Иногда кажется, что история ничему не учит. Но это не так. Она же учит - если у этой учительницы жизни УЧАТСЯ
Владимир Панченко, украинский литературный критик, литературовед, писатель

Феномен орды

Лучшим и для мира, и для России вариантом была бы самотрансформация России
18 февраля, 2019 - 18:03
РИСУНОК ВИКТОРА БОГОРАДА

Войну, в ходе которой Россия оккупировала Крым и часть Донбасса, политики и журналисты назвали «гибридной» из-за якобы нового ее характера, невиданного в предыдущие времена.

Ранее («День» за 7.12.2017) автор писал, что никакой новизны в нынешней российско-украинская войне нет. Несмотря на изменения своего названия — Орда, Московское царство, Российская империя, СССР, РФ — это государство и по системе государственной власти, и по этнопсихологии была и до сих пор является ордой, цели которой остаются неизменными: внешняя экспансия и подавление свободы. А для реализации этих целей она всегда практиковала и практикует «гибридную войну» как войну без правил: с игнорированием законов и правил войны, установленных международными конвенциями, со смешиванием военных с гражданскими, с использованием последних в качестве «живого щита», с уничтожением жилых домов, звериным отношением к пленным и тому подобное.

В нынешней статье мы проанализируем и сложим отдельные общеизвестные пазлы в одну логическую картину, которая покажет не только неизменность российской политики и методов ее осуществления, но и то, что Россия — действительно другая цивилизация, нетипичная для современного мира государственная конструкция и историческое сообщество, застывшее во времени. Что нынешняя «российская проблема» — не в Путине и она может решиться далеко не сама собой после его ухода или отстранения от власти, а только в результате глубокой трансформации российского государства и общества.

Сначала попытаемся найти ответы на вопрос: чем вызвано такое постоянное агрессивное поведение государственного образования, которое называется Россией? В чем причина стабильности этого образования, которое довольно успешно функционирует по заданному при своем рождении алгоритму и постоянно расширяется уже полтысячи лет?

«Загадочность» России — блеф такой же, как и ее история. «Гибридность» и нынешней и всех предыдущих войн России заключается в тотальной лжи и вероломстве. Ложь началась не в 2014 году, а значительно раньше, по крайней мере в конце XVIII века, когда по заказу Екатерины ІІ была создана легенда о «тысячелетней славянско-православной России» . Эту легенду, которая по психологической сути была типичной фантазией тяжелого подростка о своем благородном происхождении, отрицали и отрицают не только европейские ученые, она неопровержимо подтверждается «родимими пятнами» Орды, которые постоянно пролазили сквозь ее европейский макияж.

Как именно Россия стала такой — и по характеру, и по размерам? При подходе к новому государству или городу ордынцы выдвигали перед их жителями простое требование: если сдадитесь и присоединяетесь к нам — вместе идем дальше завоевывать других, не сдадитесь — будете уничтожены.

Этот алгоритм поведения по отношению к целым народам Москва практиковала и практикует в течение всей своей истории. Так она уничтожила Новгородскую республику и Казанское ханство, расправлялась путем насильственного Голодомора с нелояльными Москве украинцами, путем депортации, геноциды и насильственную  ассимиляцию — с крымскими татарами, чеченцами, калмыками, десятками других непокорных народов. Сейчас пытается уничтожить оставшиеся коренные этносы РФ «мягкой» ликвидацией национального образования.

Эта же традиция воплощена в России в практику постоянного обращения в орду на индивидуальном уровне. Ордынцами не рождаются — ими становятся в процессе постоянной идеологически психологической обработки в детсадах, школах, учебных заведениях, других коллективах. Особенно системно это происходит в сообществах, члены которых лишенные свободы и объективной информации — в армии и местах лишения свободы.  Ритуалы и традиции, которые там непрерывно практикуются в отношении новоприбывших, преследуют лишь одну цель: растоптать человеческое достоинство, сделать рабами и привить ненависть к свободе.

Основа, сословный остов Орды — это денационализированные и десоциализированные «винтики». В орде нет дискриминации по этническому происхождению — исключительно  по самоидентификации и ценностным ориентирам и приоритетам. Поэтому ордынец —  это далеко не только этнический россиянин. Это лицо, предки которого или оно само ради выживания предали свой этнос или социальную группу, лишились моральных тормозов, лицо, для которого не существует понятия «справедливость». Оно внешне во всем нормальное и «дискуссиеспособно» пока не затронуть тему, касающуюся ценностей, от которых оно отреклось, — тут же человек меняется на 180 градусов. Особенно показательной является ненависть к национальным корням именно со стороны «ордызованных» националов. Именно поэтому Орда сознательно формировалась из представителей абсолютно разных этносов, она просто вынужденно взяла русский язык в качестве языка междунационального общения, как вторую объединительную «скрепу» после принятия православия. Поэтому ставить знак равенства между ордынцами и этническими россиянами нет никаких оснований, потому что по факту вторые являются таким же оккупированным и подневольным народом, как, скажем якуты или башкиры.

Советская власть и «пролетарская революция» в России — это не коммунизм Маркса-Энгельса. Пролетарии в структуре населения России начала ХХ века были в поразительном меньшинстве и просто сугубо численно не могли быть ни мощной, ни тем более превалирующей силой. Ленин просто наложил «теорию пролетарского интернационализма» Маркса на жажду орды к энтропии, на подсознательное стремление десятков миллионов ордынцев к экспансии, дал им простые и привычные для них лозунги-установки «грабь награбленное», «мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем», и потому получил их безоговорочную поддержку и победил. Путем советской версии коммунизма с «диктатурой пролетариата» добровольно пошли всего две страны в мире — и именно матери-основательницы Орды Монголия и Тува, где вообще не было ни капитализма, ни, соответственно, пролетариата.

И позже советскую власть несмотря на упорную политику подкупов, репрессий и агрессий поддержала только историческая территория орды. Каждое государство, образовавшееся после распада Российской империи, кроме собственно России, избирало либеральный или традиционный, но неордынский путь развития — от Финляндии с Польшей до Армении и Туркестана.

Орда должна быть постоянно мобильной и мобилизованной. Поэтому ордынца ничего не должно сдерживать от немедленного подключения к военному походу — ни дом, ни собственность, ни моральные ценности. Поэтому орде глубоко ненавистны свободные люди — независимые предприниматели, творческие личности, крестьяне — то есть те, кто имеет свое собственное дело или точку зрения, кто «высовывается».

Орда создавалась как военный механізм, и без войны она не может существовать. Поэтому Орда постоянно находится в состоянии или войны, или интенсивной подготовки к ней. Но наступательная, агрессивная война с возникновением международных организаций и систем безопасности стала незаконной. Поэтому России ненавистны принятые в этом мире правила сосуществования и она их соблюдает, только пока они не мешают ей оставаться Ордой. Примеров здесь множество, ими изобилует вся новейшая российская история — взять хотя бы нападение на Финляндию и балтийские страны, вторжение в Польшу, Венгрию, Чехословакию, Афганистан, убийства и вмешательства в выборы за рубежом, допинговую индустрию спортивных достижений, истерию относительно предоставления Украинской церкви Томоса.

Поэтому не стоит удивляться тому, что орда не выполняет взятых на себя обязательств. Обман противника, то есть его дезинформация, является одной из самых весомых предпосылок успеха в наступательной войне. Для орды, которая ничего не производила и жила с грабежа соседей, застать их врасплох было жизненной необходимостью, условием существования. Постоянные провокации на границах совершаются, чтобы держать подчиненных в стимуле и выявлять  слабые места соседей  для следующего удара.

Очевидно, что в нынешнем мире такое поведение России выглядит как анахронизм, а с точки зрения этики является аморальным. Но эта аморальность является неписаной государственной доктриной Орды и поддерживается подавляющим большинством ее жителей.

Так что же делать со всем этим нам и вообще мировому сообществу?

Как показывает исторический опит, массовая деморализация общества лечится исключительно путем принуждение. Раба в свободу можно завести лишь «железной рукой закона». Попытки просто дать рабам свободу без наложения на них равных, но жестких обязательств соблюдать законы приводят к коллапсу государства — так было и в 1917-м, и в конце 1980-х годов. Принуждение может быть двух видов: внешнее                — как в случае с Германией или Японией после ІІ Мировой войны, так и внутреннее — множество примеров создания независимых государств на обломках советской империи.

Лучшим и для мира, и для России вариантом было бы самотрансформация России. Необходимыми условиями здесь будут самоосознание ею необходимости избавления от фальшивой родословной и мессианства, возвращение к правде в истории и политике, законодательное и практическое обеспечение демократических и добрососедских трансформаций. Но в случае нежелания России с реализацией этого варианта мир рано или поздно неминуемо придет к необходимости жесткого внешнего принуждения.

В то же время вырваться из тисков «ордынства» каждый россиянин может уже сейчас и самостоятельно — для этого просто нужно почувствовать свое отличие от массы, стать личностью и гражданином. То есть вернуться к своим истинным корням, к своему этносу или социальной группе, чтобы отстаивать их свободу или бороться за ее возобновление. Для этого нужно будет избавиться от ошибочных иллюзий о некоторых собственных предках. Поблагодарить их за то, что они сохранили свою жизнь и дали ее вам, но раскаяться за их измену и искупать их грех вашей работой на благо свободы.

Как мы уже отмечали выше — основа менталитета орды на генетическом уровне, которая определяет стиль жизни и поведения, — отбирать чужое. Тот, кто создает собственным трудом, — уже не ордынец. Поэтому условиями деордизации является не только жесткая фиксация России в своих границах, но и побуждение ее заняться собой — то есть  подключение российского общества к творческому производительному труду.

Учитывая, что экспансионизм и милитаризм является неотъемлемыми и ключевыми составляющими кочевой матрицы, жизненно необходимым условием нивелировки ордынского менталитета будет ограничение военных расходов до размеров, необходимых лишь для целей обороны.

Только после деордизации Россия будет иметь будущее, сможет наконец вернуть свой вектор движения внутрь, оставить в покое соседей и мир, заняться собственным цивилизационным развитием, получит шанс превратиться из государства-угрозы в страну-партнера, которую будут уважать за степень развития и уровень гражданских свобод. Которая станет уважаемым членом мирового сообщества, которое соблюдает общепринятые нормы международного права и правила сожительства с другими нациями.

А до того все попытки умиротворить ее, надоумить или договориться с ней путем каких-то компромиссов не будут иметь успеха. Нужно просто помнить сказанную в свое время Голдой Меир фразу о соседях Израиля, которая так же касается и ордынской России: «Мы хотим жить. Наши соседи хотят видеть нас мертвыми. Это оставляет не очень много пространства для компромисса».

Павел ЖОВНИРЕНКО, председатель Правления ОО «Центр стратегических исследований»
Газета: 


НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ