Украина не может существовать, не владея Крымом, это будет туловище без ног. Крым должен принадлежать Украине, на каких условиях, это все равно, будет ли это полное слияние, или широкая автономия, последнее должно зависеть от желания самих крымчан
Павел Скоропадский — украинский государственный, политический и общественный деятель, военный. Гетман Украинского Государства.

Коварство «прямого эфира»

«Пукач дал все необходимые показания, а следовательно, в деле Гонгадзе—Подольского» можно было давно назвать заказчиков», — адвокат
14 декабря, 2017 - 19:26
ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

Хотели бы обратить внимание на свежее интервью Генпрокурора Юрия Луценко в программе «HARD с Влащенко» на телеканале ZIK. Противостояние ГПУ и НАБУ, реформа Генпрокуратуры, «дело Януковича», «дела Евромайдана», «дело Корбана»... — все это темы общения ведущей с гостем. Однако, были и некоторые другие вопросы, на которые Луценко приходится отвечать крайне редко. Своеобразной кульминацией эфира стала тема резонансного «дела Гонгадзе—Подольского». Несмотря на обещание Генпрокурора после своего назначения  в течение месяца отчитаться по поводу заказчиков в этом деле, он за полтора года так и не отчитался. А если и отвечал по поводу «дела Гонгадзе—Подольского», то только если спросят журналисты.

Какие впечатления от интервью остались у самой Наталии Влащенко: «Я знаю Юрия Луценко много лет, внимательно следила за биографическими этапами его жизни, карьерными достижениями, человеческими качествами, в частности когда он был в тюрьме. Из моего опыта он практически никогда мне не врал — ни в личном общении, ни в профессиональном, когда давал интервью, — дает комментарий «Дню» телеведущая, генеральный продюсер канала ZIK. — Да, Юрий Луценко иногда может промолчать относительно некоторых моментов, но чтобы откровенно сказать на «белое» — «черное», такого не было. Я понимаю, что такое в сегодняшнем политическом контексте быть генеральным прокурором Украины, — это чрезвычайно непростая ситуация, и здесь много чего связано: особенности отношения с Президентом, отношения с депутатами, коллегами-прокурорами и т.д. Но он, как мне показалось, действительно искренне верит в то, что делает, и очень хочет, чтобы реформа Генеральной прокуратуры состоялась. Что этому мешает? Чувствуется, что ему не хватает опыта, и еще — он очень эмоционален. Иногда бывает, его бьют за эмоциональные публичные выпады. Но я с этого, собственно, и начала эфир — всегда смотрю на цифры — кто сколько сделал по факту. Как и врачи — их работу нужно оценивать по факту того, сколько сложных операций удалось сделать, и в результате сколько людей выжило. А не в каких тапочках он ходит, какого цвета у него халат и что когда-то где-то сказал эмоционального. Я благодарна Юрию Виталиевичу, что он пришел на эфир. Большинство наших чиновников топ-уровня прячутся в такие моменты. Когда эмоционально возбуждено общество, когда много критикуют в социальных сетях. Я его пригласила, и он пришел ответить на ключевые точечные вопросы. Это смелый шаг чиновника, который, кажется, готов брать на себя ответственность».

РУКОПОЖАТИЯ ОДНОГО ИЗ ЛИДЕРОВ АКЦИИ «УКРАИНА БЕЗ КУЧМЫ» ЮРИЯ ЛУЦЕНКО С САМИМ ЛЕОНИДОМ КУЧМОЙ СТАЛИ УЖЕ ТРАДИЦИОННЫМИ... / ФОТО С «ФЕЙСБУК»-СТРАНИЦЫ АЛЕКСЕЯ БРАТУЩАКА

Да, но почему тогда тема «дела Гонгадзе—Подольского» превратилась для Луценко фактически в табу, ведь напомним, что свою политическую карьеру он, в частности, сделал именно на этом деле. Вспомните, кто стоял возле Мороза и нажимал на кнопку магнитофона, чтобы общественность узнала о «пленках Мельниченко», или его активное участие в акции «Украина без Кучмы», или его же обещание на должности руководителя МВД посадить заказчиков преступлений против Гонгадзе и Подольского. Но все это в прошлом. Сегодня же другие реалии, соответственно, другие заявления и поведение.

«...Как иногда бывает, — пишет у себя на странице в FB главный редактор «Дня» Лариса Ившина. — Собеседник «оседлал волну» и почти убедил, уже хотелось смягчить отношение. Но есть один вопрос. И журналистка его задала. И все. Карета превратилась в «тыкву».

Итак, что сделал Луценко? Отвечая на вопрос Наталии Влащенко, будут ли названы заказчики преступления по делу Гонгадзе-Подольского, Генпрокурор ответил: «Не знаю, не могу сказать. В данное время мы знаем многое, но ключевые свидетели мертвы, а один живой генерал Пукач, к сожалению, вопреки всему, в том числе и моим попыткам, даже при возможности смягчения его строжайшего наказания, не дает соответствующих показаний. Пукач — фактически последний свидетель, который мог бы поспособствовать следствию установить заказчика преступления».

«Юрий Виталиевич ответил довольно обобщенно, а я бы хотела, чтобы в этой ситуации он был более откровенным, — говорит Наталья Влащенко. — Понятно, что он на ответственной должности, есть внутренние проблемы в прокуратуре, возможно, которые он даже не может озвучить. А возможно, это политические моменты. Но ясно одно — Украина имела более чем достаточно времени, чтобы полноценно расследовать «дело Гонгадзе». И если на выходе нет конечного результата — это уже политическая история. А не история открытого следствия и желания довести дело до конца. «Дело Гонгадзе» давно должно было быть закрыто и давно должны были быть названы заказчики убийства. Эту мою позицию все знают. Дело долго не закрывают, потому что есть что скрывать — вот и все. Другого объяснения я не могу найти».

ФОТО РУСЛАНА КАНЮКИ / «День»

В действительности Пукач давно уже поспособствовал следствию и дал все необходимые показания. Просто Луценко откровенно врет. Ведь находясь на семейном мероприятии Кучмы—Пинчука YES в сентябре этого года (и не в первый раз, что показательно), нынешний Генпрокурор уже делал подобные заявления. На что была реакция людей, которые непосредственно причастны к этому делу (о нем ниже). А самое главное, сам главный исполнитель преступлений Пукач еще в январе 2013 года, когда судья зачитал приговор и спросил у него — согласен ли он с ним, на весь мир заявил: «Я соглашусь, когда в этой клетке со мной будут сидеть Кучма и Литвин».

Какие еще показания нужны Луценко? Можно подробнее. Адвокат пострадавшего в деле Алексея Подольского Татьяна Костина ранее рассказала «Дню»: «Материалы дела, начиная с досудебного расследования и заканчивая сегодняшним днем, когда дело находится в кассационном суде, дают последовательный ответ на то, кто в действительности был заказчиком в преступлении против Гонгадзе и Подольского. Показания Пукача являются неизменными. Они такими были и на следствии, и на суде первой инстанции, и в апелляционном суде, и в кассационном суде. Более того, в заседании кассационной инстанции 31 мая 2017 года Пукач сообщил всем присутствующим журналистам, а позже прокуратура внесла в реестр сведения о том, что на него оказывалось давление в течение всех лет расследования. Есть лица, которые желали, чтобы он изменил свои показания и не называл заказчиков. После объявления приговора первой инстанции 29 января 2013 года, который объявил судья Мельник, Пукача спросили понятен ли ему приговор, на что он ответил, что приговор ему будет понятен тогда, когда вместе с ним на скамье подсудимых будут сидеть Кучма и Литвин. Но позже из протокола судебного заседания суда первой инстанции эти высказывания Пукача исчезли. В связи с этим кассационная инстанция приняла решение о рассекречивании аудиозаписей заседаний в Печерском и Апелляционном судах».

«Высказывания Генпрокурора Луценко просто шокируют, — продолжает Татьяна Костина. — Особенно если учитывать тот факт, что когда Луценко был на передаче «Право на власть» в эфире «1+1», то он лично сообщил, что в данном деле есть очень важные доказательства, которые, по его мнению, дадут завершить это дело и передать его в суд до окончания каденции Генпрокурора. Поэтому нынешние его заявления выдают прямо противоположную позицию тому, что он заявлял до того. И это ставит важные вопросы относительно мотивов его нынешних заявлений, особенно учитывая его последние фото с Леонидом Кучмой, который обоснованно подозревается в том, что отдал преступные приказы в отношении Георгия Гонгадзе и Алексея Подольского. Более того, когда Луценко говорит, что других свидетелей, помимо Пукача, не осталось, это еще одна ложь. А то, что ГПУ незаконно и в нарушение многочисленных международных обязательств Украины до сих пор не предоставляет пострадавшему Алексею Подольскому статус пострадавшего в деле в части заказчиков давно за пределами морали и права.  Показания Пукача никуда не делись, «пленки Мельниченко» также никуда не делись. Существуют результаты международных экспертиз в отношении того, кому принадлежат голоса на этих пленках».

Алексей Подольский отреагировал резче: «Все доказательства того, что Кучма убийца, есть даже не в недрах ГПУ. Их вполне достаточно в материалах процесса Пукача. Для чего Луценко в очередной раз солгал именно сегодня? Это ни что иное как публичная демонстрация лояльности к Кучме и Пинчуку. В то же время — сигнал о верности взятым на себя обязательствам перед убийцей».

На самом деле вся эта история является ярким примером «сбитых моральных ориентиров», о чем недавно написал философ Сергей Дацюк. Причем касается это не только политиков, но и части журналистов. Их сервильность, продажность и беспринципность все эти годы «воспитывала» терпимость к злу. Поэтому пока в «деле Гонгадзе—Подольского» не будет поставлена точка, страна будет оставаться в запутанных дебрях прошлого, двигаясь по ошибочному пути.

Иван КАПСАМУН, Вадим ЛУБЧАК, «День»
Газета: 
Рубрика: 




НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ