Если свобода вообще что-то значит, то это право говорить другим то, чего они не хотят слышать
Джордж Оруэлл, британский писатель и публицист

Факт капитуляции как акт примерения

14 декабря, 2015 - 19:47
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

В последнее время произошло несколько показательных и похожих по содержанию событий, которые наталкивают на мысль об определенной спланированной кампании.

Первое. В Харькове 11 и 12 декабря состоялись резонансные дебаты ориентировочно 30-ти писателей, исследователей, ученых, журналистов, философов из более чем десяти стран Европы и постсоветского пространства — Украины, Беларуси и России. Также с гостями общались представители известных в Харькове общественных и волонтерских организаций. Инициаторами дебатов стали несколько немецких институтов, таких как Фонд С. Фишера, Культурный фонд Allianz и Немецкая академия языка и поэзии. Встречи были сугубо общественными, без участия политиков или чиновников.

Возмущение харьковского патриотического сообщества вызвало привлечение в уважаемый круг приглашенных интеллектуалов скандальной журналистки и поэтессы из Луганска Елены Заславской, которая поддержала террористическую организацию «ЛНР» и не известна какими-либо весомыми научными работами или литературными произведениями.

Поскольку инициатором приглашения луганской писательницы выступил поэт Сергей Жадан, то именно ему некоторые общественные активисты также выразили свое недовольство. Однако поэт считает, что приглашение Заславской не было ошибкой, потому что «с врагом нужно говорить с глазу на глаз». «Никто не принимал позицию Елены. Мы смотрели друг на друга, как враги, никто не изменил свою позицию, не было братания или каких-то компромиссов, — заверил Сергей Жадан. — Речь шла о том, чтобы обсудить какие-то вещи. Мы делали то, что нам придется так или иначе делать».

Второе. На минувшей же неделе журналистка Общественного Телевидения Анастасия Станко провела мастер-класс в Школе журналистики УКУ, где рассказала о том, как подбирать слова для освещения конфликта на востоке Украины. Ее выступление вызвало достаточно бурную реакцию в соцсетях — мнения разделились: есть те, кто критикует, а есть те, кто поддерживает.

Приведем один из примеров. «Мы в своем словаре говорим: «украинские» вместо «наши». Избегаем слов «герои». Пытаемся не использовать слово «зачистка», которое употребляет российская пропаганда. Не очень хочется быть похожими на них. Это слово имеет негативное значение, а мы же говорим о людях. Даже если они из ДНР. Также мы не употребляем слова «бандиты» и «террористы», — говорит Станко. 

О чем это свидетельствует? «Моторала» не террорист? Удивляет сервильность позиций многих журналистов — давняя болезнь украинских масс-медиа. Все хотят об этом дискутировать, но нет общей смысловой платформы.

Третье. Дальше читаем в журнале «Новое время» заголовок: «Обед с Андреем Куликовым»: Ведущий политического ток-шоу убежденно говорит о том, что со сторонниками сепаратизма нужно не воевать, а разговаривать.

Все эти события свидетельствуют о том, что готовится определенная почва. Отношение общества к упомянутым событиям еще вырабатывается, но гражданам уже рассказывают и показывают — «как надо». Давайте вспомним, что у нас АТО, а не война, нам говорят с самого начала. Выходит то, ради чего Кремль начал войну против Украины, постепенно достигает своей цели? 


Легитимизация лирикой,

или Зачем Европе поэтесса из «ДНР-ЛНР» и имя Жадана

Леся ИВАСЮК, доктор философских наук, университет Вены, переводчик

Когда недавно я узнала по австрийскому телевидению, что Сергей Жадан попал в пятерку лучших авторов декабрьских европейских рейтингов, то очень обрадовалась. А когда вчера под вечер прочла о «международной дискуссии», на которую Сергей Жадан пригласил «поэтессу» из т.н. ДНР-ЛНР, его обращение к ней, а также комментарий Юрия Винничука в ФБ: «Тем более, что все профинансировала Европа. И она заказывала музыку», уточнив: «Немцы заказали — немцы получили то, что заказали. В чем проблема? Это был их сценарий», то поняла, что радость моя была преждевременной.

Не буду рассуждать о роли Жадана в этом трагикомическом действе. Почти не сомневаюсь, что делал он это с немалой долей самоиронии. В соцсетях можно прочесть разные предположении, начиная с того, что это ошибка, что автор начинает работать против интересов государства, вплоть до объяснений, что, мол, писатель руководствовался идеалистичным призванием, стремлением пацификации и тому подобное. Были и мнения, что, мол, люди должны привыкать и к такому явлению, как «литература ДНР-ЛНР», и, таким образом, определенные группы людей общества тоже будут привыкать друг к другу, к ситуации, и, соответственно, к оккупации...

Однако я веду речь не о мотивации литератора...

Знаковым является другое.

ФОРМАТ «МЕЖДУНАРОДНОЙ ДИСКУССИИ»: QUI BONO?

Во-первых, «международная дискуссия», то есть вот такой фарсовый «литературный диалог» Украины, в лице ее ведущего литератора, с литературной «элитой» т.н. Новоросии — это начало совсем нефарсового, серьезного в своих политически-общественных последствиях, тренда.

Дай Бог, чтобы я ошибалась, но этот первый шаг, сделанный, очевидно, с подачи «Европы», «немцев» или кого-то там еще, с хорошо продуманным использованием бренда Жадана, преследует цель далеко не согласия внутри Украины. Если смотреть трезво и со знанием того, как прагматичная Европа видит Украину, ослабленную войной, а также роль Украины в Европе, то такими «дискуссиями», собственно, самим их фактом проведения, пишется история признания «ДНР-ЛНР» (даже при условии ее недолгого существования), осознают это участники и организаторы или нет. Почему бы, спрашивают меня коллеги, писателю не сделать комплименты и не покритиковать товарища поэтессу за закрытыми дверями, как литератор литератора, как коллега коллегу, за чашечкой кофе? Но нужна была публичность и символичность. Зачем? Для кого?..

Однозначным теперь является то, что этот «международный диалог» как часть интеллектуального дискурса Украины войдет в школьные учебники по истории. Аналогично, термины «Новороссия», «ДНР-ЛНР», литература «Новороссии» и тому подобное тоже не исчезнут. Ползучая легитимизация оазиса «русского мира» будет проводиться другими методами, намного более весомыми, чем литераторы и литературные тексты, но она будет продолжаться. Что, конечно, не означает, что оккупации не придет конец. Но это уже другой вопрос.

ЗАЧЕМ ЕВРОПЕ ЛИРИКА «НОВОРОССИИ»?

С чего это вдруг немцам, или, более обобщенно, Европе, захотелось послушать «поэтов» из «ДНР-ЛНР», то есть из оккупированной зоны? Да еще и именно тогда, когда на востоке Украины, а, собственно, на востоке Европы, идет изнурительная война? Следует отметить, что лишь незначительная часть населения в Европе понимает, что война идет в их (нашей) же Европе, что это и их (наша) европейская война. Я уже молчу о том, что, например, в Австрии население традиционно настроено пророссийски и воспитано на традициях «великой русской литературы». Для большинства австрийцев и СССР, и Россия — «великие», а агрессия России только подчеркивает это величие. Статистику настроений навести не могу, но прошу поверить моему долгому общению с представителями немецкоязычных стран, в частности Австрии. Вот сегодня беседовала по телефону с профессором литературы из Германии, который меня «успокаивал», что, мол, Украина относится к славянскому пространству, что гражданская война закончится и что все у нас будет хорошо — он действительно искренне радовался, что такая «международная дискуссия» состоялась, и даже глазом не моргнул, когда я перевела ему на немецкий первые 5 строк вагинальноцентрического стихотворения «поэтессы» http://fakty.ua/207289-ni-cvetaeva-ya-ni-ahmatova-no-i-ya-poetessa-pi-at.... Услышала от немца, что современные литературные антологии и не такое выдерживают. Правда, он не знает ни истории Украины, ни Россию, ни СССР. Обещал в следующем году прочитать...

Но вернемся к главному — к последствиям таких «международных дискуссий».

1. Демократичность Европы, конечно, предусматривает диалоги, форумы, дебаты, дискуссии, круглые столы и публичные беседы... Принципом здесь является свобода мнений и собраний, а также необходимость выслушать все стороны. Всегда есть кто-то, кто эти события организует и берет на себя расходы. Есть как есть. Однако когда дело доходит до угрозы государственным ценностям, например, до отрицания Холокоста или написания и распространения неофашистской литературы, то за эти преступления немало людей сидят в Австрии в тюрьме. А, например, наплыв мигрантов привел к тому, что для контроля ситуации совсем недемократично возводят колючие ограждения, за которыми видим детские слезы и руки на проволоке. В ситуации угрозы самой демократии или общественному порядку перестают действовать определенные принципы демократии. Закономерно, что готовность к политически деконструктивным компромиссам пропадает.

Поэтому в «Международных дискуссиях» с представителями «литературы» Новороссии нужно видеть не защитный маневр, а, наоборот, непрямой способ политической легитимации «ДНР-ЛНР» посредством литературы.

2. «Международные дискуссии» являются сознательно создаваемым информационным поводом для европейских медиа. То, что при этом используются известные литературные имена, не случайность. Если бы на свою роль не согласился Жадан, то это сделал бы кто-то другой. Главное — чтобы публика верила этому литератору и не ставила под сомнение правильность его действий. Именно поэтому европейский более-менее образованный обыватель, безусловно, читающий Жадана, усмотрит в таких встречах традиционное «примирение публичных интеллектуалов в контексте гражданской войны в Украине» и «шаг навстречу европейским ценностям», а правые и левые пророссийские лоббисты в Европе будут иметь из этого немалый интеллектуальный капитал.

3. В итоге хочу отметить, что сейчас литературный канон мировой литературы активно реконструируется. То есть, «мировая литература» в современном понимании это не литература качества — литературного или эстетического — как ее видел и артикулировал Гете. Нет, в настоящее время мировая литература это литература репрезентации, где качество литературных текстов не играет роли как таковой. Теории, где переосмысливается понятие «мировая литература», предложили Мадс Томсон, Оттмар Этте и др. Эти теории были подхвачены академическим миром. Поэтому будем готовиться к тому, что в европейских поэтических антологиях наряду с поэзией Любови Якимчук, Ирины Цилык, Оксаны Забужко и других будут стихотворения «поэтесс» из «ДНР-ЛНР», причем с литературоведческой точки зрения такой подбор текстов будет считаться однозначно легитимным, потому что это тоже литература, репрезентирующая и легитимирующая...

А переводчики найдутся так же просто, как и находятся литераторы с брендовым именем...

Зачем «международные дискуссии» с «Новороссией» немцам и Европе, понятно.

Зачем они сдались «ДНР-ЛНР» — тоже.

И понятно, что для товарища-поэтессы это тоже неплохо.

Непонятно лишь, зачем это украинскому обществу.

Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ