... когда в нынешнюю глухую ночь украинство не будет себя ничем заявлять ясным и громким, то никто не пойдет за ним, когда наступит утро. А он наступит непременно.
Михаил Драгоманов, украинский публицист, историк, философ, экономист, литературовед, общественный деятель

Избавиться от «комплекса жертвы»

Как Украине победить в газовых переговорах с Россией — раз и навсегда?
15 февраля, 2012 - 12:25
ФОТО НИКОЛАЯ ТИМЧЕНКО / «День»
ФОТО РЕЙТЕР

«Мы надеемся, что договоренности в газовых делах будут достигнуты скоро на взаимоприемлемой основе». Это слова министра иностранных дел России Сергея Лаврова, которые он сказал вчера на встрече со своим украинским коллегой Константином Грищенко в Нижнем Новгороде. Как скоро это может произойти? Украинско-российская газовая эпопея длится почти год. В Киеве стремятся изменить невыгодные газовые контракты (Украина платит одну из самых высоких цен в Европе), однако россияне не уступают. Существующее соглашение их полностью устраивает, а если хотите изменений, то делайте серьезные уступки — например, отдайте по примеру Беларуси свою газотранспортную систему, говорят в Москве. Конечно, обжегшись на Харьковских соглашениях, украинские политики на это уже не пойдут. Поэтому теперь они пытаются привлечь к переговорам европейцев. Кстати, эксперты рекомендовали сделать это с самого начала. Свой рецепт — как победить в газовых переговорах с Россией, предлагает глава правления Центра стратегических исследований Павел ЖОВНИРЕНКО.

Представим ситуацию: хлебный магазин, в который не завезли согласно контракту хлеб, обвиняет в этом не пекарню и даже не хлебовозку, а дорогу. Хотя хлебовозка из пекарни даже не выезжала. Бессмыслица? Но именно это мы наблюдаем в последние годы в сфере газовых поставок, где «магазином» является ЕС, «пекарней» — Россия, «хлебовозкой» — газ, а «дорогой» — Украина.

Наиболее резонансный пример — кризис на изломе 2009 и 2010 гг. Как помним, для того чтобы «стимулировать» Украину к согласию на кардинальное повышение цены на «голубое топливо», Россия перекрыла вентили на границе с Украиной, в результате чего Европа несколько дней чувствовала существенный дискомфорт и призвала не Россию, а совместно Украину и Россию разблокировать поставки газа. В конечном итоге проблему удалось уладить путем фактического согласия украинских руководителей с российским ультиматумом. При этом с течением времени и благодаря усилиям московской внешнеполитической пропагандистской машины, «весовая категория» которой несравнима с нашей, в памяти европейцев осталась аксиома «Украина перекрыла российский газ на пути к ЕС».

Очевидно, такая ситуация нестабильности не устраивает Европейский Союз, для которого Украина, как недавно заявил еврокомиссар по вопросам энергетики Гюнтер Эттингер, «и в дальнейшем останется наиболее важной страной транзитером газа из России в Европейский Союз».

Эта ситуация со стратегической точки зрения не может удовлетворять и Россию, поскольку суживает возможности перспективного планирования в сфере газовых поставок.

Но наибольшей головной болью эта еженовогодняя неопределенность является для Украины

Нынешняя зима не стала исключением из правила. И хотя перекрытия вентилей нет, но перманентные переговоры относительно цены на газ и его объемов не дают никаких результатов из-за неуступчивости Кремля, условиями которого является или вступление Украины в Таможенный союз, или сдача ею своей ГТС, или и то и другое.

Твердость российской позиции объясняется рядом системных причин, определяющими среди которых являются:

Заоблачная энергоемкость украинской экономики.

Пренебрежение Украиной возможностей сотрудничества с ЕС и США, в частности в направлениях реформирования газового сектора, модернизации газотранспортной инфраструктуры.

Отсутствие альтернативных источников производства и поставок газа.

Гипертрофированная мягкость наших переговорщиков, вызванная в свою очередь позиционированием себя в качестве просителя, а не партнера.

Кратко остановимся на каждой из причин.

Как свидетельствует М.Гончар из Центра НОМОС, «Украина при уровне ВВП почти одинаковом с венгерским имеет почти 4-кратно высшие энергозатраты на 1 млн.долл. произведенного ВВП». Согласно его расчетам, если бы газонасыщенность украинской экономики была равной, скажем, польской, в 2010 году Украине необходимо было бы не около шестидесяти, а всего 4,3 млрд. куб. м газа, то есть она могла бы не только удовлетворять свои потребности за счет собственной газодобычи, но и экспортировать около 16 млрд. кубов! Понятно, что все это невозможно без кардинального изменения экономической стратегии, развития и стимулирования энергосберегающих производств и технологий, о чем от наших властей предержащих — за исключением принятия закона о «зеленом тарифе» — мы слышим лишь ничем не подкрепленные слова о намерениях.

Уже 13 лет Украина является членом Европейской энергетической хартии, целями которой, среди прочего, является «повышение надежности энергоснабжения... обеспечение эффективности производства, транспортировки, распределения и использования энергии». В последнее время Украина заключила несколько крайне необходимых для себя соглашений со странами Запада. Вот лишь некоторые примеры. 19 декабря 2008 года была подписана украинско-американская Хартия о стратегическом партнерстве и безопасности, в соответствии с которой стороны обязались «тесно сотрудничать над восстановлением и модернизацией мощностей украинской газотранспортной инфраструктуры» и «углубить трехсторонний диалог с Европейским Союзом относительно усиленной энергетической безопасности». 27 марта 2009 года было подписано украинско-евросоюзовское заявление, согласно которому ЕС выразил готовность выделить НАК «Нафтогаз України» на модернизацию газотранспортной системы кредит в размере 2,5 млрд. долл.

Однако все эти соглашения остаются лишь благими намерениями в первую очередь из-за того, что Украина так и не приступала к их реализации

Об альтернативных источниках производства и импорта газа — от разработок на шельфе Черного моря, добычи сланцевого «голубого топлива» до строительства терминала сжиженного газа — тоже ничего дальше разговоров пока еще не идет. «Секрет» такой пробуксовки — и не только в вопросе альтернативного источника поставок — недавно в эфире одного из телеканалов озвучил Петр Порошенко. «Мы не начинали строить терминал сжиженного газа, чтобы не раздражать Россию», — сказал экс-министр иностранных дел, председатель совета НБУ. «Кроме того, — добавил он, — Украина не начинала модернизацию газотранспортной системы и не привлекала к этому страны ЕС, потому что ждала согласия России».

В целом, в перманентной дискуссии отечественных политиков и экспертов относительно путей стратегического решения проблемы газообеспечения в основном обсуждаются лишь те предложения, которые или требуют значительных часовых и финансовых ресурсов, или связаны с ущербом для национальных интересов.

Между тем существует другой, как по мне, более логичный и эффективный вариант, который в течение нескольких месяцев может принести кардинальное изменение ситуации в нашу пользу:

Украине нужно избавиться от статуса «третьего лишнего» в газовых отношениях между Россией и Европой Российский газ поставляется в Европу еще со времен СССР. С развалом Советского Союза поставки не прекращались, и после провозглашения независимости Украины и с присоединением наших западных соседей к ЕС она стала именоваться страной-транзитером.

Но почему транзитером? Ведь Украина потребляет «голубого топлива» больше, чем все европейские посткоммунистические страны вместе взятые, следовательно, является потребителем.

К тому же она уже год де-юре является составляющей частью общеевропейского «газового союза». Напомню, 18 декабря 2009 года Совет министров Европейского Энергетического содружества, которое было создано с целью распространения опыта внутреннего энергетического рынка ЕС на страны Юго-Восточной Европы и содействия привлечению инвестициий в энергетическую отрасль стран-участниц, одобрил решение о присоединении нашего государства к этой организации. А 1 февраля 2011 Украина официально стала ее членом.

Тогда стало вроде бы очевидным — и об этом прямо заявил Валерий Язев, руководитель Российского газового общества — что вступление Украины в ЕЭС и адаптация ее законодательства к нормам Евросоюза сделает невозможным объединение НАК «Нафтогаз Україны» и российского «Газпрома».

Однако — вот уже год Украина топчется, точнее дергается на месте, посылая в Москву одну за одной делегации, которые возвращаются ни с чем.

Вместе с тем нужно просто обеспечить имплементацию вышеупомянутых соглашений с ЕЭС, создать механизм эффективного вхождения в Энергетическое содружество не только по правовому статусу, но и по всем другим параметрам: экономическим, финансовым, технологическим, географическим. Интегрирование европейского газового рынка будет означать, во-первых, защиту Украины евросоюзовским зонтиком от слишком знойной любви «Газпрома», а во-вторых — в перспективе, конечно — и соответствующее делегирование членами ЕЭС, в т.ч. и Украиной, ведения переговоров этой организацией с РФ от их имени и в их общих интересах. ЕЭС должно быть переговорщиком относительно всего объема газа и его цены для всех членов Содружества, а российский газ должен становиться европейским не, как в настоящий момент, внутри ЕЭС — на западной границе Украины, а на общей границе ЕЭС и Украины с Россией.

Какие риски и проблемы могут возникнуть в процессе реализации этого сценария? С Европой или США, подозреваю — никаких серьезных, даже ввиду последних «холодных ветров», связанных с судебными процессами над Тимошенко и Луценко. Единственным тормозом, а то и шлагбаумом, казалось бы, должен быть Кремль — но это не совсем так. И тормоз, и шлагбаум — наши собственные, первое — это жадность всех тех, кто «сидит на трубе», а второе — самоунижающее позиционирование Украиной себя в переговорах, порожденное стойким нежеланием «оскорбить Москву».

Чтобы устранить «тормоз», не скажу ничего нового, нужно просто положить конец разворовыванию газа, отделить государственный бюджет от частных счетов владельцев газопожирающих предприятий.

Чтобы избавиться от «шлагбаума», нужно избавиться от «комплекса жертвы». Как этого достичь?

Для ответа на этот вопрос стоит ознакомиться с мнением бывшего российского диссидента, в настоящее время эмигранта, В.Буковского в одном из его последних интервью. В нем нет ни слова о «Газпроме» или Украине, однако есть ключ к пониманию менталитета наших визави на газовых переговорах.

Следовательно, привожу выдержку из этого интервью.

«Первое, что нужно помнить людям, которые имеют дело с сотрудниками КГБ, — это то, что с ними нельзя договориться. Это люди, с которыми договориться нельзя, потому что они не хотят с тобой договариваться... Вы можете считать, что вы проявили цивилизованность, пошли на какие-то компромиссы — для них это только признак слабости — а значит, нужно жать дальше. Поэтому нужно зарубить себе это на носу: чем раньше вы их «пошлете», тем в большей безопасности вы будете.

Я вам могу рассказать историю. Там, правда, не совсем цензурные высказывания есть, но я их смягчу.

В лагере у нас сидел старый учитель из Закарпатья, очень интеллигентный, знал пять языков, такой вежливый, такой замечательный человечек. Вдруг «кум» (на лагерном жаргоне — оперуполномоченный) стал его сажать. Вызывает — и в карцер. Вызывает — и в карцер. А у нас был такой негласный межэтнический лагерный совет, от разных этнических групп собирались якобы попить чаю, но вообще обсуждали лагерные дела. И вот возник вопрос с этим бедным украинским учителем: что делать, почему его сажают, ведь он ничего неразрешенного не делает, никого не трогает, да и не может никого трогать. Говорю я (лучше бы молчал), знаете, из моего опыта это означает только одно: «кум» его вербует, а интеллигентный наш учитель не может его послать на три буквы. А «кума» нужно послать на три буквы, он другого языка не понимает...

Ну, инициатива наказуема. Мне говорят, раз ты так просчитал, объясни ему, он сейчас как раз из карцера выйдет. Заварил я чаю, дедушка вышел, пошли за барак, присели, и я его три с лишним часа учил, как сказать «иди ты на ...». Причем русский мат — он же полностью в системе Станиславского, там нельзя просто сказать, это нужно как бы видеть. А у него губы не складывались, он не мог вымолвить это слово, никак. Пять языков он знает, а это слово не может вымолвить. Часа три я с ним мучался, научил. Научил, он все понял. Вызвал его «кум», он пошел на пятнадцать суток, вышел, и больше его не трогали.

Вот вам история. Она очень показательная, потому что с КГБ нельзя иначе, иначе они не понимают, у них по-другому устроена голова, их по-другому учат. И вы себе вредите тем, что не посылаете их сразу на три буквы».

Кто-то скажет, что такой подход — жесткий. Но, во-первых, как говорят психологи, «с клиентом, чтобы он тебя услышал и понял, нужно разговаривать на языке клиента». А во-вторых — далеко не обязательно употреблять выражение, которое приводит Буковский. Вербальный арсенал дипломатического языка позволяет без каких-либо проблем любую самую жесткую формулировку подать в самой мягкой форме. Главное — быть честным в намерениях и последовательным в действиях.

Способно ли нынешнее украинское руководство именно к такому поведению? Наверное, уже да. Потому что история не знает исключений из правила: газовый шантаж Кремля неотвратимо поражает всех — и особенно больно тех, кто еще недавно, не находясь при власти, всегда находил с ним общий язык.

Павел ЖОВНИРЕНКО, председатель правления Центра стратегических исследований
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ