украины» Александром Клюжевым.

— В отчете вашей организации отмечается, что в процессе формирования мажоритарных округов на Донетчине прослеживалось влияние политического фактора. Насколько значительным является расхождение между тем, как фактически образованы округа, и тем, как это целесообразно было сделать?

— Нужно отметить, что Центральная избирательная комиссия образовывала округа по действующему закону, в котором, к сожалению, имеются определенные пробелы относительно обеспечения непрерывности границ округов и их компактности. Исходя из этого, и возникали основные трудности при выборе оптимального формата избирательных округов. Закрытость действий ЦИК вызывает обоснованные подозрения в наличии политических мотивов по некоторым округам, и в нашей области они усиливаются тем, что, несмотря на то, что в регионе было сокращено количество избирательных округов, значительная часть провластных кандидатов угадала их границы. То есть фактически еще до момента принятия решения ЦИК они начали свои кампании в четко ограниченном перечне территориальных общин, которые в итоге оказались именно такими, которые принял ЦИК.

«Комитет избирателей» вносил и официально направлял в ЦИК свои предложения относительно оптимального варианта избирательных округов, но ЦИК официально не ответил. И когда мы уже сопоставили проект общественности, который мы обсуждали в Донецкой области, с конечным решением, то были определенные моменты в интересах проекта общественности, которые не были учтены в постановлении ЦИК.

Нужно подчеркнуть, что неоптимальное определение границ некоторых округов создало ощутимые проблемы при очерчивании других округов. Например, округ № 46 с центром в Артемовске, в котором традиционно проявляет активность народный депутат Сергей Клюев, был сохранен в том формате, в котором он был в 2002 году, но в свете изменения общего количества округов это вызвало большие трудности при формировании других округов. То же самое в принципе и в Донецке. По количеству избирателей в Донецке можно было спокойно образовывать четыре полноценных избирательных округа. Но создали пять, что, собственно, и вызвало последующие проблемы относительно объединения некоторых территорий, прежде всего, сельских. В итоге у нас есть огромные по территории сельские округа, в которых избирательная логистика очень усложнена. Например, округ № 60, куда входят пять районов Донецкой области. В 2002 году их были три, и то это приводило к ощутимым осложнениям. А теперь вообще трудно сказать, как избирательные комиссии будут между собой взаимодействовать.

— Охарактеризуйте, пожалуйста, общую предвыборную атмосферу в Донецкой области. Насколько она является свободной и благоприятной для политической конкуренции?

— Ничего особенного у нас в этом аспекте не изменилось. Есть четко выраженное доминирование одной политической силы. И ситуация от предыдущих кампаний отличается только определенными оттенками. Во-первых, ныне на местном уровне пришла к власти другая команда, которая не имеет опыта проведения избирательных кампаний. Я имею в виду главу областной администрации, его заместителей и тому подобное. В этом есть определенная новизна, и очень интересно, какую позицию они будут занимать во время избирательной кампании.

Как и раньше, сохраняется проблема неэффективного разграничения управленческих и партийных мероприятий, когда должностные лица местных органов власти оказывают поддержку потенциальным кандидатам. То есть здесь все традиционно. Кстати, оппозиция также демонстрирует традиционный для Донецкой области подход: за несколько месяцев до начала избирательной кампании пытаются создать эффективную структуру, за два месяца найти полноценных местных лидеров для того, чтоб они выдвигались на выборах.

— На какой стадии находится процесс выдвижения единых кандидатов от объединенной оппозиции и что это будут за люди?

— Ситуация заключается в том, что уже несколько месяцев лидеры оппозиции (как местной, так и общенациональной) заявляют, что есть кандидаты на каждый избирательный округ Донецкой области, но эти кандидаты держатся в тайне. Здесь возникает вопрос: а кто определил этих кандидатов? Если они держатся в тайне, значит, ни активисты, ни сторонники оппозиционных партий не имели влияния на процесс их выдвижения.

Что касается состоятельности кандидатов, которых мы ныне не знаем, то с этим традиционно будет проблема, поскольку нельзя за два месяца до начала избирательной кампании найти компетентных профессиональных людей, которые пользуются авторитетом. Следовательно, в отличие от Партии регионов, которая присутствует в регионе постоянно, оппозиция проявляет волнообразную заинтересованность регионом. И я не думаю, что это даст какой-то значительный эффект.

— А когда в оппозиции обещают назвать имена?

— В начале официальной кампании. Якобы для того, чтобы не было давления на будущих кандидатов. Но это проблема прозрачности. Выходит, и власть, и оппозиция демонстрируют непрозрачный подход к определению будущих кандидатов. Ведь если у власти на каждый округ уже есть свои кандидаты, которые уже вкладывают туда определенные ресурсы, то возникает тот же вопрос: кто их выдвигал? Не были соблюдены даже формальные механизмы внутрипартийной демократии. Безусловно, что съезд, вероятно, состоится в начале избирательного процесса, но люди уже вкладывают ресурсы! Значит, есть вопрос к партии власти: как ее члены, ее сторонники влияли на определение будущих кандидатов?

— То есть от партии власти мы увидим те же лица?

— Да, в Партии регионов, безусловно, больших неожиданностей не будет. Значительная часть округов будет закрыта действующими народными депутатами.

— Заметна ли в регионе деятельность меньших оппозиционных партий — «Гражданской позиции», «УДАРа»?

— Определенные акции проводятся, чаще всего протестного характера. Но говорить что-то определенно относительно их деятельности пока рановато, потому что нет понимания, каким ресурсом — интеллектуальным, кадровым, информационным — они обладают, какова у них программа действий.

— Известны ли вам на сегодняшний день факты использования властью административного ресурса или давления на оппозицию?

— Безусловно, мы знаем заявления оппозиции о том, что в Донецкой области происходит преследование активистов, сторонников оппозиционных политических сил. Эти заявления прогнозируемы, учитывая доминирование в регионе одной политической силы. И в принципе Партия регионов должна быть абсолютно готова к этим заявлениям, ведь (даже не оценивая объективность заявлений оппозиции) это ее (партии власти) крест, который она должна нести и доказывать практическими действиями, что государственные служащие местных органов власти являются политически беспристрастными.

И когда сейчас в коммунальной прессе появляются материалы, направленные против оппозиции, в которых Партия регионов жалуется на то, что ее необоснованно обвиняют, то, по моему убеждению, власти нужно не давить на жалость, а просто занимать объективную беспристрастную позицию. Если проходит мероприятие за государственный счет или за счет местного бюджета, то здесь не может быть никаких заявлений в поддержку провластной партии, не может быть предоставления определенных преференций Партии регионов и т.п. Только когда будет такая принципиальная позиция, когда все чиновники, начиная от главы областной государственной администрации и заканчивая главой райгосадминистрации, заявят, что они на своих должностях не вмешиваются в избирательный процесс и будут практическими действиями доказывать это, то тогда, собственно, и не будет почвы для заявлений о политических преследованиях. То есть здесь все зависит от власти.

Админресурс — это, конечно, один из основных рисков в Донецкой области. И здесь есть не очень приятная тенденция. На предыдущих выборах, безусловно, ситуация была подобной, и чиновники активно принимали участие в кампаниях. Но если раньше они пытались отрицать, что они содействуют той или иной политической силе — в нашем случае Партии регионов, то ныне ситуация несколько изменилась. Сейчас даже не очень удобно не акцентировать, что ты, государственный служащий, — представитель определенной политической силы, Партии регионов. То есть ситуация достаточно тревожная, если чиновники пытаются уже даже подчеркнуть публично, что они выполняют программу Партии регионов, демонстрируют единство органов власти и партийных организаций.

Безусловно, в мажоритарных округах влияние админресурса будет значительнее, чем на пропорциональных выборах. Когда приезжает будущий кандидат в район и вместе с главой райгосадминистрации, со всеми чиновниками и должностными лицами органов местного самоуправления проводит встречу с избирателями, то для последних это сигнал: кого поддерживает власть и кого она хочет видеть народным депутатом Украины. И здесь избирателю будет очень трудно не поддаваться такому влиянию местных чиновников, которые вполне открыто демонстрируют свою лояльность тем или иным кандидатам от партии власти.

Если мы вспомним местные выборы 2010 года, то как раз вмешательство государственных служащих в избирательный процесс считалось основным недостатком избирательной кампании. Я думаю, если власть не изменит позицию, то ее активное участие в избирательной кампании в этом году также сыграет плохую роль в признании будущих выборов.

Сергей СТУКАНОВ, Донецк
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ