Украина не может существовать, не владея Крымом, это будет туловище без ног. Крым должен принадлежать Украине, на каких условиях, это все равно, будет ли это полное слияние, или широкая автономия, последнее должно зависеть от желания самих крымчан
Павел Скоропадский — украинский государственный, политический и общественный деятель, военный. Гетман Украинского Государства.

Колиивщина: без крайностей

Украинское восстание по российскому предписанию?
30 мая, 2018 - 10:39

На днях Еврейская конфедерация Украины обнародовала заявление, в котором выражает беспокойство по поводу решения Киевского городского совета провести в столице торжественные мероприятия в ознаменование 250-летия Колиивщины. Мы уже писали, что по поводу оценки и восприятия истории (особенно когда речь идет о таких событиях, как Колиивщина) нужно отходить от крайностей. И в данном случае вызывают отрицание некоторые тезисы упомянутого документа организации, которую недавно возглавил Борис Ложкин.

1 Не в «мировой историографии», а конкретно — в польской Колиивщина именуется «Уманской резней», вроде «Волынской резни» ХХ века. Понятно, что в Польше к Колиивщине (будем придерживаться украинского термина) отношение враждебное, но мы должны отстаивать свой национальный взгляд: да, это была огромная трагедия народа (и украинцев, и поляков, и евреев), но из этого не следует, что гайдамаки все подряд были кровавыми убийцами!

Давайте откровенно. Когда Скальковский (был такой «верноподданный» историк ХІХ в.) написал: «Гайдамаки — не воины, разбойники, воры, пятно в нашей истории», то Шевченко (тот самый «украинский поэт», как он именуется в Заявлении) ответил ему так:

«Брешеш, людоморе!».

За святую правду-волю

розбійник не встане,

Не розкує закованих у ваші

кайдани» («Холодний Яр»)

Вот так.

2 Героизация гайдамаков началась не в «советские времена» (Шевченко мы уже вспомнили, читайте также роман «советского» писателя Михаила Старицкого «Останні орли».

3 Речь не идет о «торжественных мероприятиях в ознаменование» Колиивщины, тем более о «праздновании» трагедии — речь идет о просветительских мероприятиях, рассказах в рамках отмечания трагедии.

4 Нельзя подходить к страшным событиям Колиивщины с современными евролиберальными критериями. Ведь тогдашний протест не мог быть ненасильственным — и в этом трагедия. Но установлено: Гонта в действительности не убивал своих детей!

5 Авторы заявления выступают против попыток «заменить праздник Победы над нацизмом Днем почтения памяти жертв войны». Есть впечатление, что первый праздник им намного ближе (в старой советской интерпретации), чем второй. И какие «ультрапатриотические силы» стремятся «праздновать» (?) Колиивщину?


На мой взгляд, ни тотальное осуждение Колиивщини и ее участников как «резунов», «бандитов», «убийц», ни не менее тотальная их героизация как «борцов за свободу украинской нации» не выдерживают научной критики. Как справедливо отметил Игорь Сюндюков в статье «Борцы за свободу или «резуны»-бандиты?» (сайт «Дня», 28.05.2018), «нам давно пора (особенно когда речь идет о таких событиях, как Колиивщина) отходить от «черно-белого» изображения и восприятия истории».

Да, особенно таких, как Колиивщина, — народного движения, сочетавшего черты анахронической в Европе второй половины XVIII века религиозной войны (еще век назад такие войны с их жестокостью были привычным явлением, хотя и уходили в прошлое) и антиколониального восстания будущей эпохи (через почти 90 лет в Индии вспыхнет антибританское восстание сипаев, по жестокости ничуть не «мягче» действий участников Колиивщина). А то, что украинские земли под властью Речи Посполитой испытывали тяжелое социальное, национальное и религиозное притеснение, отрицать невозможно. Как и то, что в марте 1768 года начали резню на Правобережье польские конфедераты («Барская конфедерация»), которые истязали и грабили украинское население, разрушали православные церкви и монастыри на Киевщине, Подолье и Волыни. То есть с их стороны также шла речь о религиозной войне, вызванной несогласием с решением короля Речи Посполитой Станислава Понятовского об уравнивании в правах с католиками верующих православной и протестантских церквей. А вместе с тем конфедераты выступали под лозунгом освобождения Речи Посполитой из-под влияния Российской империи, чьим ставленником был действующий польский король.

Все смешалось на Правобережной Украине. И как ни вспомнить спор между персонажами одной из пьес Бертольда Брехта: «Несчастна та страна, у которой нет героев! — Нет! Несчастна та страна, которая нуждается в героях».

Но при всем этом нельзя выпускать из поля зрения российсие факторы не только тогдашней геополитической ситуации, но и самой Колиивщини.

Станислав Понятовский уравнял православных и протестантов в правах с католиками в начале 1768 года, под сильным давлением со стороны России. Была ли эта дата случайной? Не знаю. Ведь прошло четыре года с момента избрания этого представителя польской магнатерии королем, и только теперь он совершил настоящий акт, — теперь, когда уже год группа запорожцев во главе с Максимом Зализняком под видом послушников жила в монастырях Правобережья и готовила восстание против Речи Посполитой, а синхронно с ними занимались этим тогда же назначенный епископом в Переяславе Гервасий Линцевский. Стечение обстоятельств? Вспомним и о признанном идейном вдохновителе гайдамаччины (начавшейся за несколько лет до собственно Колиивщини) Мельхиседека Значко-Яворского, игумене Мотронинского монастыря. По преданию, Мельхиседек лично освящал оружие гайдамаков в Холодном Яру. Так ли это? Действительно ли, как утверждают польские источники, епископ Гервасий и игумен Мельхиседек финансировали повстанцев? И могли ли они делать это тайно от Синода, то есть государственного органа, руководившего православием Российской империи (а также православными Речи Посполитой)? Неизвестно. И станет ли когда-то известно — ведь при Екатерине ІІ хорошо умели чистить архивы и фальсифицировать документы.

А чем была «Золотая грамота» с призывами «истребить с Божьей помощью всех поляков и жидов», якобы подписанная лично Екатериной ІІ? Ее зачитывали гайдамакам перед церемонией «освящения ножей», свидетелей этого события — которая в немалой степени, если не в решающей мере инициировала жестокость участников Колиивщины, — было немало. Так что «Золотая грамота», бесспорно, существовала. Но... пропала.

Как известно, Колиивщина шла синхронно с боевыми действиями российских войск, введенных на Правобережную Украину, против конфедератов. И что интересно: польские источники фиксируют присутствие в рядах колиев... российских офицеров и солдат. Одни из них, как, например, капитан Станкевич, до последнего боролись в рядах повстанцев, в том числе с российскими войсками. А чем занимались другие? Пишут, что все то были этнические украинцы, мол, они присоединились к своим единоплеменникам; засылала ли бы российская власть к украинским повстанцам коренных «русаков»? Убийцы Евгения Коновальца, чекистский генерал Павел Судоплатов был по происхождению и самоопределению украинцем, в совершенстве говорил на украинском языке, и именно поэтому смог инфильтрироваться в ОУН.

А вместе с тем российские войска не пошевелились, чтобы остановить гайдамаков до завоевания ими Умани. Только две недели спустя был окружен лагерь повстанцев и схвачены их руководители — Зализняк, Гонта, Неживой. А вскоре начались репрессии против других вождей Колиивщини и рядовых участников. Но при этом российские войска позволили гайдамацкому отряду (в котором принимали участие и запорожцы), преследуя конфедератов, захватить Балту и Дубоссары, тогда входившие в состав Османской империи. При этом гайдамаки заявляли о себе как воинах, официально состоящих на российской военной службе. Это событие вызвало неистовство в Стамбуле и стало спусковым крючком российско-турецкой войны 1768—1774 годов, так необходимой Екатерине ІІ.

Какими же стали результаты Колиивщини (1768—1769 гг.)? При участии повстанцев были разгромлены конфедераты, выступавшие против России и российского ставленника короля Станислава Понятовского. Разгромленными оказались и казацко-крестьянские войска на Правобережье. Крайне были напуганы поляки и иудеи (при этом российская власть выступила в роли их «спасителя»). Напуганы были и крестьяне-украинцы (десятки тысяч участников восстания и сочувствующих им были казнены польскими и российскими карательными отрядами). Укрепилась пророссийская королевская власть в Речи Посполитой. Была инициирована война России с Османской империей, которая прогнозируемо окончилась значительными территориальными приобретениями Российской империи на Причерноморье, в Крыму и на Кавказе, а главное — провозглашением формальной независимости Крымского ханата, который де-факто перешел под российский протекторат. А еще были надолго дискредитированы в глазах Европы украинские борцы против польского колониального деспотизма и российсой агрессии.

Поэтому, кажется, независимо от причин восстания и намерений руководителей Гайдамаччины, они де-факто оказались марионетками в геополитической игре Санкт-Петербурга. Конечным бенефициаром всех тех событий стала Екатерина ІІ.

...И, что интересно, ни епископ Гервасий, ни игумен Мельхиседек не пострадали. Первый ушел с должности на отдых, второй сделал неплохую карьеру в Российской империи — в 1771 году стал наместником кафедрального Софийского монастыря в Киеве, потом игуменом Выдубицкого монастыря, а в 1785 году уже в сане архимандрита стал настоятелем Глуховского Петропавловского монастыря Новгород-Сиверской епархии, где находился до смерти в 1809 году.

Сергей ГРАБОВСКИЙ
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ